Опубликовано: 1 2199

Охота на нефтяных пиратов

Охота на нефтяных пиратов

Каждый бензовоз с краденой нефтью приносит воришкам миллионы тенге. И почти никакого риска, наказание в случае поимки – инимальное!

По магистральным нефтепроводам Казахстана ежегодно транспортируется более 60 миллионов тонн сырой нефти. Той самой, которая приносит каждый десятый тенге в доходы нашего государства. Сколько нефти и сколько денег из этих труб так и не добегает до нефтеперегонных заводов и бюджета, не знает никто. Нелегальными врезками испещрены все семь тысяч километров магистральных нефтепроводов.

Гонки с преследованием

8 июля в Улытауском районе Карагандинской области мобильной группой фирмы, охраняющей жезказганский участок нефтепровода Кумколь – Каракоин, в 150 километрах от села Жетыконур на месте преступления задержано три бензовоза, в них было более 90 тонн сырой нефти.

Бензовозы следовали колонной с выключенными фарами в сопровождении крутого внедорожника.

– Мы задержали семь человек, все – жители Кызылординской области. Среди задержанных – член организованной преступной группировки. Это уникальный случай, обычно попадаются наемники-исполнители. Чтобы сам заказчик-организатор вышел в рейс – редкий прецедент! – рассказал нам заместитель директора Карагандинского филиала охранной фирмы по жезказганскому участку Багдат БАЙСАЛБЕКОВ. – С начала года это уже третий выявленный случай хищения нефти только на карагандинском участке нефтепровода Кумколь – Каракоин. И каждое задержание связано с большим риском. “Пираты” приезжают ночью на отличной технике, оснащены средствами связи, как правило, вооружены до зубов. И не дробовиками и обрезами, а самым современным нарезным автоматическим оружием.

Два месяца назад на этом же участке нефтепровода при задержании семи бензовозов нефтепираты оказали вооруженное сопротивление. В полицейских сводках было упомянуто о двадцати выстрелах, которые произвели сотрудники полиции из табельного оружия, преследуя колонну бензовозов. Сколько выстрелов прозвучало в ответ – тайна следствия. Только чудом никто не погиб.

– Никогда не знаешь, как поведут себя преступники. Наши оперативники, сотрудники ДКНБ, финполиции, правоохранительных органов – все понимают, что рискуют жизнью. Хотелось бы, чтобы и руководство “КазМунайГаза” понимало это. И достойно поощряло участников подобных спецопераций, – говорит Багдат Байсалбеков.

Совсем не случайно наш собеседник открыто заговорил о “достойном” поощрении потерпевшей стороной. Потому что в противостоянии полицейских и воров есть другая сторона, которая всегда готова к такому поощрению.

Черная арифметика

Ворованную нефть сдают подпольным заводам-самоварам по 20–25 тенге за литр (еще недавно было 40). Это гораздо дешевле “официального курса”. (На черном рынке не знают баррелей и меряют нефть по-простому, литрами. Официальная нынешняя цена казахстанской нефти – 65 долларов за баррель. Если перевести по курсу черного рынка, получится 60 тенге за литр.)

Каждый бензовоз (26–27 тонн) – более полумиллиона тенге. С одним бензовозом на дело не идут, обычно в караване от трех до десяти машин.

Залить из врезки бензовоз под завязку – 15 минут! Здесь всегда напор отличный.

Произвести врезку в “живую” трубу под большим давлением – тонкая работа, требующая филигранного мастерства. Говорят, сварщик-профи берет за “пробивку” трубы от 400 до 500 тысяч тенге. И “пираты” платят, не скупятся, потому что это главный момент всей операции. Высококвалифицированный профессионал сделает работу с минимальным разливом. А разлив, как известно, – главный враг “пиратов”. Именно по этому “следу” находят их мобильные группы охранных и силовых структур.

Врезку тщательно маскируют, берегут кормилицу (или поилицу?). Она будет кормить одну или несколько ОПГ до тех пор, пока ее не обнаружит мобильная группа. День-два, а то и неделю в снег и дождь будут сидеть в засаде оперативники-охранники, выжидая, когда “пираты” наведаются к источнику. Но не факт, что задержание состоится. Все мы живые люди, у всех свои проблемы. По сведениям оперативников, крепкий сон охранников тоже имеет твердую таксу – 50 тысяч тенге за каждый бензовоз. Проспал три бензовоза – получил 150 тысяч. Вот если бы и “КазМунайГаз” платил столько же за каждый задержанный бензовоз, глядишь – и выявляемость была бы повыше.

А так… За прошлый год в Карагандинской области было возбуждено всего четыре уголовных дела по фактам хищения нефти. В то время как по этому региону проходит четыре магистральных трубопровода: Кумколь – Каракоин, участок протяженностью 199 километров, Атасу – Алашанькоу – 437 километров, Павлодар – Шымкент – почти 1000 километров и более 700 километров нефтепровода Кенкияк – Кумколь.

Кому это выгодно?

– Воровство нефти – настоящий бич для отрасли, – говорит Багдат Байсалбеков. – Только по нашему участку в прошлом году мы выявили и ликвидировали более 30 врезок. Наши коллеги в Актобе, я знаю, выявили 120 (!) врезок. Самое проблемное направление – Шымкент – Кызылорда. Но, пока существуют пункты приема ворованной нефти, проблема будет только обостряться. Подпольные цеха, как правило, располагаются в безлюдной степи. Их выявляют, закрывают. Но через короткое время – максимум полгода – они снова дымят. И это будет продолжаться, пока “пираты” и приемщики за свои дела будут отделываться легким испугом и условным сроком наказания.

В разных странах к хищению нефти относятся по-разному. Российский уголовный кодекс относит это преступление к разряду тяжких и предусматривает наказание до 8 лет лишения свободы. В Китае нефтепиратам светит смертная казнь. А в Казахстане можно отделаться и условным сроком наказания.

Законопроект “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам усиления государственного контроля в сфере оборота нефти и нефтепродуктов” многие месяцы “гуляет” по палатам Парламента. Депутаты “читают и перечитывают” первым и вторым чтением. Хотя, казалось бы, все очень просто: предлагается ужесточить уголовную ответственность за кражу сырья из нефте- и газопроводов, а также за приобретение и сбыт нефти, добытой незаконным путем. Кроме того, предусмотрена ответственность за повреждение нефте- и газопроводов и введение запрета на прием нефти без документов.

Какой из перечисленных пунктов смущает депутатов?

Татьяна Тен, Караганда

КОММЕНТАРИИ

[X]