Опубликовано: 1300

Превращения турецкого алюминия: как СССР помог создать туристический рай в Анталье

Превращения турецкого алюминия: как СССР помог создать туристический рай в Анталье Фото - Водохранилище и плотина Оймапынар

Весной 1967 года Турция и СССР подписали договор об экономическом и техническом сотрудничестве.

Он предусматривал создание шести крупных предприятий. В том числе алюминиевого завода с собственной гидроэлектростанцией, сталелитейного завода, производства серной кислоты, НПЗ и стекольного завода. Взамен Турция обязалась поставить в Союз свои товары: хлопок, цитрусовые, табак, глинозем, ТНП.

Малая Азия находится в зоне тектонического разлома. Поэтому Турция обладает богатыми месторождениями полезных ископаемых. Но разрабатывать их она не могла, так как оставалась страной третьего мира. Европе было выгодно сбывать младшему партнеру всё необходимое сырье. Но Анкара совершила политический финт и заключила договор с потенциальным противником.

В том же году в Турцию отправились геологи, которые обнаружили в провинции Конья залежи бокситов – сырья для производства алюминия. В 1969 году в городе Сейдишехир был заложен фундамент алюминиевого комбината, а 1973 году он выдал первую продукцию – глинозем. Затем в строй вступили новые электролизный, литейный и прокатный цеха.

Чтобы обеспечить завод энергией, в 1977 году был разработан проект ГЭС на реке Манавгат.

Но построили дамбу Оймапынар в 1984 году уже швейцарцы. На ГЭС – четыре подземные турбины общей мощностью 540 МВт. В год они вырабатывают 1,6 миллиарда кВт-ч. 45 процентов от электроэнергии потребляет алюминиевый комбинат. Тогда, в 1970-х годах, он обеспечивал все потребности страны в алюминии.

Запуск других предприятий дал сырье для промышленного рынка Турции, что позволило стране превратиться из аграрной в индустриальную. За 40 лет доля промышленности в ВВП выросла с 13 до 40 процентов.

Вторая задача дамбы Оймапынар – обеспечение водой всего региона Анталья. Зеркало водохранилища на реке Манавгат в Таврских горах покрывает 500 га. Питают его горные источники.

Водохранилище позволило в разы увеличить площадь орошаемых земель в Анталье. Многочисленные поля, плантации и парники питаются водой из реки Манавгат. При посещении любого производства, связанного с сельским хозяйством, экскурсовод обязательно отметит, что воды в регионе достаточно для развития. В отличие от других районов Турции. И всё благодаря плотине Оймапынар.

В 1982 году в Турции приняли революционный закон о поощрении туризма. Министерство культуры и туризма определяло перспективные для развития районы, заказывало строительство дорог и через собственный банк выдавало кредиты бизнесу.

Одним из самых первых перспективных регионов был назван регион Анталья и с городом Сиде: климат жаркий и сухой, позволяющий выращивать даже бананы, развитое производство продуктов питания и наличие античных памятников. Но главное – избыток чистой воды, нужной не только для питья, но и для наполнения многочисленных бассейнов при отелях. 1200 за доллар: что произойдёт, если тенге будет падать со скоростью лиры

В это же время энергетика Турции переходила на газ. Сейчас половина всей электроэнергии производится на газотурбинных станциях. ГЭС Оймапынар снизила выработку. Надо было искать другие методы заработка.

С ростом туризма водохранилище было быстро приспособлено для обслуживания посетителей, обросло инфраструктурой в виде небольших кафе, магазинов, лодочных компаний и туристических агентств, и было переименовано в Green Canyon.

Сегодня Зеленый каньон – одно из популярных мест притяжения туристов и проведения водных экскурсий, которые создают уже романтический образ Турции…

Водохранилище и плотина Оймапынар – хороший пример кластерного развития экономики, который может приспосабливаться под нужды страны. Этот принцип был взят из советского опыта создания промышленных районов: вокруг крупного предприятия создается масса мелких, которые работают на продукции головного завода или комбината, создавая готовую продукцию с высокой добавленной стоимостью. Если рядом находится несколько крупных предприятий – это уже промышленный узел, который тянет экономику крупного города или области.

В 2000-х годах в РК внезапно вспомнили об этом опыте. Был создан проект “Диверсификация экономики Казахстана посредством развития кластеров в недобывающих отраслях”. Центр маркетингово-аналитических исследований заключил контракт с американской консалтинговой компанией “JEAustin”. Из 150 секторов национальной экономики были выбраны семь приоритетных, в которых были разработаны “пилотные” кластеры, в том числе металлургия, текстиль, пищевая промышленность, туризм и транспортная логистика.

Но идея как-то не “зашла”. Причин тому было несколько, но основная проста и понятна: министерства и акиматы никак не были заинтересованы в реализации проекта. Кому потеть в МИДе за развитие металлургического кластера? Или зачем акимату ЮКО создавать прядильную фабрику, если весь свой бюджет область получает прямыми платежами из Нур-Султана? Может, лучше надо плотнее работать с людьми из минфина, которые распределяют бюджет? В итоге проект не заинтересовал инвесторов. А тех, что купились на идею, ждали долгие годы разочарований и судебных процессов.

Вторая причина: нехватка инвестиций. Даже Банк развития Казахстана не удержался от арестов предприятий, которые должны были поднимать экономику страны. Потом снова суды, банкротство и продажа неликвида.

В итоге сама идея кластерного развития обесценилась так, что слово “кластер” стало если не матерным, то ругательным.

Алматы

adil.urmanov@yandex.ru

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи