Опубликовано: 9784

Почему рушится рынок труда в Казахстане

Почему рушится рынок труда в Казахстане Фото - Тахир САСЫКОВ

Пятеро студентов погибли в огне, охватившем “Алматы-Тауэр” три недели назад. По разным данным, им платили от 500 тенге за час работы до 1 000 за смену. Понятно, что их труд был нелегальным, а его оплата – “серой”.

Если бы все было по закону и парни не работали за закрытыми дверями, возможно, трагедии удалось бы избежать. Впрочем, сегодня “горит” весь рынок труда – и “белый”, и “серый”, и разноцветный. Попробуем разобраться почему.

Кризис 2007–2008 годов никуда не уходил. В начале этого десятилетия он сделал вид, что вышел через дверь, а потом, когда цена на нефть начала совершать сумасшедшие скачки туда-сюда и тихо сползать в окопы, втихаря залез через форточку. Параллельно отечественный бизнес попал под пресс оголодавших контрольно-надзорных органов. А довеском к этому “празднику” – три девальвации тенге, рост тарифов и цен, которые принесли деловым людям немалые убытки.

Закон – против труда?

Немудрено, что предприниматели опять решили уйти “в тень”, как в безумных 90-х. Отсюда и неучтенная рабочая сила (включая гастарбайтеров), и возврат к зарплате в конвертах, и ясное понимание, что дешевле откупиться от представителей государства, чем отвечать по закону перед самим государством.

Из комментариев в соцсетях

“Выражаю соболезнования родителям погибших студентов. Не знаю, на кого они учились – юристов, экономистов… Хотели на жизнь заработать. Хотя знали, что трудятся незаконно. А деньги нужны”.

Не собираюсь защищать нарушителей закона ни с той, ни с другой стороны. Но неделю назад в парламенте генеральный прокурор страны Жакип АСАНОВ сказал:

– За четыре месяца наша служба экономических расследований возбудила девять тысяч уголовных дел. Мы проверили… Половина начата незаконно. А каждое уголовное дело – это три месяца прессинга бизнеса. Компании банкротились, люди лишались работы, казна теряла налоги…

Понимаю Жакипа Кажмановича. Но у каждой медали есть две стороны, а у любой палки – два конца. И как тут определить золотую середину?

Конечно, это плохо, что студенты работали нелегально. Но им все-таки платили. Беда, что работодатель пошел на такую схему, хотя по ней действуют сегодня многие. Но она спасает сотни тысяч самозанятых сограждан, которые стали такими после увольнений и отпусков без содержания.

Долго копался в статистике рынка труда по прошлому и этому году. Изумило, что разные министерства и разные эксперты дают настолько взаимоисключающие цифры, что впору обращаться к специальным врачам. За девять месяцев уходящего года обанкрочено, выставлено на реабилитацию или закрыто от 18 тысяч до 34 тысяч субъектов малого и среднего предпринимательства. Я не учитываю большие предприятия в регионах, которые с громкой помпой открыли в рамках госпрограмм и потом тихо похоронили.

Сколько людей потеряли работу в результате этих действий в этом году? Опять же от разных источников разные данные: от 59 тысяч до 185 тысяч. Кому верить?

Обращаюсь за ответом к министру здравоохранения и соцразвития Тамаре ДУЙСЕНОВОЙ.

– За время действия “Дорожной карты занятости” с 2011 года государственная поддержка была оказана 745 тысячам граждан. 563 тысячи из них трудоустроено на постоянную работу. Только за 9 месяцев текущего года участниками ДКЗ стали 146 тысяч человек, – сказала она 7 ноября (аккурат в годовщину Октябрьского переворота) на правчасе в мажилисе.

По ее словам, в числе трудоустроенных – 60 процентов безработных и 37 процентов самозанятых. Доля молодежи – 51 процент. Отличные цифры. А где люди?

Цифры против людей?

В этом году должна завершиться реализация 5 712 проектов программы занятости. Из них 3 607 – в глубинке. Большая часть их – это ремонт дорог и объектов социального назначения. Отлично. Начинаю искать в Сети: что сделано, сколько народу на них трудоустроили?

Через пару часов поисков понял, что мифический Сизиф со своим камнем может взять отпуск: одни и те же объекты у разных министерств и акиматов именуются по-разному. Ну и количество трудящихся на них. И сроки исполнения. Это уже к вопросу согласованности между ветвями власти. Тамара Касымовна в курсе, что ее данные расходятся с данными из регионов? Кстати!

Карту занятости-2011–2020 не раз меняли и дополняли. Ее изначальная цель – сдержать безработицу, снизить уровень бедности, создать новые рабочие места и улучшить условия для работодателей в условиях ухудшающейся экономической ситуации. Цена вопроса – более 450 миллиардов тенге из госбюджета и Нацфонда в 2013–2016 годах. Сколько ушло коту под хвост – одному этому пресловутому бедному коту, видимо, известно. Еще 50 миллиардов остались неосвоенными. И до сих пор почти 30 процентов экономически активного населения остаются “самозанятыми”.

Еще более 16 миллиардов выделили из госказны на организацию профессионального обучения, молодежной практики, создание социальных рабочих мест. Согласно официальной статистике, трудоустроено 65–75 процентов обученных. При этом цена одного рабочего места зашкаливает – от полутора до двух миллионов тенге.

Искал данные по областям. Где-то они есть, где-то опять несовпадения, бьющие не в бровь, а в глаз. Стоит ли такая овчинка выделки? Кто подведет итоги этой странной игры в буквы и цифры?

Мажилисвумен Гульнара ИКСАНОВА тоже заинтересовалась: а сколько в реальности было создано рабочих мест? Где произошел рост производительности труда? Какие профессии, в каких сферах и в каких объемах востребованы? Нет ответа. У министерства соцразвития и у рекрутинговых агентств опять разные цифры – в разы отличаются! А рекрутинговая компания Antal Kazakhstan даже сообщила, что на рынке труда “сокращения позади”. Позвонил, чтобы уточнить: где, с какого периода… А мне говорят: “Сейчас у нас на 20 процентов больше вакансий”.

Позвольте! Вакансии – это еще не готовые рабочие места для претендентов. Вот и комитет по статистике говорит, что занятость если в этом году не падала, то и не росла. Хотя верить такой статистике – что с ветром после пива спорить.

Напоминание “КАРАВАНА”

Два месяца назад исполнилось три года, как в Казахстане учредили праздник – День труда. Кто-нибудь помнит, как его отмечают? Премиями? Ударными вахтами? Чем-то третьим?..

Не хочу спорить и с ТОО “Прогноз Казахстан”, которое по заказу министерства труда и соцзащиты провело исследование, по итогам которого выдало, что в 2017 году численность самозанятого населения снизится на 2,4 процента. Да ну! Подождем и проверим. Недолго же?

Сено за лошадью не ходит?

Еще одна больная мозоль рынка труда – переселение граждан из трудоизбыточных регионов в те, где рабочих рук не хватает. Если прямо говорить – то с юга (к 2050 году там образуется почти 55 процентов населения страны) на север. На это богоугодное для экономики страны дело выделили 37 миллиардов тенге. Подготовили рабочие места, построили сотни квартир… А потом выяснилось, что мест этих на всех не хватит. Что квартиры эти не очень качественно построены (десятки пустуют уже 2–3 года). Да и льготных кредитов для всех переселенцев не хватит. Министр Дуйсенова, скрипя сердце и шелестя бумагами, это подтвердила.

Самое неприятное: безработные южане, видимо, утеряв опыт номадов в откочевке, отказались от переезда в незнакомые места.

Знакомая психологиня объяснила это просто:

– СССР отбил привычку. Американцы, европейцы легко переезжают. Потому что там все стандартизировано и прогнозируемо. У нас всегда в таких ситуациях будут большие проблемы и большие затраты. Причем чаще всего со стороны местных властей.

Впрочем, есть еще одно объяснение: удорожание жизни. Еда за год вздулась по разным позициям на 10–18 процентов. Тарифы – на 8–15. Лекарства – на 15–16 процентов. А прожиточный минимум на сегодня ограничен 23 459 тенге. Согласно потребительской корзине, утвержденной правительством, она вполне может обеспечить “жизнедеятельность человека в натуральном и стоимостном выражении”. Кто рискнет в этих условиях поменять место жительства?

Справка “КАРАВАНА”

Китай инвестирует 140 миллиардов долларов до 2020 года на переселение беднейших жителей из малонаселенных и самых бедных районов страны в развивающиеся. Переселение является частью госпрограммы, нацеленной на повышение уровня жизни 10 миллионов беднейших граждан страны до 2020 года. В этом году место жительства сменили около 500 тысяч граждан КНР.

Если кто не в курсе, согласно официальной статистике, на грани бедности в Казахстане всего 2,6 процента населения. А по данным Всемирного банка, у нас на грани нищеты порядка 15 процентов населения. Потому что “средняя зарплата” в Казахстане в 90 тысяч тенге в разных регионах стоит по-разному.

Ну и на закуску. Полагаю, не случайно в правительстве решили отложить всеобщее декларирование доходов населения еще на год. Не только потому, что налоговики поголовно сойдут с ума, проверяя и перепроверяя достоверность данных. Поскольку обучить граждан заполнять этот документ – необходимо время и правильно организованная просветительская кампания (никто, кстати, экономику этого вопроса не считал). И не только потому, что Сеть у нас может “упасть” из-за непогоды или поврежденного кабеля. И не только потому, что у нас половина экономики “серая”. А потому, что рынок труда у нас разноцветный.

И погибшие студенты – подтверждение этому?

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ

[X]