Опубликовано: 2419

Олимпийские былины

Олимпийские былины

7 февраля в Сочи открылась XXII зимняя Олимпиада. Это 16-е Игры для казахстанских спортсменов. В десяти из них они выступали в составе сборной СССР и в шестой раз едут отдельной командой. За прошедшие 58 лет случалось всякое. “КАРАВАН” вспоминает некоторые интересные олимпийские истории наших “зимников”.Потерянная медаль

В Казахстане всегда была сильная конькобежная школа. В союзные времена она воспитала немало знаменитых спортсменов, чемпионов и рекордсменов мира. В 80-е годы в число лучших конькобежцев не только СССР, но и мира входил алмаатинец Виктор ШАШЕРИН.

Он хорошо бегал практически все дистанции за исключением, быть может, 500 и 10 000 метров. Его коронкой была “полуторка”, которую Шашерин на Олимпиаде 1984 года в Калгари пробежал, правда, только с восьмым результатом.

– Во время подготовки к Играм тренерский штаб сборной убрал из плана Виктора “пятерку” и стал готовить его на 1 000 и 1 500 метров, – рассказывал “КАРАВАНУ” тренер Шашерина Геннадий ЧУГАЛЬСКИЙ. – Я на тренерском совете в ноябре 1983-го сказал, что если не будет 5 000 м, то не будет и медали. Как в воду глядел. В Сараево Виктора отправляли фаворитом. Но я знал, что максимум, который он может показать при таком плане подготовки, – место в десятке. В итоге 1 000 м он пробежал с шестым временем, а “полуторку” – с восьмым. Зато после Олимпиады мы за месяц тренировок в Алма-Ате так подготовились, что в марте на “Медео” он установил мировой рекорд на “пятерке”, первым в истории конькобежного спорта выбежав из 6 минут 50 секунд. Так что в Сараево мы потеряли гарантированную медаль.

Наверное, Шашерин мог бы взять реванш четыре года спустя в Калгари, но та Олимпиада прошла без него.

– В сборной СССР сменился главный тренер. Команду принял Борис Васильковский, а он в Шашерина не поверил, – продолжает Чугальский. – Но Виктор сам отчасти был виноват. Отборочные соревнования проходили в Ленинграде. 500-метровку ему предстояло бежать в паре с чемпионом мира 1987 года Николаем Гуляевым. Я Шашерина предупреждал, что Коля быстрее его и может “накрыть”. Тем более что Гуляев выбегал с большой дорожки, и Виктор должен был ему уступить. Он не уступил и был дисквалифицирован, хотя и Гуляев в той ситуации повел себя не по-спортивному. Но вся разница была в том, что Шашерин – алмаатинец, а Гуляев – москвич. После 500-метровки Виктор психологически надломился и на оставшихся дистанциях выступил слабо. Хотя в том сезоне он затем в марте выиграл в Москве чемпионат СССР в многоборье.

Такие разные игры

Если в карьере Виктора Шашерина была только одна Олимпиада, то другой казахстанский конькобежец, Радик БИКЧЕНТАЕВ, трижды ездил на Игры.

– Особенно запомнились отборочные соревнования к моей первой Олимпиаде – в Лиллехаммере 1994 года, – вспоминал в интервью “КАРАВАНУ” ведущий конькобежец Азии 90-х на дистанциях 1 500 и 5 000 м. – Это был чемпионат Казахстана, я выиграл “полуторку”, стал вторым на “пятерке” после Евгения Санарова и был включен в олимпийский состав. Тогда я был еще молодым, но результат на Олимпиаде показал очень хороший – 16-е место на 5 000 м. Отобрался на “десятку”, но ее побежал более опытный Санаров. Дистанцию 1 500 м бежал в паре с будущим олимпийским чемпионом (норвежец Йохан-Олав Косс. – Прим. ред.). Всегда лучше иметь более сильного соперника. Пусть он будет на порядок быстрее, ты все равно тянешься за ним.

Олимпиада в Нагано пришлась на небольшой спад в карьере Бикчентаева:

– Тогда в стране было несколько непонятное отношение к спорту, было неясно – стоит дальше заниматься коньками или нет. Не скажу, что Олимпиада стала каким-то проходным соревнованием, но все же... Даже простое попадание на Игры – это уже доказательство того, что ты профессионал. Последней моей Олимпиадой стали Игры в Солт-Лейк-Сити. Там, несмотря на возраст, у меня произошел прорыв. Я и рекорд Казахстана установил, и вообще показал хорошие секунды.

Помимо того, на Олимпиаде-2002 Бикчентаев был еще и знаменосцем нашей делегации на церемонии открытия:

– Это большая честь для меня. Никаких репетиций, как нести флаг, не было. Мне объявили об этом в Олимпийской деревне незадолго до самой церемонии. Так что я все это время ни о чем не догадывался.

Сенсация в Нагано

И все-таки казахстанские конькобежцы выиграли олимпийскую медаль. Ее обладательницей стала Людмила ПРОКАШЕВА, пробежавшая в 1998 году в Нагано дистанцию 5 000 м с третьим временем.

– В Японии у меня был эмоциональный подъем, – рассказывала “КАРАВАНУ” Прокашева. – Вообще, в азиатских странах публика, как мне кажется, более радушная. Меня показывали по телевизору, люди узнавали на улицах. Общаться нам везде помогали волонтеры-переводчики. Перед Олимпиадой-94 в Лиллехаммере на меня “давили” целый год, и в таких условиях тяжело было готовиться. А вот когда в 1998-м на меня махнули рукой – мол, Прокашева уже старая, я “выстрелила”.

В Нагано казахстанская конькобежка пробежала “пятерку” за 7.11,14, уступив только двум немкам – Гунде Ниманн-Штирнеманн и Клаудии Пехштайн. Самая же первая Олимпиада для казахстанской конькобежки была в 1992 году. Как вспоминала сама Людмила, ее поразила возможность жить в одной Олимпийской деревне и питаться в одной столовой со знаменитыми спортсменами. Она выходила на улицу и говорила своему тренеру: “Борис Петрович, посмотрите – это же Катарина Витт, а это…” – и так далее. На что он отвечал: мол, ну теперь и ты вместе с ними, и кто-то говорить будет: вон пошла Прокашева.

Коварный трамплин

Выступал в 1992-м в Альбервиле и наш известный прыгун с трамплина Андрей Вервейкин. Правда, он мог поехать еще в Калгари, но получил тяжелую травму.

– Дней за двадцать до Олимпиады проходил чемпионат СССР, – вспоминал в интервью “КАРАВАНУ” Вервейкин. – Во время одного из прыжков я, видимо, расслабился и сильно упал. Ударился животом о лыжу, получил разрыв тонкого кишечника и другие травмы. Во Львове сделали операцию. После 40 дней в больнице, где врачи боролись за мою жизнь, пришлось начинать все сначала, в том числе даже просто ходить. Олимпиада, естественно, прошла мимо меня, хотя даже на операционном столе я говорил, что мне надо успеть восстановиться к Калгари.

Перед Альбервилем Вервейкин снова набрал отличную форму, выиграл чемпионат СССР. И тут – вновь травма:

– Во время прыжка попал в неудачный ветер и упал, сломав ключицу и раздробив лопатку. А до Олимпиады оставалось всего две недели. За несколько дней каким-то чудом срастил все свои переломы, снял гипс и начал прыгать. Мне разрешили съездить в Альбервиль туристом, но я выступил и занял на большом трамплине 29-е место. Мне не хватило каких-то двух недель, чтобы набрать форму, которая была у меня на чемпионате Союза.

Однако Вервейкин даже не допускал мысли о том, что хватит испытывать судьбу:

– Международный олимпийский комитет решил развести летние и зимние Олимпиады, и между Альбервилем и Лиллехаммером образовался двухлетний цикл. У меня же невезуха повторялась раз в четыре года. Ну, думаю, теперь-то своего добьюсь. Все, что от меня зависело, я делал на 100 процентов, но прежней, советской организации дела уже не было.

Незабываемые секунды

Казахстанскую биатлонистку Инну Шешкиль до Олимпиады-1994 знали немногие. Но после Игр приобрела известность, хотя медалей не выиграла. 23 февраля 1994 года Инна шла на золото, но упала на ровном месте в паре метров перед финишем. Как результат – потеря поистине драгоценных секунд и только четвертое место.

– С Шешкиль было легко работать, – говорил в интервью “КАРАВАНУ” ее бывший тренер Геннадий МАКАРОВ. – Инна прекрасно понимала, для чего все это делается. Она достигла высокого уровня, но, конечно, о борьбе за призовые места крупнейших соревнований речь не шла. Поэтому результат, показанный ею в спринтерской гонке в олимпийском Лиллехаммере, стал неожиданным как для нас, так и для нее самой. Метрах в ста от финиша Шешкиль начала терять скорость, но все равно ее время было в числе трех лучших. Мне кажется, она видела черту, не рассчитала расстояние, решила сделать ускорение и, не удержав равновесия, упала. Таким сильным было ее эмоциональное состояние. После финиша Инна не могла объяснить, что произошло.

– Финиш той гонки был очень тяжелым: сначала подъем, потом затяжная равнина, – рассказывала “КАРАВАНУ” подруга Шешкиль, ставшая второй в той гонке Светлана ПАРАМЫГИНА из Белоруссии. – Когда спорт­смен устает, то последние метры дистанции он проходит на автопилоте, не контролируя движения рук и ног. Но я помню, что у Инны просто палка попала между лыж. Такое часто бывает. Четвертое место Шешкиль, проигравшей чемпионке Мириам Бедар из Канады всего пять секунд, на Олимпиаде дорогого стоит. Тем более что тогда и в сборной Казахстана, и в сборной Белоруссии были проблемы даже с экипировкой. С Союзом рухнули связи, все осталось в России, а нам приходилось выступать на стареньких лыжах.

Загрузка...

[X]