Опубликовано: 1604

Песенный плагиат – катастрофа для казахстанского шоу-бизнеса

Песенный плагиат – катастрофа для казахстанского шоу-бизнеса

На этой неделе заслуженный деятель Казахстана, певец и композитор Марат ОМАРОВ отметил 30-летие творчества грандиозным концертом в Алматы. О планах поставить моноспектакль, работе с юными талантами и непримиримой борьбе с плагиатом корифей отечественной эстрады рассказал в интервью “КАРАВАНУ”.

Дочь повезла папу в США

– Это авторский вечер с участием всех “мегазвезд” – Кайрата Нуртаса, “Музарт”, Алтынай Жорабаевой, Нуржана Керменбаева и многих других исполнителей. В концерте участвуют и мои ученики, и домашние – Зарина, Азамат и Бибимариям (дети певца. – Прим. авт.), – рассказал нам Омаров за день до концерта. – В Алматы я давно не давал концерты, потому что живу в Астане, но сейчас стал чаще приезжать в рамках участия в проекте “Экономический пояс Шелкового пути”. Там есть культурная составляющая. В разных городах мы будем выступать с концертной программой, с участием представителей тех народов, чьи страны входят в проект. В июле должны поехать в Пекин, оттуда начинается месячный гастрольный тур.

– Помнится, в прошлом году в это самое время у вас была поездка по США… Как там поживают наши соотечественники?

– Меня пригласили на Наурыз, побывал в Майами, Нью-Йорке, Техасе. Отмечали праздник не только с казахстанцами, много было выходцев из стран СНГ. Я ощутил их ностальгическое настроение. Они хотели услышать и наши современные песни, и скучали по мелодиям 90-х. Пели мои песни “Наурыз”, “Анашым” и другие. Американцы говорят: что за праздник такой, раньше его не было, вы приехали и не просто хорошее настроение привезли, но еще три дня кормили бесплатно (смеется).

Я им рассказывал, что мы в Казахстане празднуем Наурыз целый месяц. В США также обучали детей игре на национальных инструментах, казахскому языку. Там были родители усыновленных казахстанских детей из Детройта, они приглашали нас приехать еще раз, хотели бы наладить связь с Казахстаном.

– Это была ваша первая поездка в Штаты?

– Первый раз в США я был благодаря своей дочери Бибимариям, ей тогда было всего 6 лет (сейчас 11. – Прим. авт.). Она выступала на конкурсе в Лос-Анджелесе, спела три песни на разных языках. Американцы ее сначала приняли за японку, пока она не появилась в национальном казахском костюме. Ей предлагали обучение в Гарвардском колледже, но мы не захотели ее оставлять. Как раз узнали, что в Турции открылось отделение данного колледжа, и поехали туда. Она училась в Анталье два года, мы там фактически жили.

Вообще мы были против, чтобы дочка пела, но она нас удивила. Раньше говорила, что доктором хочет стать, чтобы нас лечить. Потом, в 6 лет, однажды сказала: “Папа, послушай песню”, я отмахнулся, говорю: “Иди в куклы поиграй, мне некогда”. Как-то пришел ко мне племянник, настроение было хорошее, ставит диск, звучит приятный детский голос, песня – на английском языке. Спрашиваю: “Кто это?” – “Вы не узнали? Это же ваша дочка!”. Говорю ей: “Ну ладно, у нас городские, районные концерты бывают – там и споешь”. Она – нет. Вот здесь проявился ее характер. Это уму непостижимо, она своей рукой показала на карте мира, где хочет петь, – в Лос-Анджелесе! Мы узнали, что там проходит детский конкурс “Мое счастливое детство”. И через какое-то время оказались там, среди 67 участников. Дочь Гран-при взяла.

Вообще, считаю, что кроме таланта нужно еще и везение. Чтобы, как говорится, все звезды сошлись, в нужный день, в нужный час. Если бы в моей жизни не встреча с Шамши КАЛДАЯКОВЫМ, неизвестно, как бы моя судьба сложилась… В музыканты – на спор

Благословение мэтра

– Расскажите об этой судьбоносной встрече…

– Мне было лет семь-восемь, когда в наш аул в Южном Казахстане приехал Калдаяков. Самого его я тогда не знал, но пел песню о матери, голосистым второклассником был. Он подошел ко мне, сказал добрые слова и благословил. Я это запомнил на всю жизнь.

– Сегодня вы сами активно развиваете детские таланты, открыть специальную школу – ваша мечта?

– В какой-то степени – да. В Астане открыли международный центр искусства “Талант”, набираем детей с шести лет, обучаем и отправляем на всевозможные конкурсы и фестивали. Мы с моими учениками ездили в Рим, Париж, Флоренцию, Страсбург, Анталью и т. д. Даем благотворительные концерты в детских домах и домах престарелых в столице. Сейчас я воспитываю пятерых учеников в том направлении, как поет Димаш Кудайберген.

– Кстати, вы следите за дальнейшей судьбой своих учеников?

– Слежу. Я им говорю: “Вы не только пойте, но и пишите песни”. Хочу их композиторское дарование развить. Чтобы были независимыми, могли себе в будущем песни писать.

Правда, не у всех музыкальная карьера складывается удачно. Лет пять назад на одном конкурсе встретил шестиклассника. Мальчик приехал из аула. Он оказался настоящим самородком, как степь широкая, такой у него великолепный голос. На конкурсе выиграл Гран-при. Один из членов жюри, из Италии, как услышал, сказал: “Марат, мы готовы ему предоставить грант на обучение в Италии”. Но родители не пустили, он их единственный сын, сказали: зачем ему петь? Они хотели отдать его в сельскохозяйственный институт и отдали. Недавно я встретил этого парнишку на своем концерте в Астане. Он говорит – хочу петь, а в глазах – слезы, я сам заплакал. До сих пор его облик у меня перед глазами. Ведь если бы мне родители тоже сказали: не надо, зачем тебе связываться с музыкой, где бы я сейчас был? То же самое было с моей мамой: в Кызылорде открывался театр, набирали актеров, она прошла отбор, но родители не разрешили ей стать актрисой. До сих пор сожалеет об этом.

Победа Аттилы

– Почему у нас, на ваш взгляд, чтобы прославиться, нужно сначала выиграть конкурс за границей?

– Вы знаете же, что искусство требует жертв. Если есть цель, нужно долго идти. Многие ломаются на этом пути и с очень хорошими голосами уходят в тот же той-бизнес. С одной стороны, я понимаю, сейчас, чтобы выйти на конкурс, нужны денежные средства, спонсоры, покровители и т. д.

– Вы сами были лауреатами многих международных конкурсов, в ваше время было легче пробиваться?

– Не могу сказать, что легче. В 2003 году я выступал на международном конкурсе в Каире с песней “Султан Бейбарс” среди 45 участников. Поехал туда под псевдонимом Аттила, потому что сказали, что мне, как члену Всемирной ассоциации композиторов, участвовать нельзя. Но если сильно хотите – возьмите псевдоним. Случайно увидел кассету VHS с названием “Аттила” и сразу понял, какой псевдоним взять.

Как композитору, мне очень хотелось представить публике новую песню, выигрывать было не обязательно. Один куплет песни был на арабском, другой на казахском. Как раз в то время вышел фильм “Бейбарс”, видимо, момент был удачный, и моя песня выиграла на конкурсе.

– Вам нравится то, что исполняют наши современные артисты?

– Не хочу кидать камни в огород всех молодых, но есть такие, которые крадут чужую музыку. Песни переводят на казахский язык и выдают за свое. Молодежь часто берет румынские, турецкие, узбекские композиции. Мои коллеги из ассоциации композиторов возмущены этим. Это катастрофа! Нет худсовета, сейчас каждый что хочет, то и поет. Раньше существовало пять учреждений, от которых надо было получить одобрение, и только после этого исполнять композицию, крутить на радио и ТВ.

Теперь и в кино

– Недавно вы снялись в фильме “Наурыз.kz”, это первая ваша роль?

– Раньше снимался в эпизодах, но это первая большая роль. С режиссером фильма Аскаром Бисембиным познакомился в США. Он предложил написать саундтрек к его комедии и сказал, что еще есть и роль, я конечно согласился.

– А саундтреков вами много написано?

– Писал к фильму “Алгашкы махаббат”, также к ленте “Памятник” по сценарию Дулата Исабекова, многим другим. Сейчас планирую сделать моноспектакль или спектакль-концерт. Хочу создать лирическую композицию на тему почитания и уважения матери и сделать ее основой будущего спектакля.

Алматы

КОММЕНТАРИИ

[X]