Опубликовано: 921

Отступать некуда

Сегодня у республики нет такого запаса социальных благ и расходов, которые правительство могло бы “сократить”, как это произошло 15 лет назад.

Практически все 1990-е Казахстан, как и Россия, и другие бывшие республики Советского Союза, пребывал в состоянии экономического кризиса. Рухнув в начале 1990-х, производство в стране перестало сокращаться только к 1996 году.

Однако уже в 1997–1998 годах начался новый спад. Правительство боролось с кризисом главным образом снижением расходов – сбросом всех социальных обязательств и масштабной распродажей государственной собственности. Так, только в 1998 году было приватизировано 2615 акционерных обществ и хозяйственных товариществ – это больше половины всех имевшихся в стране в тот год ТОО и АО. “Сливались” детские сады, общежития, училища – в том же 1998 году, по официальным данным, в частные руки перешло 2905 объектов социальной сферы.

Все эти меры помогли бюджету свести концы с концами, однако последствия были очень тяжелыми. По мнению экспертов, Казахстан все еще преодолевает последствия вынужденных и не слишком эффективных реформ прошлого десятилетия. Официальная статистика до сих пор скрывает реальную картину уровня жизни: например, прожиточный минимум в мае этого года составил 12 568 тенге – на 754 тенге ниже, чем в августе прошлого года. Похоже, господа статисты не заметили ни скачка цен на продукты в конце 2008-го, ни девальвации, в результате которой подорожали все импортные товары.

Сам по себе прожиточный минимум не позволяет прожить никому – ни ребенку, ни взрослому человеку. Не верите – попробуйте по-человечески построить быт на 418 тенге в день!

Если верить чиновникам, то у нас непрерывно растут средняя зарплата и доход на душу населения. Но отражают ли эти показатели уровень жизни большинства наших граждан? Средняя зарплата в феврале этого года составила 62 тысячи тенге – это нечто среднее из заработков финансистов (в среднем 139 тысяч тенге) и сельских работников, которые получают 25–27 тысяч. Но пропасть в доходах существует даже внутри финансового сектора: бывший председатель правления Государственного (!) пенсионного фонда (ГНПФ) получал в год 250 тысяч долларов, а годовые зарплаты большинства его сотрудников не превышали 6 тысяч у.е.

Работники бюджетной сферы получают на руки по 25–35 тысяч тенге – это очень близко к грани выживания.

И никто толком не знает, как живут 2,5 миллиона “самозанятых”. Из них настоящими индивидуальными предпринимателями либо владельцами предприятий являются лишь 123 тысячи человек. В ближайшие годы в этой категории появятся первые пенсионеры. Смогут ли они прожить на “базовую” пенсию в 5487 тенге?

[X]