Опубликовано: 4871

Олимпийская мясорубка Магомеда КУРУГЛИЕВА

Олимпийская мясорубка Магомеда КУРУГЛИЕВА

На рубеже веков казахстанец Магомед Куруглиев входил в число лучших борцов-вольников мира в весе до 85 кг (с 2002 года – до 84 кг). Сегодня он возглавляет школу олимпийского резерва по борьбе в Актау. Проблем хватает. Много лет Куруглиев пытается убедить местные власти в необходимости строительства спортинтерната.Неравные условия

– Спортивный интернат нужен для того, чтобы наши ребята могли конкурировать со сверстниками из других областей, – говорит бронзовый медалист чемпионата мира-2005, неоднократный призер чемпионатов Азии и Азиатских игр Магомед КУРУГЛИЕВ. – Те имеют возможность утром тренироваться, потом идти на занятия, а вечером – снова в зал. И все это время они находятся на глазах у тренеров. Мы же видим своих детей только по утрам, а потом они предоставлены самим себе. В интернате можно собрать одаренных ребят со всей Мангистауской области, чтобы они общались, вместе тренировались, развивали свои способности. У нас и так один из самых малочисленных регионов в Казахстане, да еще и заметно удаленный от центра.

– Кто из воспитанников вашей специализированной детско-юношеской спортивной школы олимпийского резерва (СДЮШОР) проявил себя на международной арене?

– Тагир Ахметханов. Когда я пришел, он только поступил в школу. Тагир стал призером чемпионата Казахстана среди юниоров, участвовал в чемпионате мира по своему возрасту, а в 2013 году на Евразийских играх в Алматы завоевал серебро в соревнованиях по вольной борьбе в весе до 69 кг. Сейчас Ахметханову 17 лет, он переходит в молодежную сборную Казахстана, и мы возлагаем на него большие надежды.

“Наши знания пригодились бы в сборной”

– Почему после завершения карьеры вы пошли на административную должность? На ковер тренером не тянуло?

– В принципе, я еще выступал, когда мне предложили стать директором СДЮШОР по борьбе. Правда, с течением времени понял, что то решение было не совсем правильным. Знаете, опыт таких ребят, как я, Ислам Байрамуков, Маулен Мамыров, нужно использовать в сборной. Все-таки в мире очень высокая конкуренция. Чтобы соперничать с Россией, Ираном, Турцией, нужно придумывать что-то новое, опережать их на шаг, но при этом не растрачивать того, что уже имеем. И для этого опытных борцов надо в сборной придерживать.

– Все-таки почему ваши знания и опыт оказались не востребованы на уровне сборной Казахстана?

– Не хочу называть конкретных имен. Меня некрасиво убрали из сборной (последним крупным турниром Куруглиева стали Азиатские игры 2006 года, на которых он занял третье место. – Прим. ред.). Не предупредив, не назвав причин. Я поднимал этот вопрос на уровне замминистра. Они стали все отрицать. Ладно, у людей бывают ошибки, все осталось в прошлом.

– За какие тогда заслуги получили звание заслуженного тренера Казахстана?

– За бронзовую медаль Марида Муталимова на Олимпиаде 2008 года в Пекине (вольная борьба, весовая категория до 120 кг. – Прим. ред.). Он позвонил мне, сказал, что у него проблемы, просил забрать к себе. Времени до Олимпиады оставалось немного, года полтора, в Марида никто не верил. Я согласился, но только если его прежний тренер позволит нам работать вместе. Мы созвонились, он сказал: “Пожалуйста, забирайте. Я не против”. И мы с Муталимовым начали готовиться. Я с ним спарринговался на ковре, решение бытовых вопросов тоже легло на меня. В общем, я был для Марида и тренером, и партнером по тренировкам, и другом. Не сомневался, что будет медаль. И у нас все получилось.

– Какой момент при подготовке к той Олимпиаде был самым трудным?

– Сложнее всего было завоевать лицензию. Конкуренция была сверхсерьезной.

Во власти жребия

– Почему для вас самого каждая из трех Олимпиад получилась неудачной: всего одна выигранная схватка?

– На первой Олимпиаде в Атланте в 1996 году я выступал не в своей весовой категории – до 74 кг. В мой вес привезли из России знаменитого Эльмади Жабраилова (серебряный призер Олимпиады-1992. – Прим. ред.), и мне пришлось переходить в другую категорию.

– Как чувствовали себя после сгонки веса?

– Самочувствие было хорошим. Казалось, что никто меня не победит. Наверное, был даже чересчур уверен в себе. Сгонка веса дала о себе знать во время схватки. Как говорится, хотелось, но не моглось.

– В Сиднее и Афинах вы выступали уже в “родной” категории…

– Там не повезло с жеребьевкой. В 2000 году в первой схватке проиграл кубинцу Йоэлю Ромеро, который потом завоевал серебряную медаль. На Афинской Олимпиаде уступил будущему чемпиону, американцу Кэлу Сэндерсону. Значит, не судьба. Вот знаменитый дагестанский борец Али Алиев – пятикратный чемпион мира (с 1959 по 1967 год. – Прим. ред.), выступал на трех Олимпиадах, но медаль там так и не взял.

В собственном соку

– Кто был для вас на ковре самым принципиальным соперником?

– Наверное, Ромеро. Я этому кубинцу проиграл не только на Сиднейской Олимпиаде, но и годом ранее на чемпионате мира в Анкаре. Физически Ромеро был очень сильным. Помню, на мировом первенстве в Турции выхожу против него на второй период уже изрядно подуставшим, а он будто только разогрелся. Кубинцу сейчас 37 лет, но он продолжает выступать. Только не в вольной борьбе, а в боях без правил. Причем достаточно успешно. Много раз мы встречались на ковре с двукратным чемпионом мира Сажидом Сажидовым из Дагестана. Я его победил в схватке за третье место на чемпионате мира-2005 в Будапеште. Это была наша последняя встреча.

– Серебряный призер Олимпиады-2000 по вольной борьбе казахстанец Ислам Байрамуков для лучшей подготовки индивидуально выезжал в Россию на совместные сборы с местными борцами…

– Нам всем стоило это делать. А так варились в собственном соку, топтались на месте. Думаю, что иначе можно было бы и на Олимпиаде в призеры пробиться, и на чемпионатах мира взять не одну медаль. А с Исламом мы учились друг у друга. Учились на своих ошибках, хотя на них должны были указывать старшие. Но нам в этом плане не повезло – мы сами, молодыми, оказались старшим поколением.

Энергетика конкуренции

– После Олимпиады в Афинах в ваш вес перешел серебряный призер тех Игр в категории до 74 кг Геннадий Лалиев. Какой была ваша реакция?

– До Лалиева в моем весе был Вадим Токаев. Я был поначалу зол, что его в Казахстан привезли из Осетии перед Олимпиадой-2004. Но, как оказалось, это пошло мне только во благо. Появление Токаева придало мне дополнительный импульс. Это совершенно разные чувства, когда ты без конкурентов или когда тебе наступают на пятки. Вот чего сейчас не хватает в сборной. При конкуренции я почувствовал иную силу, энергетику. Я проиграл Вадиму на турнире в Ташкенте, после чего посчитали, что он сильнее меня, и позвали в Казахстан. Но здесь я его постоянно обыгрывал, и отношение ко мне поменялось. Та же история и с приходом Лалиева. Мы с ним конкурировали, а тренеры выбирали, кто из нас сильнее на данный момент. Чем больше у тебя сильных соперников, тем быстрее ты прогрессируешь. А у нас почему-то боятся конкуренции. Мне ее с детства не хватало. Я побеждал всех в Казахстане с явным преимуществом, и это отрицательно сказывалось на международных стартах. Там ничего легко не давалось.

– Многие считают вас натурализованным борцом…

– Я действительно родился в Дагестане, но моя семья переехала в Жанаозен, когда мне было четыре годика. Борьбой начал заниматься в Казахстане. Когда родители в 1989 году решили вернуться на родину, остался здесь один. Мне предлагали выступать за Дагестан, но я к тому времени был уже призером первенства СССР среди юношей и не мог покинуть Алма-Ату, где учился в спортинтернате.

Не просто спорт

– Из вашего родного села Цнал вышел еще один сильный борец, Даурен Куруглиев…

– Это мой племянник. Он входит в пятерку лучших в России в моем весе до 86 кг, был финалистом чемпионата страны, выигрывал разные турниры. Мы на него очень надеемся, тем более что он носит имя моего тренера Даурена Атамкулова. Тот мне был, как отец, тренировал меня с первого дня и до завершения карьеры, помогал по жизни. Благодаря ему я чего-то добился.

– Не так давно борьба оказалась на пороге исключения из олимпийской программы…

– Все к этому шло с того времени, как Международную федерацию возглавил Рафаэль Мартинетти. Он слишком далеко зашел со своими новшествами. В результате борцы стали выходить на ковер не бороться, а толкаться. Доходило до того, что побеждали те, кто не выполнил ни единого действия. Борьба потеряла в зрелищности. Если бы ее исключили из Олимпиад, это стало бы большой трагедией. К счастью, весь мир спохватился, сменилось руководство мировой борьбы. Так что, все, что не делается, к лучшему.

Загрузка...

X Закрыть