Опубликовано: 1029

Подземная сторона “медали”

О проблемах простых рабочих госчиновники зачастую вспоминают лишь тогда, когда эти проблемы нарушают тишину их кабинетов и бросают тень на их мундиры. Вот и в отделе внутренней политики акимата города Шахтинска, похоже, решили “нокаутировать” собкора “Каравана” своим “праведным гневом”.

Возмущение отдела внутренней политики

В №14 от 2 апреля в “Караване” был опубликован материал “Борьба за каждую копейку”. Мы рассказали об инциденте на шахте “Казахстанская” АО “АрселорМиттал Темиртау” (АМТ). Шахтеры позвонили в редакцию и сообщили, что ночная смена осталась в лаве, а ремонтная не спустилась. Рабочие были недовольны, что их лишили премии за март. Профсоюз шахты уверил, что под землей рабочие не задержались, разбирались с ними на поверхности. Вопрос с выплатой урегулирован, деньги рабочим выплачены. Председатель профсоюза угольщиков “Коргау” Марат Миргаязов лично заверил, что конфликт исчерпан. Но, как оказалось, не все остались довольны таким исходом.

Чиновники из отдела внутренней политики акимата города Шахтинска потребовали опровержения: “Откуда у вас такие сведения? Кто сообщил? Требуем опровержения! Назовите фамилии! Мы опросили рабочих, и никто не сознается, что звонил вам и сообщал об этом факте!”.

Такое впечатление, что чиновники жаждут только одного: выяснить, кто из рабочих посмел без приказа открыть рот.

“Допускаю, что рабочие, позвонившие вам, сгустили краски, – говорит председатель профкома шахты “Казахстанская” Василий Давыденко. – Но они порой идут на обострение ситуации, чтобы обратить внимание на наши проблемы, в решении которых мы, к сожалению, имеем очень мало союзников. Не секрет и то, что у рабочих есть основания не доверять администрации и чиновникам…”

Миллионная “арифметика”

Компания “АрселорМиттал Темиртау” не устает напоминать об инвестициях, вложенных в модернизацию оборудования угольных шахт после череды аварий. Почему же работа шахтера по-прежнему смертельно опасна?

Как заметил прокурор области Мурат Ахметов, миллионные вложения в улучшение условий труда со стороны администрации компании похвальны, но когда будет результат? “Сколько можно убивать наших людей?” – задал вопрос прокурор администрации компании.

Два года назад после череды страшных аварий на шахтах компания “АрселорМиттал Темиртау” инвестировала в модернизацию оборудования и капитальное строительство угольных предприятий 263 миллиона долларов. Но вряд ли эти миллионы сильно облегчили хозяйский кошелек. Если где-то что-то убыло, то в другом месте обязательно прибыло.

Начиная с 2007 года по схеме добровольного ухода с предприятий АМТ уволилось более семи тысяч рабочих. На их места никого не принимают. Выходит, что на схеме добровольного ухода работодатель сэкономил на зарплате около 50 миллионов долларов, а за три года – 150 миллионов? Это только то, что мы можем подсчитать. Например, со слов рабочих, в лавы спускают вместо новой техники старую, подкрашенную и отмытую. Может, оно и не так. А может, и так.

Реальные проблемы

Администрация уверяет, что по схеме добровольного ухода увольняются рабочие предпенсионного возраста, больные. Мол, высококвалифицированных рабочих никто к этому не подталкивает.

Тогда откуда такой страшный кадровый голод? По имеющимся у нас данным, на шахтах дефицит электрослесарей, рабочих подъемных механизмов, проходчиков... На отдельных предприятиях численность рабочих основных профессий составляет 50–60 процентов от советских нормативов.

“На шахтах из-за неукомплектованности штата под землей работают звенья в неполном составе. Имеются случаи, когда выемка горной массы ведется при отсутствии в проходческом звене машиниста горно-выемочных машин, а комбайном управляет рядовой проходчик. На шахтах острая нехватка квалифицированного персонала”, – говорит главный технический инспектор труда профсоюза угольщиков “Коргау” угольного департамента “АрселорМиттал Темиртау” Валерий Герасимов.

…Мы уже привыкли, что у каждой проблемы, связанной с трудовыми отношениями, особенно в крупных корпорациях, всегда две стороны. Одна – чистая, лощеная, сдобренная красивыми цифрами и отчетами. Другая – реальная жизнь, которая протекает на земле и под землей. И за эту жизнь шахтерам приходится порой расплачиваться своими жизнями.

Татьяна Тен, Караганда

[X]