Опубликовано: 15200

Получающие огромные субсидии зерновые компании миллионера Смагулова проданы иностранцам

Получающие огромные субсидии зерновые компании миллионера Смагулова проданы иностранцам Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Почему крупнейшие зерновые компании, сидя на самых “хлебных местах”, экспорте пшеницы, оказались вдруг на грани банкротства или были вынуждены распродавать свои активы? Информация об их планах, как правило, закрыта за семью печатями. Вокруг витают только слухи, кто-то ведет переговоры с китайскими, кто-то с азербайджанскими партнерами… Но, извольте, государство все эти годы щедро субсидировало компании за счет

налогоплательщиков, и теперь мы хотим знать, кому пойдут наши несметные урожаи…

КОЛОСсальные убытки

В магазинчике рядом с моим домом подняли цену на хлеб на 5 тенге. Стоявшая передо мной в очереди бабулька возмутилась этим. На что продавец, явно с экономическим дипломом, который теперь пылится на самой дальней полке, резонно ответила: дескать, это еще ничего, вот отдадут зерновые компании китайцам, будем по 200 тенге продавать. Ситуация на рынке действительно животрепещущая. До людей долетают новости, а потом в пересказах на кухнях они наполняются угрожающими то ли подробностями, то ли выдумками.

На самом деле зерновая отрасль страны закрыта, все ее участники под прикрытиями коммерческой, банковской и других видов тайн практически не выдают информацию.

При этом все эти годы крупные компании получали огромные субсидии от государства. Действовал погектарный метод, который отменили только в этом году: в министерстве сельского хозяйства признали его, мягко говоря, неэффективным… Подсчитать, сколько всего денег было отдано налогоплательщиками в виде самых разных видов поддержки, сложно. Но ясно одно – суммы колоссальные.

Владельцы зерновых гигантов вошли в списки Forbes, их состояние исчисляется миллионами-миллиардами, поэтому новость о том, что некоторые компании находятся на грани банкротства или компании уже были проданы, но при этом так и неизвестно кому, вызывают настороженность. Мы решили разобраться, что же происходит на рынке зерна и муки. Но сделать это оказалось непросто. Эксперты, которые прежде с удовольствием отвечали на вопросы по ценам, прог­нозам на зерно, наотрез отказались комментировать состояние дел крупных компаний. Я выслала десятки запросов, но после ознакомления с темой аналитики резко оказались на хлебоуборке, в полях, абсолютно без связи с внешним миром.

В общем, тема острая. Поэтому мы обратились непосредственно к самим компаниям, собрав на них максимум информации из открытых источников. Реакция была самой разной. Нас интересовал вопрос: кому они продали либо собираются продавать свои активы, которые, напомним, были заработаны не без помощи нас с вами – налогоплательщиков.

Смагулов продал компанию ребятам из Азербайджана?

В рейтинге 50 самых богатых казахстанцев, по версии Forbes в 2016 году, господин Смагулов занимает 12-е место, его состояние оценивается в 470 миллионов долларов. Долгие годы ему принадлежала одна из крупнейших компаний, которая занималась производством муки, – “Зерновая индустрия”. На ее сайте, который, к сожалению, сейчас закрыт, было сказано, что компания является одним из крупнейших экспортеров казахстанского зерна на зарубежные рынки – в Россию, Украину, Грузию, Иран, Узбекистан, Азербайджан, Турцию и так далее. У нее 7 элеваторов по стране, 3 мелькомбината и 4 макаронные фабрики. Но несколько лет назад появились разговоры, что Смагулов планирует продать эту компанию. Потом эту информацию он официально опроверг.

Почти месяц назад наша газета выпустила статью “Были бояре, стали крестьяне” (“Караван”, № 31 от 12 августа 2016 года), в которой мы написали, что “Зерновая индустрия” принадлежит Смагулову. Тут же выяснилось, что она все-таки была продана аж в 2014 году. Информация о продаже после этого появилась и в других источниках, но вот кому была продана компания и по какой причине, г-н Смагулов не сообщал. В результате появилось множество домыслов. Версии, кому достался агробизнес миллионера, пошли самые разные: от местных миллионеров до ребят из Азербайджана… Учитывая, что и эта компания получала субсидии и поддержку от государства все прошедшие годы, мы посчитали, что граждане страны имеют право знать, куда ушли активы…

И вот спустя полтора года молчания на эту тему г-н Смагулов приоткрыл нам тайну продажи. В официальном ответе нашей газете сообщается, что “большая часть “Зерновой индустрии”, в том числе аренда земель, на которых развивались животноводческое и растениеводческое направления агробизнеса, были проданы менеджерам компании, работающим в ней на протяжении многих лет. Часть компании была продана инвесторам, которые имели рынки сбыта в Российской Федерации и Азербайджане, что благотворно повлияло на дальнейшее развитие этих предприятий. В частности, Костанайский мелькомбинат был продан азербайджанской компании, а Желаевский мелькомбинат – российской компании. Предприятия по-прежнему приносят доходы в бюджет нашей страны в виде налоговых поступлений. В компаниях работает местное население. Учитывая, что Казахстан – нетто-экспортер муки, то данная мера значительно укрепила позиции предприятий. В конечном итоге в вышеупомянутых компаниях все казахстанское, и только готовая продукция реализуется на экспорт”.

Бизнес Розинова “отойдет” банкам?

Пожалуй, самой скандальной зерновой компанией последнего времени можно назвать “Иволгу-Холдинг”, которая принадлежит Василию Розинову. В казахстанском списке Forbes он занимает 41-е место с состоянием в 105 миллионов долларов, с указанным источником доходов: АПК. У “Иволги-Холдинг” 700 тысяч гектаров сельскохозяйственных земель и четверть всего производства зерна по стране. Также Василий Розинов вошел в список Forbes самых крупных земле­владельцев мира. Ему принадлежит более полутора миллионов гектаров земель в разных странах, более 30 элеваторов, заводы, торговые дома, СМИ. Казалось бы, какие могут быть проблемы у такого гиганта? Но, оказывается, компания в долгах как в шелках. И претензии к ней имеют сразу несколько банков.

В 2011 году Евразийский банк развития активно кредитовал аграрный бизнес, компании Розинова было выдано 80 миллионов долларов до 2014 года. Но вернуть всю сумму аграрий не смог, долг пытались реструктуризировать, шли на переговоры, а в результате все-таки оказались в суде.

За это время было написано немало “разоблачительных” статей о бизнесе Василия Розинова. Самого бизнесмена прозвали тихим олигархом за то, что он вообще не дает никакой информации. А зря. СМИ стали публиковать самые разные предположения. В одной из статей прозвучало, что Розинов грозился при отсутствии помощи продать активы китайцам. Этот вопрос мы задали Василию Самойловичу в нашем официальном запросе. Но ответа так пока и не получили. Впрочем, не исключено, что активы “Иволги” ждет другое будущее. Сценарий банкротства российской части компании может повториться и в Казахстане. Там права на активы компании уже оспаривают Сбербанк, Россельхозбанк и Королевский банк Шотландии.

Вопрос о том, возможно ли, что казахстанские банки станут владельцами его активов, мы задали Розинову тоже. А параллельно обратились в сами банки. На наш запрос Евразийский банк развития ответил слишком сдержанно: “Спасибо за интерес к деятельности нашей организации. В настоящее время по вашему запросу можем констатировать факт того, что продолжается активный переговорный процесс между ЕАБР, “Иволгой-Холдингом” и рядом заинтересованных сторон”.

На вопрос, что вообще происходит на зерновом рынке, аналитики банка дали такой комментарий.

– Сложности у компаний зернового сектора наблюдаются не только в Казахстане. Общими причинами для всех является существенное снижение цен на зерновые на международных рынках под воздействием двух факторов – это регулярный избыток предложения и снижение цен на энергоносители. В течение трех последних лет (2013–2015) цены сокращались каждый год в среднем на 11,2 процента. В совокупности цены на зерно сократились приблизительно на 38 процентов, если сравнивать цены в декабре 2015 года с декабрем 2012-го. Экспортные доходы также стремительно сокращались в течение этого периода (на 25 процентов в среднем каждый год). Так, экспорт зерна Казахстана, по итогам 2015 года, составил 675 миллионов долларов США, что на 42 процента меньше, чем в 2012 году. Естественно, такое длительное сокращение оказало негативное влияние на зерновые компании. В 2016 году сокращение цен продолжается и уже составило 11,4 процента по итогам I полугодия. Более того, в России и Казахстане в этом году ожидаются рекордные урожаи. Соответственно следует ожидать сохранения сложностей в секторе и по итогам текущего года, – сообщил нам заместитель начальника управления стратегического и отраслевого анализа ЕАБР Арман АХУНБАЕВ.

Китайские инвестиции миллионера Молдабекова

Еще один гигант зернового рынка – компания “КазЭкспортАстык” – тоже, как Гюльчатай, прячет личико от журналистов. Между тем скандалы сотрясали компанию несколько лет. За считанные годы она спикировала с позиций флагмана аграрного сектора с возможностью привлечения мегаинвестиций в страну до практически банкрота, которого сейчас выхаживают, и официально компания находится на “реабилитационной процедуре по решению специализированного межрайонного экономического суда Астаны”. Но все по порядку.

Конечно же, читателя интересуют ее владельцы. Официально на KASE размещена информация об эмитенте АО “Холдинг КазЭкспортАстык”. Также сообщается, что данный эмитент допустил дефолт по купонным облигациям и задолженность урегулирована путем реструктуризации долга. Среди акционеров компании Европейский банк реконструкции и развития – доля 8,67 процента, остальные акции поделили Р. Ж. Молдабеков и ТОО “Инвестиционная компания “АПК”, которой владеет он же.

Сам господин Молдабеков мелькал в прошлые годы в списках самых богатых людей, так, в 2015 году он занимал 48-ю строчку рейтинга с состоянием 95 миллионов долларов. В этом году в рейтинге его не оказалось.

Полгода назад министерство сельского хозяйства объявило о планах привлечь в эту компанию огромные деньги, возможно, это и был тот самый план оздоровления.

– “Финансовая группа из Гонконга Oriental Patron совместно с партнером ПСК намеревалась вложить в развитие казахстанской компании для совместной работы по развитию в Казахстане глубокой переработки сельскохозяйственной продукции для дальнейшего ее продвижения на китайский рынок. Общая сумма инвестиций должна была составить порядка 500 миллионов долларов, – сообщала пресс-служба МСХ.

Но после этого сообщения воцарилась тишина. Пришли ли инвестиции? На каких условиях? Пока чиновники молчат, мы обратились к финансовым аналитикам. Что может рассказать финансовая отчетность, размещенная на KASE, о состоянии компании за последние полгода?

– Ситуация за последнее полугодие в целом у компании неплохая, – говорит аналитик Расул РЫСМАМБЕТОВ. – В прошлые годы она была катастрофической, сегодня мы видим по отчетности, что доходы выросли на 120 процентов. Прибыль – на 71 процент. У компании наблюдается снижение по долгосрочным кредитам на 3 процента, но при этом выросли краткосрочные обязательства на 49 процентов. Не исключаем что в компанию пришел инвестор. Но он не хочет рисковать и дает только “короткие” деньги.

На наш запрос, отправленный компании “КазЭкспорт­Астык”, мы опять-таки не получили ответа. А ведь хотелось бы узнать: кто все-таки дал деньги и на каких условиях?

Депутат мажилиса Айкын КОНУРОВ: О зерновых проблемах и китайской фобии

– Ситуация на рынке зерна и муки действительно сложная. Некоторые компании пытались экспортировать продукт переработки зерна и заняли лидирующие позиции по муке, но кое-кому это не понравилось. Нашим дали понять: вы можете купить заводы, но ваша продукция у нас сертификацию не пройдет. Европейский союз полностью закрыл рынок для нас. И через наших соседей стали создаваться условия, чтобы мы не могли поставлять муку на наши традиционные рынки: в Узбекистан, Таджикистан, Афганистан.

Что касается зерновых компаний – в принципе, наши сами запутались. Уровень господдержки для крупных зерновых компаний был очень хороший. И они надеялись, что это будет вечно. Не учли некоторые геополитические факторы и оказались у разбитого корыта. Рынки стали закрываться, цены стали падать. Многие в результате некачественного менеджмента, не учитывая внешние факторы, оказались на грани банкротства. Вроде бы открылся рынок Ирана, но ситуацию не отыграешь, компании уже лежат на боку. Очень тяжелая ситуация, как в басне Крылова “Лебедь, Рак и Щука”, – все тянут в разные стороны. Я вижу выход в том, что придут транснациональные компании и начнут работать на нашей земле. Те, кто работал, потеряли уже интерес.

– Приход китайского инвестора не вызывает опасений?

– Честно сказать, не вижу опасений. На деньгах не написано, чьи они. Китайские инвесторы присутствуют во всем мире. Есть масса зарубежных гигантов, где большой пакет акций держат китайские компании, тот же Volvo, например. Тут вопрос состоит в том, чтобы земля не оставалась в частной собственности у этих инвесторов. Мораторий введен, и проблем быть не должно. Если мы вошли в глобальные процессы, бояться китайских, американских денег не стоит. Американцы наложили вето, когда китайцы хотели зайти в их нефтянку, но США - это совсем другая страна, она может напечатать себе деньги, а мы при существующей денежно-кредитной политике Нацбанка находимся в очень жестких условиях в зависимости от иностранных кредитов или инвестиций.

– В обществе существует китайская фобия…

– Она, мне кажется, искусственно наращивается, культивируется среди простых людей. Сколько инвестиций поступило в нефтянку, никто же не говорит. У нас почти 70 процентов у иностранцев. Основной доход мы получаем от нефти, а доля от сельского хозяйства мизерная.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи