Опубликовано: 4873

Презерватив – только у дилера

Презерватив – только у дилера

Запрет параллельного импорта в Казахстане, то есть продажа брендовых товаров обычными предпринимателями без разрешения правообладателей, грозит резким взлетом цен и может зарубить на корню отечественный малый бизнес, предупреждают эксперты.Кто несет бренд?

Параллельный импорт – это не продажа подделок, а реализация оригинального товара под определенным товарным знаком, но в обход официальных дилеров. Официальных дилеров обычно в странах не так уж и много, поэтому защита их буквой закона воспринимается как угроза монополизации рынка. “Антимонопольное движение” защитников параллельного импорта в России достигло апогея. Дело дошло до криминала, адвокатов мегакорпораций стали вылавливать и предавать “народному суду”. Корпорации ответили силой закона, малый бизнес погряз в бесконечных судебных процессах. Хотя закон оказался на стороне правообладателей, российская Федеральная антимонопольная служба (ФАС) усмотрела в запрете параллельного импорта нарушение прав граждан и предложила поправить статью Закона “О защите конкуренции”, чтобы разрешить ввоз товаров в страну не только официальным дилерам, но и любым предпринимателям,  которые законно приобрели товар. Но вопрос этот так и не решен.

Казахстанские предприниматели о запрете параллельного импорта практически ничего не знали. Правообладатели товарных знаков лояльно относились к мелким импортерам. Но с вступлением в Таможенный союз ситуация начинает обостряться. Первой ласточкой стало заявление о внесении в Таможенный реестр интеллектуальной собственности товарных знаков на популярные марки авто и запрете на продажу запчастей для них неофициальными дилерами. Водители восприняли эту новость в штыки. В результате был введен мораторий до 1 сентября, но что будет дальше? Помимо запчастей запрет на параллельный импорт может коснуться всех товарных знаков, у которых есть правообладатель в Казахстане.

Кого защищаем: корпорации или потребителя?

Правообладатели говорят, что, защищая интеллектуальную собственность, они защищают и потребителей от некачественного товара. Но эксперты считают, что под прикрытием интересов потребителей кроется стремление корпораций поглотить мелких конкурентов.

– Речь не идет о защите контрафакта, – говорит юрист Сергей УТКИН, – речь о настоящих товарах, вопрос в том, можно ли завозить их свободно либо учитывать интересы одной корпорации. Эти интересы идут в разрез с интересами общества. Корпорация сама решает, что, например, в Казахстан должны идти детали именно из этой страны-производителя, а не из той, почему завозить товары надо вот по этой большой цене, а не по той. В законе сказано, что обладатель права на товарный знак имеет исключительное право им распоряжаться. Выходит, что любая компания может сказать завтра сотням фирм, что она запрещает ввозить товар под моим товарным знаком из тех же Арабских Эмиратов. Есть у нас и Закон о конкуренции в Казахстане, там прописаны ограничения, но они не применяются к соглашениям и иным договорам, связанным с передачей прав на объекты интеллектуальной собственности. В итоге интересы корпораций ставятся выше интересов потребителей.


В мировой практике есть два варианта защиты интеллектуальной собственности владельцев бренда – региональный и международный. При региональном принципе владелец бренда не теряет прав на товар, после того как продал его. В итоге продавать его продукцию могут только уполномоченные дилеры и только в определенном регионе. При международном принципе права владельца бренда заканчиваются в момент продажи товара. Далее покупатель может сам распоряжаться им.

Товары подорожают

Эксперты указывают, что надо учитывать особенности казахстанского рынка. Малый бизнес, занятый в основном в перепродажах, только начинает развиваться, если у него отнять эту возможность, мы получим лишь негативные последствия.

– Во многих областях у нас наблюдается монополизация, – говорит вице-президент Независимой ассоциации предпринимателей Казахстана Тимур НАЗХАНОВ. – Это мировая тенденция, когда крупный бизнес поглощает мелкий, но у нас практически нет конкурентного рынка. И не стоит забывать, что наша специфика не является общемировой. Мы защищаем интересы малого и среднего бизнеса – то есть тех, кто продает товары в розницу или мелким оптом. Если они не смогут заниматься своим делом, мы получим армию безработных и увеличение контрафактной продукции. Предприниматели вынуждены будут уходить в тень, а значит, бюджет недосчитается сумм в виде налогов. То, что сегодня происходит с автомобильными брендами, завтра может коснуться целого спектра других товаров. Мы получим сворачивание малого бизнеса – важного сектора, где люди сами обеспечивают себя зарплатами и трудовыми местами.

Другие негативные моменты, которые может получить потребитель от такой защиты прав интеллектуальной собственности, – подорожание товаров и даже дефицит. Поскольку завезти товар, если он идет в обход правообладателя, будет невозможно.


В департаменте таможенного контроля г. Алматы нам сообщили, что, если выявляются признаки нарушения прав интеллектуальной собственности, выпуск таких товаров приостанавливается сроком на десять рабочих дней. В Таможенный реестр уже включено 167 объектов интеллектуальной собственности. Помимо запчастей там указаны телефоны популярного бренда, включая мобильные, переносные, а также  запасные части и аксессуары, продукты питания, косметика известной марки и даже… презервативы.


Загрузка...

[X]