Опубликовано: 1387

По чиновникам психиатр плачет?

По чиновникам психиатр плачет?

Психическое здоровье некоторых наших руководителей весьма уязвимо. И особенно ясно это почему-то проявляется после предъявления им обвинений в коррупционных преступлениях – они тут же “съезжают с катушек”.

Излечиваются такие больные, направленные на принудительное лечение вместо “отсидки”, на удивление быстро. Впрочем, не этот целительный эффект интересовал проверяющих из Генеральной прокуратуры РК, а судебная практика по таким вопросам.

Анализ итогов проверки показал, что особенно подвержены резким расстройствам психики, причем сразу после задержания, граждане в Алматы, в Алматинской и Южно-Казахстанской областях, тут зафиксировано 35 подобных случаев. Из них 21 обвиняемый совершил тяжкие преступления, 9 – особо тяжкие. А вот 11 человек, внезапно раздружившихся с головой, долгое время занимали должности в госорганах. Среди них 3 акима, 3 военных чина, 2 главных врача, 2 главных бухгалтера и один начальник поезда.

Поправился? Надо отсидеть

Генеральный прокурор Асхат ДАУЛБАЕВ отметил необходимость обеспечения законности судебных актов в подобных делах. Уголовное дело должно приостанавливаться при вдруг возникших психических расстройствах, а после выздоровления виновные все равно должны предстать перед судом, разъяснил он положение законодательства:

– Производство по таким делам подлежит возобновлению одновременно с прекращением принудительного лечения. Иначе это увод от уголовной ответственности, нарушение принципа неотвратимости наказания.

Однако сотрудники Генпрокуратуры, изучив судебную практику в стране, пришли к выводу: нередко вместо приостановления уголовного дела до выздоровления обвиняемые по решению суда направлялись на принудительное лечение и незаконно освобождались от уголовной ответственности.

На госслужбу – через психиатра

Самое интересное, что люди с психическими расстройствами, которым было назначено лечение по месту жительства, совершают в это время гражданско-правовые сделки, работают на производствах, ездят за рулем. То есть являются, говоря языком казенным, источниками повышенной опасности.

Законом предусмотрено, что органы внутренних дел обязаны в таких случаях вносить в суды иски о прекращении действия права на управление транспортными средствами, однако далеко не всегда это делается. Сотрудниками Генпрокуратуры установлено 208 подобных случаев.

Страшно представить, с чем сталкиваются наши люди: на работе – психически нездоровые начальники, на дорогах – неадекватные водители. Одно утешает: может, справки – липовые?

Похоже, такие подозрения есть и у прокуроров, потому что Асхат Даулбаев обратил особое внимание на “необходимость тщательного исследования обоснованности представлений учреждений здравоохранения о продлении срока принудительного лечения” для внезапно занемогших обвиняемых, особенно по делам о коррупционных преступлениях.

И уж совсем нехороший для наших чиновников момент: Генпрокуратура решила инициировать законодательные поправки о включении в перечень требований для приема на государственную службу обязательного прохождения кандидатами психофизиологического исследования – “с учетом мнения заинтересованных органов”.

Но вот вопрос возникает: а если нервная система расшаталась и мозг “поехал” уже в период руководящей деятельности? Тогда как быть? Ежегодные профосмотры чиновникам устраивать?

На этот счет на заседании коллегии Генпрокуратуры ничего сказано не было.

Однако то, что перед региональными прокурорами поставлена задача постоянного надзора за законностью судебных актов в случаях внезапных психических расстройств подозреваемых чиновников, уже хорошо. Во всяком случае, это должно целительно воздействовать на схваченных за руку коррупционеров.

Астана

[X]