Опубликовано: 1502

Приеду в Алматы героем

Приеду в Алматы героем

Кто сейчас способен собирать стадионы в Москве? Как написать песни Дмитрию Маликову и почему собственное творчество лучше кабацких перепевок? Своим взглядом на закулисье российской рок-сцены делится казахстанский музыкант, фронтмен группы Che Francisco Ислам Рахимжанов.

О российских успехах группы Che Francisco мы писали в номере 8 от 20 февраля (см. “На троллейбусе до Пугачевой”). Имеющий алматинские корни коллектив сейчас обитает в Москве, где добился большого признания. Их вещь “Босиком” попала в саундтрек к сериалу “Кадетство”, трек “Не остановиться” исполнил Вячеслав Бутусов, включив его в свой альбом “Модель для сборки”, и, наконец, сама Алла Пугачева включила их песню “Вранье” (также известную как “Босанова”) в эфир своего “Радио Алла”.

По привычке балансируя на границе печатной и непечатной лексики, Ислам представил свое мнение о том, как выглядит российский рок изнутри.

Мы из Майами, “Шизгару” не играем

– Ислам, Che Francisco имеет алматинские корни?

– Да, но самое прикольное, что в Москве нас представляют как “группу из Алматы”. А приезжаем сюда — становимся “группой из Москвы”. Короче, пребываем в подвешенном состоянии. А однажды уже просто зае...ло, когда нас в очередной раз спросили, откуда мы. Я тогда им сказал: “Чуваки, мы из Майами!”.

– В общем, ты пока решил поставить крест на Алматы и не пытаешься что-то ловить здесь?

– Ну почему? У меня здесь есть новый проект, к тому же мы созванивались с ребятами из Total и с Иваном Демьяном из “7Б”. Это наши друзья. Давайте, говорю, в Алматы замутим что-нибудь. Договариваемся сделать что-то вроде фестиваля.

– Как ты решил перебраться в Москву?

– В Алматы наша музыка была неформатной, потому что люди привыкли слушать в заведениях “Шизгару” и тому подобные перепевки. Когда мы стартовали, нас сразу заметили, стали приглашать в прямой эфир, начались корпоративы и т.д. Но мы вообще не пели чужих песен. Единственно, как бы дань Цою, пели его “Кукушку”.

Ну и выхожу я как-то из кабака, где мы отыграли, иду и думаю: “Какого члена я вообще здесь делаю?”. Люди не понимали нашу музыку, потому что это неформат. И буквально через три дня мы улетели.

– Ты нашел, что искал?

– Пока в поиске. Потому что мы не подписали еще ни одного контракта с лейблами, хотя были разные предложения. Сейчас у нас есть зависший контракт с “Союзом”. Уже было решено, что нами будет заниматься саунд-продюсер “Мумий Тролля”, что сводиться материал будет в Лос-Анджелесе, всё было готово. Это был офигительный контракт! И тут е…нул кризис, и нам сказали: “Ребята, давайте подождем немножко”.

Соберем стадион по-любому!

– Как проходят ваши московские будни? Концерты, клубы?

– Наш барабанщик Данила, было время, играл сразу в пяти разных проектах. А сейчас добрался до офигенной группы, где он уже стоит на гарантии, ему платят нормальные деньги. Серьезный проект, к ним даже на репетицию подтягивали шведскую группу Secret Service. Наш басист Серега Ашмарин вообще работает в Государственном оркестре “Гусляры России”. Он выступает в Кремле перед людьми типа Шойгу. Гитарист Андрюха — отменный музыкант. К тому же у него свой магазин запчастей. Мы приезжаем и используем его как студию. Надеваем “уши” и начинаем писаться.

Короче, честно признаться, не скажу, что у нас сейчас там все супер-пупер, но и нельзя сказать, что мы выживаем из последних сил. В общем, мы знаем, чего хотим, и идем к своей цели, которую поставили еще здесь в Алматы. Мы соберем стадион по-любому! Сейчас от Казахстана есть один известный проект – A’ Studio. Со временем и я должен приехать сюда героем.

Ели лапшу и спали на полу

– Ну станешь героем, а что дальше?

– Ты знаешь, что будет завтра? Я тоже не знаю. Может, я сейчас кого-то оскорблю, но у здешних музыкантов никаких амбиций, лишь единственная цель — заработать денег. Все! Мы с парнями приезжаем в один алматинский кабак, там каверы. Я говорю: “Валим отсюда!”. Приехали в другое место, потом в третье, везде одна и та же история — перепевки. А ведь когда чувак выходит со своими вещами – это гораздо честнее. Пофиг, что криво, пофиг, что с одной гитарой, какая разница, поймут его все или не поймут. Ты играешь свое – вот что важно.

Однажды я выступал в гостинице перед какими-то пузатыми дядьками. Вышел один, с гитарой, бухой в ж… сел на стул и в процессе выступления еще умудрился упасть с него. Я тогда спел: “Мне вчера приснился сон. Че Гевару я увидел. Он говорит: “Давай бухнем”. А я, конечно, не обидел”. И мне было пофиг, что я не играю всем знакомые вещи. Зато потом те пузатые мужики подходили ко мне и жали руку. Понимаешь, люди хотят правды, хотя бы какой-то. А "бабки" только все убивают.

Когда мы ехали в Москву, я пацанам сразу сказал: мы едем жрать лапшу. Так и было: три раза в день китайская лапша с сосисками, в выходные – пельмени. Спали на полу. А потом музыканты убежали в Алматы. Все, кроме барабанщика. Я не держал их. Когда только уезжали, я сразу сказал, что с меня обратный билет с открытой датой. В течение года можете от меня убежать, я не обижусь, потому что я уважаю ваше мнение и личную жизнь каждого.

– А на что живете?

– Я же говорю, все мои музыканты делают что-то параллельно. А я ничего не делаю, только песни пишу.

Лепс ждал от меня попсы

– Песни на заказ востребованы в Москве?

– Нет. Я как-то встречался с Андреем Мисиным (композитор, переехал из Алматы в Москву в середине 1980-х. – Прим. авт.). Этот человек писал песни для Пугачевой, Орбакайте и других. Я говорю ему: “Возьмите мои песни”. Не пропускают. Сейчас сам ищу разные варианты. Беру качеством, а не то, что сейчас любят: “Посмотри на облачко, поцелуй меня везде”. Было прикольно, когда Маликов сам меня нашел. Он написал музыку, но нужны были слова. Он прислал мне этот материал. Так я написал ему две песни. С Лепсом тоже пытались сотрудничать, правда, он ждал от меня конкретной попсы.

– Но что-то же вы должны зарабатывать на творчестве?

– Ну срубим что-то на концертах. Но этого, вообще, не хватает на жизнь. Деньги, которые можно просто пойти пропить, нормально, качественно забухать да и все. Да что про нас говорить! Вообще никто не зарабатывает денег на концертах в московских клубах, все зарабатывают на корпоративах. Либо когда выезжаешь на периферию – это за пределами МКАД можно пальцы гнуть. Единственная в России, кто может держать шесть часов полный “Олимпийский”, это госпожа Рамазанова.

– Москва избалована?

– Избалована, потому что там постоянно наплыв музыкантов. Америка, Британия, все, что хочешь... А из местных групп, знаешь, кто востребован? Amatory (группа из Санкт-Петербурга, исполняющая нью-метал. – Прим. авт.). Они решили замахнуться на “Лужники”. Замахнулись – получилось. Я уважаю этих парней. Их вокалисту повезло, что его мама вышла замуж за англичанина. Ну если мастер-классы им дают музыканты SlipKnot (известная американская метал-группа. – Прим. авт.), что тут говорить – конечно, будет качество.

Короче, в Москве сейчас рулят альтернативщики. А бум эмо стал проходить. Ну, знаешь, как это бывает. Молодежи скучно, они ищут какое-то новое движение, вливаются в него. Это равносильно тому, как, помнишь, в нашем детстве, если у кого-то появлялась бейсболка с надписью USA или California, то почему бы и мне не надеть такую же.

Артем КРЫЛОВ, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

[X]