Опубликовано: 1117

Полная попера!

Участники интернационального квартета Il Divo хорошо делают несколько вещей: перепевают номера из классики, одеваются в костюмы от Армани и занимаются, по сути, обычной поп-музыкой. Найдя некогда формулу успеха, они выпускают очередную студийную работу The Promise, которая, однако, не приблизила их к прозрению.

Телевизионному продюсеру из Британии Саймону Кауэллу долго не давала покоя слава слепого итальянского тенора Андреа Бочелли, который с успехом стал совмещать в своем творчестве как оперный материал, так и кроссовер (пересечение) классики и поп-музыки. При этом армия его поклонников и, что немаловажно, поклонниц выросла до неприличных масштабов. Поняв благодатность сей нивы, Саймон срочно решил организовать нечто подобное, при этом пойдя в слиянии стилей еще дальше. Что-то он позаимствовал у Бочелли, а что-то у... попсовых бойз-бендов. По задумке продюсера, его питомцы должны были петь, как три великих тенора – Паваротти, Каррерас и Доминго (которые тоже, кстати, любили быть поближе к народу), а выглядеть, как модели.

Новый проект долго запрягал, но зато поехал он быстро и без остановок. Кастинг для участия в Il Divo проходил два года в разных странах, однако затем квартет стал делать релизы с завидным постоянством – в год по пластинке. Тем более особых мук творчества коллектив явно не испытывает. Кладезь хитовых классических произведений неисчерпаем, да и не перевелись современные авторы, способные писать поп-треки для симфонического состава.

Жанр, в котором работают Il Divo, называют operatic pop – оперная поп-музыка. Но еще более удачный термин этому стилю недавно придумала западная пресса – “попера”. Как правы оказались наши коллеги, даже не догадываясь, насколько в точку они попали с этим двусмысленно звучащим на русском языке словечком. Признаться, в случае с глянцевым квартетом Il Divo первая буква “п” даже как-то мягко звучит.

Из одиннадцати композиций пятого альбома The Promise только четыре написаны специально для Il Divo. В остальном же это проверенные шлягеры разных времен и народов, переведенные, правда, зачем-то на испанский и итальянский языки. Это “Адажио” Альбинони (куда же без него?), Hallelujah канадского автора и исполнителя Леонарда Коэна (это красивейшая песня более всего известна нашей аудитории по мультику “Шрек”), The Winner Takes It All (Va Todo Al Ganador) шведского поп-квартета ABBA...

Но начинают они уж совсем по-бойз-бендовски. Песня The Power of Love (La Fuerza Mayor) взята из репертуара английской танцевальной поп-группы Frankie Goes to Hollywood, популярной в 1980-х годах. Фишка этого номера в том, что его заглавная фраза на испанском языке La Fuerza Mayor созвучна со строчками из песни Юли Савичевой “Сердце мое, прости за любовь...”, что делает прослушивание куда более увлекательным.

Собственно, материал получился на любителя, точнее, любительниц. Камень преткновения – это утомляюще одинаковое звучание композиций. Практически все они записаны будто под копирку. Начинаются песни с солирующего тенора и прозрачного аккомпанемента, а к третьему-четвертому куплету вступает весь оркестр, и четыре вокалиста всем миром набрасываются на бедную музыку. При этом, как машина, почти в каждом треке работает ударная установка, что ни капли не украшает исходный материал. Все получается безыскусно и прямолинейно, в отличие от того же Бочелли, на которого так старались быть похожими участники коллектива.

Завершает диск The Promise кавер-версия англоязычного христианского гимна Amazing Grace про прозревшего грешника. Когда прозреет публика, готовая с замиранием сердца слушать поделки от четверки модных исполнителей, можно только догадываться. О покаянии самих артистов, пожалуй, говорить не приходится, пока их лица и томные голоса востребованы у фанатов по всему миру.

Артем КРЫЛОВ

Загрузка...

[X]