Опубликовано: 2952

По дорогам каменного века

По дорогам каменного века

В Центральном Казахстане имеются практически все известные человечеству минералы – от кварца до алмазов. Вопрос только в качестве и количестве.

Золотой мелкосопочник Среднего жуза этим и манил во все времена старателей и собирателей камней со всего света. За большие деньги покупали они нарисованные от руки карты с маршрутами до заветной горы на берегу степной речушки.

Наши предки отлично знали цену тем богатствам, которые хранили в себе их земли. Потому и назвали свой мелкосопочник Алтынтюбе. А речушку – Алтынсу.

Вездесущие купцы приносили вести о богатейших месторождениях горного хрусталя в Кентских горах, хризопраза на Сарыколболды, пирита в Акчатау. А в XVIII веке на Алтынтюбе бухарский купец Мохаммед Ашир-бей обнаружил единственное в мире месторождение минерала, названного впоследствии в его честь аширитом, его по сей день называют степным, или восточным изумрудом.

В Караганде уже много лет существует клуб любителей камня. И, конечно, называется он “Аширит”. Это единственная в республике общественная организация, официально зарегистрированная и объединившая знатоков, любителей, коллекционеров и фанатов минералов в одно юридическое лицо. Вы спросите, зачем коллекционерам юридический статус? Филателистам и энтомологам, может, он и не нужен. Предметы их внимания – марки и бабочки – не затрагивают государственные интересы. Совсем другое дело – минералогия. Коллекционер минералов является как бы недропользователем. Со всеми вытекающими последствиями. Так что “каменным” людям нужно объединяться, чтобы определять свой столь неопределенный статус.

На златой горе сидели…

История коллекционирования камней уходит своими корнями в самые древние времена. Подтверждением тому – агатовые скарабеи Древнего Египта, нефритовые коллекции китайских императоров, легендарные бриллианты из сокровищниц древнеиндийских раджей.

С юных лет увлекался минералогией Петр Первый. Крупнейшую коллекцию минералов собрал за свою жизнь великий Гете. Один из открытых немецкими учеными минералов был назван его именем – гетит.

Но настоящий бум возник после Второй мировой войны. Именно в те годы начали формироваться самые знаменитые современные коллекции.

Сегодня минералогией увлекаются сотни тысяч людей. Среди коллекционеров есть миллионеры, домохозяйки, академики, землекопы. Но больше всего, конечно, геологов.

Каждый геолог обязательно имеет свою коллекцию. И отдельные собрания настолько уникальны, что приравниваются к национальным достояниям.

Немало казахстанских коллекций приобрели мировую известность. Одна из таких принадлежала известнейшему коллекционеру Льву Трегубову.

Одну из самых богатых и красивых коллекций собрал первооткрыватель баритового месторождения Кайракты Дмитрий Шлейкин. Великолепная коллекция агатов принадлежала другому карагандинскому ученому – Валерию Казмину.

– Первые камни, которые я увидел и взял в руки, это были агаты Казмина, – рассказывает председатель клуба “Аширит”, геолог и коллекционер Сергей Клевцов. – Он часто приносил коллекцию на свои лекции. А свою коллекцию я тоже начал собирать еще в студенчестве. Все началось с бериллового месторождения Нура-Талды. Там первый раз мы увидели камни в породе, в шурфах. На следующее лето уже долбили аширит на Алтынтюбе. Но окончательно свихнулся на камнях на дипломной практике. Я тогда сидел на месторождении Сорбай с мая по октябрь. Мне нужно было собрать три тысячи образцов разных руд. Я ходил по всему карьеру и выколачивал молотком руду. В огромном магнетитовом валуне приметил маленькую дырочку. Когда в нее попадал солнечный луч, внутри валуна вспыхивало сияние! Я долбил глыбу кувалдой, пока она не раскололась. И передо мной раскрылась редкостной красоты жеода – крупная миндалина, внутри которой блистали, сияли, сверкали великолепные аметисты.

Бедный студент охранял свою находку почти всю ночь. Ценители и знатоки говорили, что такие жеоды попадаются очень редко. А потому весть об аметистовой миндалине распространилась быстро. Уже на следующее утро на рудник пришли коллекционеры. Принесли студенту две сумки камней на обмен. Та, первая жеода, занимает сегодня особое место в коллекции Сергея.

Глядя на это чудо природы, понимаешь, что камни действительно растут. Они вырастают внутри земли. Это ее плоды или еще только цветы? И сколько драгоценных плодов сохранено благодаря таким вот коллекционерам-любителям! Ведь если бы случай не привел на рудник студента-геолога, это великолепное творение природы зачерпнул бы ковш экскаватора, и оно навсегда исчезло бы в камнедробилке.

В основном коллекционеры собирают камни в действующих или уже заброшенных карьерах. Много минералогов среди рядовых горняков, проходчиков и буровиков. Всегда в каждой экспедиции, в каждом руднике были и есть такие чудаки, которые со смены выходят с полными карманами минералов, тащат на себе на поверхность камни, жеоды, завернутые в фуфайки. Потом, когда вся бригада отдыхает, они чистят, отмывают, скоблят каждый камешек. Мало только поднять его на поверхность. Чтобы невзрачный булыжник превратить в сверкающий чистый образец, нужно терпение и время. А до этого еще нужно уметь разглядеть в этом булыжнике драгоценный камень.

Агатовое море

Мы порой даже и не подозреваем, по каким сокровищам ходим.

– Самые интересные образцы я собрал на щебеночном карьере в черте города, – говорит Сергей Клевцов. – Однажды племянники принесли камешки. Оказалось, кварц с пренитом. Пренит в коллекционных формах – большая редкость. На том карьере я обнаружил щетки и друзы пренита. И такое уникальное сокровище пошло бы на щебенку…

Петр Ломакин после каждого штормового ветра приходит на берег Федоровского водохранилища. Искусственный водоем образовался на месте бывшего щебеночного карьера. Среди этой щебенки и собирает Петр свои агаты, которые выбрасывают волны, как янтарь после шторма на Рижском взморье.

Петр сожалеет о том, что карьер уже весь заасфальтирован. Там благоустраивают территорию и делают набережную.

– Хоть бы метров двести берега оставили, – сокрушается коллекционер. – Ведь федоровские агаты уже потеряны. Я рад, что успел собрать кое-что.

Это Ломакин, конечно, скромничает. У него прекрасная коллекция агатов. За агатами они с Сергеем куда только не ездили. Какие только горы и сопки не исходили. По их мнению, агаты – настоящие красавцы!

Камни знатоки ценят по двум параметрам – красота и редкость. Первое может оценить каждый. Второе – только истинный ценитель. С придыханием показали мне бетехтенит. Совершенно невзрачный на вид, но, оказывается, чрезвычайно редкий. В маленькой прозрачной коробочке мне продемонстрировали рутил с коленом. В руки черный камешек не дали, из чего делаю вывод о его бесценности. А Калибек Татамбаев, горняк из Сатпаева, с особой гордостью показал свой куприй. Правда, чтобы разглядеть правильной формы кристалл величиной с семечку, потребовалась лупа.

– Меня интересует именно это направление, – говорит Калибек. – Идеальные формы и грани. Совершенные многогранники и кристаллы.

У каждого коллекционера есть свое направление поиска. Кто-то ищет идеальные формы, кто-то – самый совершенный агат. Кто-то коллекционирует друзы – это группа кристаллов, наросших на общее основание. А есть такие, которые называют доскональщиками, или пунктуалистами. Они собирают крохотные образцы минералов, которые только описаны или встречаются лишь в пылинках или крохотных напылениях. Удобно – всю коллекцию можно уместить на одной полке. И неудобно – рассмотреть сокровища можно только в лупу.

Изумрудные копи купца Ашир-бея

Члены клуба “Аширит” время от времени делятся своими сокровищами с горожанами – устраивают выставки, выставляют лучшие образцы из своих коллекций. Вход бесплатный. После каждой такой выставки ряды любителей камня пополняются.

Это их не может не радовать. Потому что цель “Аширита” – объединить камнелюбов всей страны и осуществить свою самую заветную мечту: открыть маршруты минералогического туризма.

У аширитовцев глаза загораются, как их агаты, когда они говорят об этом.

– Во многих странах это уже отлично работает. В Германии закрытые шахты превращают в туристические объекты. Марокко, Индия, Африка предоставляют минералогические туры. Появляется, вернее, возрождается, это направление в России. Потому что до революции минералогический туризм был развит на Урале. А у нас возможности не хуже Урала. Акчатау, рудник Жамбула, Восточный Коунрад – богатейшие россыпи самоцветов. Там же рядом месторождения жадеита. Нура-талды – идеальный объект для туризма. А показать людям единственное в мире месторождение аширита! Оно ведь так красиво!

Мне посчастливилось побывать несколько лет назад на аширитовом месторождении на Алтынтюбе. Это действительно незабываемое зрелище. Как будто кто-то прошелся по земле громадной кисточкой, обмакнув ее в яркую зелень.

Как мы уже упоминали, это месторождение было открыто в XVIII веке благодаря любопытству и настойчивости бухарского купца Ашир-бея. Еще долго люди принимали ярко-зеленый минерал за разновидность изумруда. Зеленые кристаллы были преподнесены в дар русской императрице Екатерине Второй. И люди стали называть камень по имени дарителя аширитом. И только в 1793 году немецкий естествоиспытатель Паллас опубликовал статью, где заявил, что новый минерал похож на изумруд только цветом, но его кристаллическая решетка не имеет ничего общего с настоящим изумрудом.

Но это ничуть не уменьшило значения открытия нового минерала. А его ценность еще более возросла, когда уже современные геологические исследования подтвердили, что аширит – минерал-эндемик, то есть встречающийся только в одном месте на земном шаре. Словом, аширит – это идеальное совпадение редкости и красоты. Мечта всех коллекционеров. Они бы, разумеется, с удовольствием приехали посмотреть на аширит в естественных условиях.

А там, глядишь, и японцы прорвались бы к месторождению жадеита.

У каждого народа есть свой традиционный камень. Для России это, к примеру, малахит. Для Китая – нефрит, а для Японии – жадеит. Причем японцы, как всегда, пошли по самому трудному пути, возведя в культ минерал, который не встречается в их недрах. Они ревностно следят за каждым месторождением жадеита и по возможности “внедряются” в добычу.

Наше месторождение не самое уникальное, потому что в нем нет камней высшего качества – империалов, но запасы большие. Трудолюбивые японские туристы накопали бы здесь жадеита на пять поколений вперед.

Каменный век еще впереди

Говоря о самоцветных традициях Казахстана, мои собеседники, как ни странно, не назвали знаменитый аширит. Степной изумруд настолько хрупок, что не является поделочным камнем. Он был и остается исключительно коллекционным минералом. А истинным казахским камнем, оказывается, считается скромный теплый сердолик.

Испокон веков сердолик был самым популярным минералом у степного народа. По двум причинам: он красив и его очень много. Сердолик – это разновидность халцедона. В свою очередь халцедон – это разновидность кварца. А кварц – самый вездесущий минерал на Земле: 65 процентов земной коры состоит из кварца.

Сердолик – один из самых красивых самоцветов. В природе встречается великое множество его оттенков – от ярко-алого до желто-оранжевого. Бусы и браслеты, мониста и кольца с сердоликом – традиционные женские украшения. Кроме того, сердолику приписывают исключительные лечебные свойства. Наши предки считали, что с помощью сердолика можно победить любую болезнь и боль. И, кстати, современная наука, открывшая наличие микрорадиоактивности у этого минерала, не спешит опровергать это. В тридцатых годах в некоторых клиниках Крыма применялась сердоликовая терапия. Минерал нагревали и держали на больном месте. Отеки, опухоли, нарывы заживали за 2–3 сеанса. Эта методика применялась в сибирских госпиталях во время войны.

Так что наши предки знали, какой камень приблизить к себе.

На второе место по значимости наши степные предки ставили бирюзу. Ее было не очень много, но она очень красива. Бирюзу – камень счастья – воины носили с собой как самый надежный амулет. А женщины – как оберег, хранитель дома. Свойство камня менять цвет считалось его “умением” предупреждать о надвигающемся несчастье. Кроме того, бирюза – амулет богатства. На Востоке говорят: “Не обеднеет никогда та рука, на которой надет перстень с бирюзой”.

Кулоном и бусами из бирюзы останавливали кровь, лечили от укусов ядовитых змей и насекомых. Лечили желудок и простуду. Наверное, и впрямь помогало – иначе откуда взялись все эти легенды и поверья? Может, люди веками проверяли магические свойства камней и пришли к выводу, что янтарь поможет девушке быстрей выйти замуж, гранат принесет большую любовь. Горный хрусталь сохранит счастье в семье. Бирюза, как мы уже сказали, привлечет деньги. А оникс даст власть и могущество.

Почему на протяжении тысячелетий люди верят в магические свойства камней? И почему во все времена люди стремились обладать камнями?

– Никто не сможет ответить на эти вопросы, – говорит Петр Ломакин, страстный коллекционер минералов. – И никто не может обладать камнями. Если кристалл агата стоит у вас на полочке – это вовсе не значит, что вы им обладаете. Это иллюзия. Агаты сформировались 300 миллионов лет назад. И еще миллиард лет этот кристалл будет оставаться таким. Сколько лет человек может обладать этим кристаллом? 50? Ну от силы 70 лет… Для камней этот срок пролетит незаметно.

…Нынешним летом в Австралии геологи обнаружили алмазы, возраст которых превышает четыре миллиарда лет. То есть этим алмазам столько же лет, сколько нашей планете. Трудно даже представить, какую энергетику они несут в себе.

Никто из живых не видел, как рождаются камни, никто не увидит, как они умирают. А вот камни видели все от первого мгновения рождения нашей планеты. И только камни будут свидетелями ее заката.

Фотографии предоставлены клубом “Аширит”

Татьяна Тен, Караганда.

Загрузка...

[X]