Опубликовано: 1338

Окончательный диагноз

Окончательный диагноз

Скоро лечить маленьких жителей Усть-Каменогорска будет некому.

В поликлинике Ульбинского района принимает детский эндокринолог – к нему везут детей еще с Октябрьского района и всех пригородов. В поликлинике Октябрьского района есть детский невропатолог – к нему едут и с Ульбинского района, и из пригородов.

Что такое один эндокринолог или невропатолог для города, в черте которого больше полувека действуют три гиганта цветной металлургии? Воздействие тяжелых металлов сказывается уже на третьем-четвертом поколении горожан. Исследования, проведенные в прошлом десятилетии в Усть-Каменогорске, содержат шокирующие данные. В условно чистой центральной части города концентрация свинца в крови детей достигает 4,83 мкг/дцл, в загрязненной, то есть в кварталах рядом с заводскими трубами, – 7,67. По данным ВОЗ, с концентрации свинца 8 мкг/дцл в детской центральной нервной системе начинаются изменения, с 10 – свинцовая интоксикация.

Экология? От этого не болеют!

Более полувека усть-каменогорские педиатры вписывают в медкарточки диагнозы ОРЗ и ОРВИ, на словах разъясняя родителям, что у ребенка отравление или ожог промвыбросами. Более полувека власть делает вид, что в городе нет заболеваний, связанных с экологией. Формально они не доказаны, и соответственно стандарты лечения не разработаны. В приватной беседе медики признают безнравственность ситуации, но менять ее никому не хочется. Три года назад, когда после техногенной ЧС город накрыло облако конденсата серной кислоты с “Казцинка”, руководство санэпиднадзора пригрозило разобраться с… врачами “неотложки”, посмевшими вынести диагноз “отравление газом”. Кто, мол, им позволил?

Ни власть, ни промышленный истеблишмент не заинтересованы в легализации экологических заболеваний – всем ясно, что это грозит массовыми исками горожан за нанесенный здоровью ущерб. Восточноказахстанский областной Центр матери и ребенка, например, систематизировал факторы негативного влияния на здоровье дошколят только благодаря зарубежному гранту. Но средства спонсоров закончились, и исследования остановились на полпути.

– Наша статистика показывает, что среди новорожденных большое число патологий центральной нервной системы, в том числе гидроцефалия, микроцефалия, которые несовместимы с жизнью. И надо обязательно выяснить, с чем это связано и как с этим бороться, – говорит директор центра Рая Рахимова.

Можно, конечно, высмеять усилия, которые специалисты прилагают, чтобы доказать очевидное: экология влияет на здоровье. Но чиновники действительно понимают только язык фактов, причем железобетонных – подтвержденных статистикой, обоснованных анализами, диагнозами, наблюдениями, сравнениями. Просто переполненные амбулатории и больницы – для них не больше чем эмоции.

Врача! Врача!

На днях в усть-каменогорском корпункте раздался звонок. “Обязательно расскажите, как дети ходят к врачу, – говорила пенсионерка. – Это же беспредел!”.

И мы отправились в поликлинику, ту самую, где принимает единственный детский эндокринолог. Талончики к нему выдают в 8 утра, очередь выстраивается с пяти. Каждый записывается, несколько раз перекличка. Но получить заветный клочок бумаги смогут лишь считанные счастливчики, остальным снова придется прийти в пять утра. В других поликлиниках примерно так же записываются к невропатологу, нефрологу, кардиологу… Усть-Каменогорск, город с букетом экологических проблем(!), задыхается от нехватки высококвалифицированных врачей! Только из областного перинатального центра в Астану переехали десять классных специалистов, областная детская больница укомплектована меньше чем наполовину. Хотя это своего рода элитные медучреждения, объединенные в Центр матери и ребенка. Что уж говорить об остальных больницах и поликлиниках! По информации восточно-казахстанского департамента здравоохранения, в области не хватает как минимум 500 докторов.

Здоровье или кошелек?

– Кадровый кризис назревал давно, – говорит глава областного профсоюза работников здравоохранения Михаил Айзенберг. – Благополучно только в тех регионах, где медиков поддержала местная власть. Например, в Астане опытным специалистам сразу дают социальный пакет, жилье, достойный заработок – и наши врачи едут туда. А что у нас, в Восточном Казахстане? Квартир нет, оклад молодого специалиста – 24 тысячи тенге, кто пойдет на такие деньги? По стандарту ВОЗ нормальная медицина начинается с финансирования не меньше 300 долларов на душу населения, наша область пока далека от этого уровня.

Кадровый кризис во многом усугубил и министерский приказ о надбавке за психоэмоциональную нагрузку. Ряд специалистов, в том числе микропедиатры и эндокринологи, попросту не вошли в список. Многие из этих редких специалистов попросту ушли в участковые педиатры или в коммерческие структуры. Заработок намного больше, нагрузка ниже, мера ответственности совсем иная. Но кто же будет лечить маленьких устькаменогорцев?

P.S. На днях стало известно, что единственная в Восточном Казахстане Семипалатинская государственная медицинская академия перестала готовить врачей по специальности “педиатр”. Весной этого года академия сделала последний выпуск. Детскому здравоохранению поставили окончательный – и неутешительный – диагноз…

Галина ВОЛОГОДСКАЯ, фото автора, Усть-Каменогорск

[X]