Опубликовано: 68200

Откровения гастарбайтера РК из Южной Кореи: Пока я работал там, все мои родственники здесь кайфовали

Откровения гастарбайтера РК из Южной Кореи: Пока я работал там, все мои родственники здесь кайфовали

Несмотря на все рассказы о сложностях, с которыми сталкиваются казахстанцы, приезжающие на нелегальные заработки в Южную Корею, поток желающих рвать редьку и упаковывать хлам на тамошних заводах не сокращается.

Как попадают наши граждане в Страну утренней свежести и чем чреваты для них эти путешествия?

Приехал – и арбайт

Серик – владелец небольшого магазинчика в пригородном районе Астаны. И местный герой. В то время как многие другие обитатели этих фавел перебиваются случайными заработками, он ради будущего процветания отважился уехать из родного Шымкента сначала в Сеул, а потом в Астану.

– Почти два года я там жил! Пока там был, мои все здесь кайфовали: брату кредит закрыл, жену одел, родителям помогал, – хвастается он.

По словам мужчины, зарабатывал он там по 100 долларов в день, упаковывая автозапчасти в коробки.

Правда, пахать приходилось с 8 утра и до 10 вечера, но общага их стояла прямо на территории завода, так что на дорогу времени он не тратил. На еду тоже: всей группой они скидывались по 10 долларов ежедневно и специальная повариха, жена одного из упаковщиков, готовила на всех.

С местными жителями Серик почти не общался: все переговоры вел знающий корейский язык бригадир.

– Самое лучшее – приехать туда зимой. Летом могут не пустить, а зимой мертвый сезон, корейцы всех пускают. Главное – накопить деньги на билет и туда, и обратно. После прохождения паспортного контроля обратный билет сдаешь, вот тебе и деньги на первое время, – делится он опытом с соседями.

О том, как круто быть нелегалом в Южной Корее, Серик с удовольствием рассказывал и мне, но ровно до того момента, как я призналась, что журналист, а не соискатель больших денег.

После моего каминг-аута мужчина заметно сник и стал отказываться от своих же слов. Если изначально, по его словам, корейцы чуть ли не с рисом и соджо (корейская водка) встречают гастарбайтеров, то потом выяснилось, что многих разворачивают домой. Это я, кстати, видела и сама: пока стояла в очереди на паспортный контроль в аэропорту Инчхона, примерно человек пять передо мной отправили в комнату миграционки.

Не всё гладко и с работой: да, платят там по 100 долларов в день, но примерно 20 из них уходит на продукты, предметы первой необходимости и другие расходы, 10 долларов – плата бригадиру за лояльность.

Мало того, работу в Южной Корее надо еще найти. Серик ехал по наводке уже живущего там знакомого. Изначально предполагалось, что работать они будут вместе, но по приезде в Сеул выяснилось, что в бригаде друга вакансий нет. Хорошо что были связи, и в течение пары недель друг помог ему устроиться на этот завод в Донгхё. Большинству же приходится искать арбайт. Так в Южной Корее называется разовая работа.

Есть бригадиры, зачастую выходцы из СНГ, которые помогают новичкам разместиться где-то в городе, обеспечивают регулярно шабашками и имеют со всего этого свой процент.

Плюс такого трудоустройства в том, что платят ежедневно или раз в несколько дней, минус – работа есть не всегда, размер оплаты зависит от благосклонности хозяина-саджана, и ты не знаешь, что придется делать завтра: может, заготовки для кимчи, может, мусор собирать, а может, на стройке кирпичи таскать. Кто не устроился, сидит на невольничьем рынке: как живут казахские гастарбайтеры в Южной Корее

О своем возвращении Серик говорить не любит: что тут скажешь, если попался полиции и тебя просто отправили домой без права посещения Южной Кореи в течение пяти лет.

“Если бы я так в Казахстане работал…”

Впрочем, жительница Южной Кореи Диана САГИЕВА уверена, что история моего знакомого – это сказка со счастливым концом.

– Здесь много наших нелегалов. В Корее в принципе очень много работают, а нелегалов тем более никто не жалеет.

Но признаваться в том, что им здесь было не очень-то комфортно, не хочется – включаются наши понты, вот люди и сочиняют.

Но знали бы вы, сколько сообщений мне приходит ежедневно в личку с просьбами помочь найти работу, хотя я даже в своих видео постоянно говорю, что не ищу никому работу и не советую ехать в Южную Корею нелегально, – говорит она.

У Дианы – свой блог, она в нем публикует видео задержаний нелегалов, присланные самими же нелегалами, рассказывает об обратной стороне “корейского чуда”, о дороговизне жизни в этой стране. Но все равно граждане Казахстана едут и едут на заработки туда.

По официальным данным Нацбанка, из Южной Кореи в Казахстан за 10 месяцев прошлого года отправлено 44,5 миллиарда тенге (120 миллионов долларов) переводами, что в 2,4 раза больше, чем годом ранее. Что за меценаты так щедро жертвуют нашим гражданам – не уточняется, но, например, наш собеседник Серик именно по безналу отправлял заработанное домой.

– Корейцы относятся к труду не так, как привыкли в Казахстане. Здесь никто не платит просто за то, что человек пришел на работу.

Если они нанимают кого-то, то выжимают из него по максимуму. Особенно это касается неквалифицированного труда.

Здесь всё регламентировано: сколько минут на обед, сколько – перекур и туалет… У меня был один знакомый, который, поработав здесь полгода, признался, что если бы он так пахал в Казахстане, то и там бы получал по 100 долларов в день и больше, – говорит она. В Южной Корее есть места, куда казахстанцам закрыт вход из-за буйного поведения - студентка из Казахстана

3D без особых технологий

Гастарбайтерам здесь предлагают так называемую 3D-работу: dirty, dangerous, difficult (грязная, опасная, трудная).

Чаще всего работа и в самом деле такая, что местные жители на нее не идут: вылов крабов на ферме, помощь роботу-упаковщику на заводе, сбор редьки…

– Тут еще надо понимать, что в Корее дорогая медицина, а у нелегала просто не может быть медицинской страховки, значит, для него нет и никаких скидок на услуги врачей. А люди калечатся на такой работе очень сильно: крабьи фермы и поля редьки – это постоянное переохлаждение, у некоторых почки полностью отказывают, у других – хронический пиелонефрит, рабочий на конвейере на секунду отвлекся – лишился пальцев, на стройке леса обвалились – вообще можно не собрать человека. Вот и получается, что русскоязычные группы завалены просьбами о помощи в оплате лечения, – сетует Диана Сагиева.

Тем, кто на заработки в Южную Корею только собирается, об этом не говорят. Потому что те, кто содействует в этих поездках, обычно имеют свой интерес.

– Бывает и такое, что гастарбайтера могут кинуть здешние саджаны. Они ведь почему нелегалов берут? Во-первых, в Корее сумма налога на работодателя зависит от количества рабочих. Чем меньше официальных сотрудников, тем ниже налог. Во-вторых, как и у нас, работодатель понимает, что нелегалу жаловаться некуда, поэтому ему можно и платить меньше, да и вообще ничего не дать. Но гораздо чаще кидают свои же, – говорит Диана.

Речь идет о так называемых агентствах по трудоустройству. Они размещают на сайтах бесплатных объявлений привлекательные вакансии, берут с соискателей еще здесь, в Казахстане, свою комиссию.

Человек прилетает и там выясняет, что его никто не ждет, а телефон “агента” недоступен.

Совсем недавно в Алматы одну из таких мошенниц поймали. Только за одно трудоустройство дама взяла комиссию в 1,4 миллиона тенге.

Официально граждане Казахстана в Южной Корее могут трудоустроиться только в трех случаях: если в их родословной есть предки-корейцы, если выйти замуж или жениться на хангуке (гражданин Южной Кореи),  или по специальному приглашению работодателя.

Но тут надо понимать, что работодатель будет приглашать только высококлассного специалиста в той или иной сфере, а дипломы казахстанских вузов в этой стране ценности не имеют.

Могут также работать студенты-иностранцы, обучающиеся в местных вузах, и инвесторы, вложившие в Корею более 500 тысяч долларов. Все эти категории потенциальным гастарбайтерам не подходят, вот и пытаются они попасть в страну под видом простых туристов или как пациенты медцентров. Как призналась мне одна из туроператоров, к ней многие приходят именно в поиске такого содействия. Оберегая свою репутацию и деньги незадачливых соотечественников, она пытается отговорить их от этих сомнительных схем, но поток страждущих не уменьшается. Корейцы на самом деле довольно ленивый и пьющий народ: казахстанец откровенно рассказал о жизни в Южной Корее

Между тем, по официальным данным нашего МИДа, в середине осени 2018 года в Южной Корее нелегально находилось около 12 тысяч казахстанцев.

Всем им пограничники двух стран дали “зеленый коридор” на выезд до 31 марта 2019 года: просто купи билет до дома и лети без всяких вопросов, штрафов и депортаций. Но тех, кто не уедет на родину до часа икс, корейские полицейские будут ловить, выписывать штраф и выдворять из страны с запретом на въезд до 10 лет. На сегодняшний день пока точно неизвестен размер штрафа: казахстанский МИД, анонсируя “зеленый коридор” для наших граждан, говорил о 6 миллионах тенге, при этом в самой Южной Корее всегда была своя “ставка” для нелегалов: миллион вон (примерно 10 тысяч долларов) за каждые три нелегальных месяца. И непонятно, то ли для наших граждан будут скидки, то ли их ждет двойное наказание.

Астана

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи