Опубликовано: 3189

Первый академик

Первый академик

Того, что сделал для нашей страны Каныш Сатпаев, хватило бы на сотни академиков, вместе взятых. Благодаря трудам Сатпаева и воспитанных им ученых Казахстан стал одной из самых богатых стран по запасам полезных ископаемых, где есть все элементы таблицы Менделеева.

О феномене великого ученого мы говорили с его внуком, старшим научным сотрудником Мемориального музея академика К. И. Сатпаева Нурланом Жармагамбетовым.

Благословение предков

– Говорят, Каныш Сатпаев в детстве был болезненным, слабым ребенком.

– Когда ему было два года, два его деда – по отцовской и материнской линии – Сатпай и Иса отправились в хадж, в Мекку. А перед дорогой решили благословить своего малолетнего внука – Каныша. Вернуться из Мекки им было не суждено, сказались тяжелая дорога и возраст. Им было под восемьдесят. Но, видимо, их благословение вело его всю жизнь. Ведь, несмотря на то что туберкулез в то время был практически неизлечим, Сатпаев смог побороть эту болезнь. Несмотря на то что за последние 25 лет о нем практически не вышло ни одной книги, во всем мире его помнят и чтят. В Тегеране собираются ставить памятник Канышу Сатпаеву в центре информационных технологий. Есть памятник в России – в Томске, где он учился.

– Как вы думаете, сам Каныш Имантаевич догадывался о том, как много он сделал для своей страны, своего народа?

– Отвечу на это словами самого Сатпаева. В 1947 году в составе делегации Верховного Совета СССР он впервые побывал за рубежом, в Англии. Принимая гостей, экс-премьер Уинстон Черчилль, выяснив через переводчика, что его статный собеседник – казах, поинтересовался: “Все казахи так высоки?”. “Среди казахов я, пожалуй, самый маленький, – шутливо ответил Сатпаев. – Мой народ выше меня”…

Наша земля Богом была создана с виду неказистой, а все ее богатства спрятаны внутри. Нужно было родиться геологом, чтобы с помощью знаний и труда добыть эти богатства из ее недр. Каныш Сатпаев сумел это сделать. Но в нем не было тщеславия…

Фундамент казахстанской экономики

– Сегодня много говорят о том, что уже нет той Академии наук, которую создавал Каныш Имантаевич.

– Академия наук в те времена была формой существования науки как системы многогранных знаний. Но с 60-х годов – после смерти Сатпаева – форма стала заменять содержание. Все старались стать поскорее докторами наук, затем пролезть в академики.

Это не только наша беда, но и всей советской науки. Еще в 60-е годы мы ничего не смогли противопоставить научно-техническому рывку Запада. Нужно было менять систему, а мы просуществовали до 1991 года. На дворе был застой, а нужны были прорывные умы, прорывные идеи и проекты…

– Чем мы сегодня обязаны Сатпаеву и воспитанным им ученикам?

– В середине 20-х годов Казахстан в геологическом отношении был “белым пятном”. Наука существовала на уровне научных кружков и обществ друзей природы. Не было ни одного высшего учебного заведения. Тогда было немного известно о карагандинском угле, восточноказахстанских цветных металлах, соли Арала.

Глава Советского Союза Леонид Брежнев в своей книге “Целина” писал, что “академику Сатпаеву принадлежат громадные заслуги не только в развитии науки, но и в целом в развитии производительных сил Казахстана”, то есть в развитии экономики…

Сначала Сатпаевым и его последователями открывалось месторождение, подсчитывались его запасы. Потом стояла задача развивать местную инфраструктуру, горное дело. Нужны химические анализы – значит развивалась химия. А раз около месторождений строились города, то в тех местах развивались сельское хозяйство, металлургия, открывались институты. Все было взаимосвязано!

Каныш Имантаевич открыл Улытау-Джезказганское меднорудное месторождение – одно из трех крупнейших в мире. Еще в 1956 году президент Академии наук Казахской ССР Сатпаев разделил территорию республики на 11 региональных комплексов по признакам технико-экономических направлений. Из общих задач исследования регионов он выделил главные: освоение энергетических ресурсов Иртыша; нефтяных залежей Урало-Эмбинского района и полуострова Мангышлак; дальнейшее развитие добычи угля в Карагандинском бассейне и Экибастузе, разведка нефти в Тургайской впадине. В промышленности акцент был сделан на строительство Соколовско-Сарбайского горно-обогатительного комбината и металлургического гиганта в Темиртау, производство минеральных удобрений на основе залежей фосфоритов Каратау... Во многом благодаря этому экономика Казахстана имеет надежный фундамент для уверенного продвижения вперед.

Влияние “Алашорды”

– Какое влияние алашордынцы оказали на становление Каныша Сатпаева?

– Молодой Каныш Сатпаев был лично знаком с Алиханом Букейхановым, Ахметом Байтурсыновым, Миржакыпом Дулатовым, Жусупбеком Аймауытовым и многими другими представителями “Алашорды”. Известно, что в 1927 году в издательстве народов СССР вышла книга Каныша Сатпаева “Ер-Едыге”. Букейханов в то время был заместителем директора этого издательства. Он оказал большую поддержку в издании этой книги. Это была поэма, найденная Сатпаевым в архивах. Точнее сказать, было две ее версии: на русском языке – Чокана Валиханова и на казахском – Платона Мелиоранского. Сатпаев сличил варианты, очистил их от татарских слов, написал блестящее предисловие и выпустил поэму тиражом 3000 экземпляров на казахском языке.

Ахмет Байтурсынов и вовсе был непосредственным учителем Сатпаева, когда тот учился в Семипалатинске в духовной семинарии. Кстати, директором семинарии был двоюродный брат Каныша – Абикей Сатпаев. Одним из первых в печати о молодом и подающем надежды ученом Сатпаеве написал Миржакып Дулатов. В 1934 году, когда состоялась знаменитая сессия Академии наук СССР в Москве по “Большому Джезказгану”, одним из содокладчиков Сатпаева был геолог, сын Алихана Букейханова – Сергей (Угэдэй).

Первые репрессии

– Как Сатпаеву удавалось дружить с опальными людьми и при этом избежать репрессий?

– Чудом, счастливой случайностью можно объяснить то, что Сатпаев не разделил трагической участи большинства своих единомышленников и друзей. Были репрессированы и погибли в сталинских застенках его родной старший брат Бокеш, двоюродные братья Абикей и Абдыкарим. Когда начались первые гонения на алашордынцев, сын Алихана Букейханова Сергей был отправлен отцом в Карсакпай к Сатпаеву. Таким образом, видимо, его хотели уберечь от репрессий.

Впрочем, и сам Каныш Имантаевич не избежал гонений в начале 50-х годов в ходе “кампании борьбы против буржуазных нацио­налистов и безродных космополитов” в Казахстане по так называемому “делу Бекмаханова”. Ведь Сатпаев всячески поддерживал молодого ученого, помог ему издать книгу о хане Кенесары. Ермухан Бекмаханов даже хотел посвятить эту книгу Сатпаеву. И вновь только чудом ему удалось избежать участи, постигшей автора книги, – он получил 25 лет лагерей. Хотя в 1952 году Сатпаева от руководства Академией наук отстранили.

Каныша Имантаевича обвиняли в засорении академии чуждыми науке элементами, сокрытии своего социального происхождения (он был сыном зажиточных казахов) и неосуждении поэмы “Ер-Едыге”. А Сатпаев никогда и не скрывал своего происхождения. Наоборот, когда его зазывали во Фрунзенский райком партии Алма-Аты, отнекивался, говоря, что у него трое братьев репрессированы. А как он мог осудить поэму, которой так восхищался?!

Уже через три года, в 1955 году, Каныш Имантаевич был вновь избран президентом Академии наук Казахской ССР. На этом посту он оставался до последних дней жизни.

Миллиарды Сатпаева

– Всем известно, что наследие, оставленное Сатпаевым, сегодня исчисляется миллиардами долларов.

– Первый научно-исследовательский институт, открытый в Казахстане, – это Институт геологических наук. Итогом многолетней работы института, руководимого Сатпаевым, стало составление не имеющих аналога в мировой геологической практике комплексных прогнозных металлогенических карт Центрального Казахстана. Это 280 геологических и геолого-металлогенических отдельных листов, по каждому из которых составлены пояснительные записки общим объемом в 36 томов!

Когда Сатпаев ушел из жизни, в Казахстане было более 30 научных институтов. В 1957 году в Алма-Ате открылся Институт ядерной физики. Все думали: зачем, почему? Президент академии, наверное, поддался модным тенденциям? Дурака валяет? Он, как геолог, знал, что у нас уникальные запасы урана! Нужно готовить кадры! Сейчас благодаря предвидению Сатпаева “Казатомпром” на наших богатствах выходит в лидеры стран – поставщиков урана высокой переработки. У нас уран покупают Франция, Япония, Южная Корея.

– Рассказывают, что Каныш Имантаевич был очень щедр…

– Как член Академии наук СССР, как президент Академии наук Казахской ССР, Сатпаев получал в то время около полутора тысяч рублей в месяц. По тем временам – деньги немалые! Но он не оставил своим потомкам ни каменных палат, ни чего-то другого. Только имя! Он помогал старикам, артистам, студентам, учившимся в Москве…

Академик Чокин в своей книге “Четыре времени жизни” писал, что Каныш Имантаевич иногда был чересчур щедр, и находилось немало охотников поиграть на этом. Узнав о том, что его обманули, Сатпаев жалел. Но жалел не деньги, а человека.

– А как академик Сатпаев относился к вере?

– Как-то мама, уже будучи комсомолкой, спросила его: “Папа, а Бог есть?”. Он ответил: “Не знаю, дочка, но надо верить в силу природы”. А ведь природа – одно из имен Бога.

Наша справка

Каныш Сатпаев родился 12 апреля 1899 года в Павлодарском уезде Семипалатинской области (ныне поселок Тендик Баянаульского района Павлодарской области).

В 1921–1926 годах – учеба в технологическом институте. В 1926–1941 гг. – инженер-геолог, главный геолог Атбасарского, Карсакпайского геологических трестов.

В 1941–1946 гг. – заместитель председателя, председатель президиума Казахского филиала Академии наук СССР, организатор и первый президент Академии наук Казахской ССР. В 1947–1964 гг. – член Президиума комитета по Ленинским и Государственным премиям, депутат Верховного Совета СССР. 1955–1964 гг. – бессменный президент АН Казахской ССР.

Умер Каныш Сатпаев 31 января 1964 года в Москве, похоронен в Алма-Ате. Его имя носят город в Карагандинской области, канал Иртыш–Караганда, малая планета 2402, минерал – сатпаевит, инженерно-технический институт в Экибастузе, Казахский национальный технический университет в Алматы, улицы, школы.

Жанар КАНАФИНА, фото из архива семьи Сатпаевых и Тахира Сасыкова

Загрузка...

X Закрыть