Опубликовано: 3274

Последний Дракон

Последний Дракон

Было время, когда Дон Дракон Уилсон надоедал голливудским агентствам – тогда актеров с азиатской внешностью не пускали дальше порога. Это потом он стал одним из законодателей моды в кино на героев, владеющих восточными единоборствами. Сегодня кино и спорт в жизни многократного чемпиона мира по кикбоксингу сплелись воедино.В ноябре американский актер собирается выступить на чемпионате мира по казахша

тобелес (қазақша төбелес) в Астане. В эксклюзивном интервью, организованном Kit Group, Дон Дракон Уилсон рассказал “Каравану” о том, как Чак Норрис привел его в кинематограф, почему он зауважал Джета Ли и что предпочитает делать в свой день рождения.

Придумал на всю жизнь

– У вас десять титулов чемпиона мира по кикбоксингу. Когда вы сказали себе “стоп”?

– Я просто ушел на “пенсию”. Если ты не защищаешь титул один год, то пояс уходит к другому.

– Наверное, вас об этом спрашивали миллион раз: почему в вашем имени появился “Дракон”?

– Это стиль кун-фу. В 1974 году был мой первый бой, я сидел в комнате, и человек, который объявляет на ринге бойцов, зашел ко мне и спросил: “Какое твое бойцовское имя? Прозвище?”. Я быстро придумал – Дракон! Оказалось, придумал на всю жизнь. Если сейчас вы скажете просто Дон Уилсон, никто даже не поймет, о ком речь. Если добавите – Дракон, то всем все становится ясно (смеется). Так один необдуманный ответ повлиял на всю мою жизнь. Брюса Ли называли Маленьким драконом, и люди думают, что тут отсылка к нему. Но нас с ним ничто не связывало. Совпадение лишь в том, что он – Маленький, а я – большой Дракон.

Перчатка против космоса

– Правда, что в детстве вы бредили космосом?

– Да! Я хотел стать астронавтом. Но знаете, тогда меня даже в машине укачивало, а сегодня и в лодке у меня начинается морская болезнь. Какой из меня мог бы быть астронавт? Но дело в том, что мой отец – инженер, он работал со всеми первыми американскими астронавтами и космическими шатлами. Я хотел быть, как он. Но потом решил попробовать себя в новом виде спорта – кикбоксинге. И спустя 40 лет все еще им занимаюсь. Хотя я не собирался бросать и инженерное дело... Когда стал заниматься кикбоксингом, никогда не думал, что буду актером. То же самое было с Чаком Норрисом, мы с ним друзья. В 1978-м он сказал: “Дон, я получаю хорошие деньги, ты должен переехать в Голливуд и попробовать устроиться на работу актером”.

– То есть легендарный Чак Норрис вдохновил вас своим примером?

– Да, я переехал в Голливуд... Ходил на пробы, где были сотни претендентов, два года сидел без работы. Потом появились незначительные эпизоды – сыграть китайца, работающего в ресторане, или плохого парня. Тогда не было актеров-азиатов, снимающихся в голливудском кино в главных ролях. Понимаете, Джекки Чан, Чой Юн Фат, Джет Ли, изменившие взгляды кинобоссов, – все они пришли в Голливуд позже!.. Наконец в 1988 году я получил предложение сняться в первой части фильма “Кровавый кулак”... А в 2007-м вышел “Последний страж”. Считаю, что это моя лучшая работа в кино.

– После выхода в прокат “Кровавого кулака” вы проснулись знаменитым?

– Точно! А знаете, что сейчас происходит? Мне шлют сценарии – если они мне нравятся, то мы говорим о гонорарах. Сегодня, чем больше тебе предлагают за роль, тем хуже сценарий. Поэтому я предпочитаю не сниматься вообще, чем сниматься в чем попало.

Летающий супергерой

– Чем намерены заниматься теперь?

– Скоро буду сниматься в Таиланде, если мой агент утрясет все моменты. Сыграю старого тайского полисмена, который помогает американцам ловить плохих ребят. Также я недавно снялся в сериале. Раньше мне не доводилось работать на ТВ-проектах, но в Америке, если ты снялся в сериале и потом его продали мировым телевизионным компаниям, то чуть ли не всю жизнь получаешь выплаты. Яркий пример – Чак Норрис, восемь лет снимавшийся в сериале “Уокер, техасский рейнджер”.

– Речь же только об очень успешных сериалах?

– Безусловно. Но то, что очень популярно в Америке, не всегда хорошо продается в остальном мире. Например, сериал “Друзья” – большой хит в США, но в других странах тот же “Уокер, техасский рейнджер” был востребованнее. Не все, что смешно американцам, смешно в других странах. Мы же сняли сериал о старых супергероях – “Освободитель” (Liberator). Правительство сказало, что больше не нуждается в наших услугах, и нас отправили на пенсию. Но затем вдруг нас снова позвали для большой миссии. Что я делаю в фильме? Летаю! Я был глуп, но сегодня очень уважаю Джета Ли и всех “летающих” актеров. Это очень сложно снимать – у тебя повсюду подвязаны стропы и задействованы мышцы, которые никогда не используешь... Кстати, я хочу посмотреть ландшафты в Казахстане для своего фильма.

– Правда ли, что в Лос-Анджелесе очень дорого снимать?

– Дорого – потому что все знают, как заработать на кинобизнесе. Если вам нужно снять помещение для съемок или часть улицы, то с вас возьмут не как с обычного человека, а как с кинокомпании. Там на всем делают деньги. Там все умные и хитрые. Во многих других городах США это делается бесплатно, но в Лос-Анджелесе ничего бесплатного нет, все хотят денег!

“Не хочу давить на своих детей!”

– У вас трое детей. Они тоже занимаются боевыми искусствами?

– Да, чуть-чуть, хотя всем им нравятся разные вещи. Дочь может быть актрисой, хотя ей всего 10 лет. Старшему сыну – 23 года, а среднему – 20 лет, и он обожает бейсбол. Мне кажется, родители не должны заставлять детей делать то же, что и они. Я хочу дать им выбрать свой путь. Мне без разницы, будет ли это музыка, танцы или спорт. Они сами привяжутся к чему-то, если это им действительно нравится. Например, если у меня в Лос-Анджелесе есть свободный час, то иду в тренажерный зал. Мне сейчас 57 лет, и на свой день рождения я отправился в зал бокса. 20-летние ребята спрашивали меня: “Какого ты здесь делаешь? У тебя же день рождения!”. А я сказал, что нет лучшего места, где хотел бы быть в этот день... Я играл в баскетбол, футбол, занимался другими видами спорта, но все они надоели мне. Ничто не сравнится с кикбоксингом!

– Вы все еще тренируете молодых спортсменов?

– Больше нет. Мне с трудом хватает времени на самого себя. У меня очень загруженное расписание. Я много езжу по мероприятиям, связанным с восточными единоборствами. У меня по всему миру проходят обучающие семинары. Вот недавно был на семинаре в Италии, в нем участвовали 250 человек… На улице я любого среднего человека могу ударом вырубить, если захочу. Но я учу людей, не обрушивать свою силу на улице – лучше бить в зале.

– Чего ждете от участия в казахстанских боях?

– Во-первых, я не выходил на ринг 12 лет. Кроме того, я привык к 12-раундовой системе, а тут будет всего 3. Я выиграл в 1988-м чемпионат мира по кикбоксингу и удерживал титул 10 лет. Удержать титул гораздо сложнее, чем один бой. Теперь у меня нет титула, я не чувствую на себе давления, хожу в тренажерный зал, бегаю, тренируюсь с удовольствием. Если мой оппонент побьет меня, то весь мир будет знать, кто этот парень. Он вмиг может стать популярным. Мне интересно, на что я сейчас способен.

[X]