Опубликовано: 1600

Одна жизнь – на двоих

Одна жизнь – на двоих

Удивительная история двух карагандинцев Саши и Лены никого не оставит равнодушным. Вместе они прошли через страшное испытание – и только любовь помогла им выстоять!

Они познакомились в Москве. И даже не знали, что живут в одном городе. А когда оказались в одном вагоне поезда Москва – Караганда, Саша не сомневался: это судьба. И уже в поезде сделал Лене предложение. Она думала четыре года.

– Я не верила, что такое может быть, – вспоминает Лена. – Думала, так бывает только в кино. Слишком хорошо, чтобы быть правдой. Ну не бывает в реальной жизни таких мужчин, таких чувств, таких поступков!

Но Саша был рядом. Преданный, любящий, нежный, честный. Ждал терпеливо и не собирался отказываться от своей любви. Бывший десантник, он был не из тех, кто пасует перед трудностями.

Они поженились 13 ноября, в 13 часов и были 13-й парой в очереди.

– Тринадцать – мое любимое число, – смеется Саша. – Я родился 13 ноября. И Лена стала моей женой 13 ноября. Мой подарок на всю жизнь!

А в 2001-м родились дочки. Близняшки Яна и Ника. До смешного похожие на Сашу. Медсестра зашла в палату рожениц и сказала: “Лена, твой муж просил передать спасибо за дочек и что он тебя очень любит”.

Простые слова. Но почему-то все женщины в палате посмотрели на Лену с тихой завистью.

Год пролетел быстро – самый замечательный год в их жизни.

Приговор

А через год у Лены начались проблемы со здоровьем. Саша, никогда в жизни ничем не болевший, очень тревожился. Ходил с нею по врачам. Лене становилось все хуже.

– Нам никто не говорил ничего определенного, – рассказывает Саша. – Делали анализы, УЗИ, обследования. Выписывали лекарства, которые не приносили облегчения. Я чуть головой не бился о стену от собственного бессилия. Потом нам сказали: абсцесс печени, нужна срочная операция.

Операция не принесла желаемого результата. Пять лет Лена практически не выходила из больниц. Казахстанские врачи не смогли установить даже точный диагноз.

Надежды нет?

В прошлом году в Караганду приехала бригада врачей из Израиля. Лечащий врач Лены – Светлана Владимировна Алькина – помогла Лене попасть к ним на прием. Израильские специалисты, осмотрев женщину, удивились, что она еще жива. И предложили операцию в Израиле.

Деньги – 40 тысяч долларов – собирали как могли. Продавали все. Родственники, друзья. Мама Лены Вера Владимировна тогда твердо сказала: дети, делайте все, что возможно, деньги найдем!

В августе 2007-го Лена улетела в Израиль. Консилиум специалистов израильской и американской клиник наконец установил диагноз.

– У меня обнаружили очень редкое заболевание печени, – рассказывает Лена, – одно описание занимает несколько страниц. Израильские врачи мне сказали, что они не сталкивались с таким диагнозом более пятидесяти лет. Синдром Бадда – Киари предполагает мгновенную смерть от закупорки аорты. А я прожила почти пять лет.

В Израиле Лене сделали две операции. Но сразу предупредили – надежды нет. Операция поможет ей протянуть еще некоторое время. Но спасти может только пересадка печени.

Лене было всего 35 лет. Умереть в 35 лет, когда в этой жизни ее так много держит – дети, муж?! Как это несправедливо!

Не бойся, я с тобой!

– Лена позвонила и со слезами сказала: никакой надежды. Нужна пересадка печени. Я сказал: прилетай домой, Леночка, мы что-нибудь придумаем. Я с тобой. Я все решу. А сам тогда думал: что я смогу сделать, что решить и что придумать? Перевернул весь Интернет, скачивал информацию отовсюду. В Казахстане не делают пересадку печени. В России – только от трупных доноров. И очередь на донорскую печень – длиной в десять лет. У Лены не было времени. И я должен был что-то решать, и очень быстро.

Но единственное, что мог придумать Саша, – найти деньги. 500 тысяч евро стоит операция по пересадке печени в европейских клиниках. И 90 тысяч нужно отдать донору. Он знал, что должен найти эти деньги. Даже если придется заложить свою душу.

Не сдаваться?

Лена вернулась в Караганду. От прежней цветущей красавицы остались лишь желтая кожа да кости. Она весила 40 килограммов. И носила перед собой огромный, уродливо выпирающий живот. Уже начиналась водянка.

– А Саша мне каждый день говорил: ты у меня самая красивая, ты самая лучшая… И ведь я верила ему!

Грустным был Новый, 2008 год. Лена втайне от Саши плакала: неужели дочки пойдут в первый класс без нее?

Весной, когда, казалось, уже не было никакой надежды, ее врач, Светлана Владимировна Алькина, вновь проявила настойчивость. Узнала, что в клинике Урумчи специалисты делают операцию по шунтированию печени. Такая операция даст Лене еще год передышки. А может, и больше. Этот шанс надо непременно использовать, настаивала карагандинский врач. Уговаривала – не надо сдаваться.

Но Саша и Лена и не собирались сдаваться.

Воскресение

Медлить было нельзя. В Урумчи Саша вылетел вместе с женой. У них был только адрес больницы. И два билета в один конец.

– Я помню наш последний вечер дома, – рассказывает Саша. – Мы уезжали в Алматы вечерним поездом. Укладывали дочек спать. Лена плакала, целовала девочек. И я понимал: она думает о том, увидит ли она их еще раз. Она все твердила: “Саша, только детей не бросай!”. А я ей только мог сказать: “Леночка, у нас все будет хорошо. Я тебя люблю. И мы всегда будем вместе”.

В клинике Урумчи супругов из Караганды встретили приветливо.

– Мы как будто в другой мир попали. Огромная клиника. Сотни врачей. И такое чувство, что все они душой болеют за нас. Что у них нет большей проблемы, чем наша боль и наша жизнь. Раньше что мы знали о Китае и китайцах? Поминал их только, когда очередные кроссовки порвутся. Сегодня я знаю: Китай – великая страна. А китайцы – великий народ, – говорит Саша.

Доктор Чин, осмотрев Лену, только головой покачал. Никакое шунтирование здесь не поможет. Печень не функционирует. На китайских врачей супружеская пара из Казахстана произвела сильное впечатление. И доктор Чин предложил: мы сделаем пересадку, ищите донора.

Позже Саша с Леной узнали, что это была первая операция по пересадке печени в этой клинике. Для того чтобы получить разрешение на ее проведение, доктор Чин, который до этого несколько лет стажировался в Штатах, пригласил в Урумчи лучших специалистов из Пекина и Шанхая.

Едва услышав слово “донор”, Саша сразу предложил себя.

– Я так обрадовался! Даже и не раздумывал, сразу сказал: возьмите мою печень.

Китайцы сначала очень удивились такому порыву. Но проверку провести согласились. Предупредив, что, как правило, донором выступает близкий родственник пациента – шансов больше. В Урумчи прилетела сестра Лены – Наташа, также готовая стать донором. Старший сын Лены, 19-летний Стас, тоже рвался отдать маме печень. Профессиональный спортсмен, футболист, он был готов ради мамы бросить спорт, рискнуть жизнью.

Выбор только один – найти печень

Семья продала квартиру в центре Караганды, подключились все родственники, брат Лены, профессиональный спортсмен, его друзья и спортивный клуб. Нужные для операции 60 тысяч долларов собирали всем миром.

Китайские врачи, проведя все необходимые обследования, сказали: Саша может быть донором. Его печень почти идеально подходит Лене!

– Я даже не удивился. Был уверен, что подойду. Лена мне тогда сказала: Саша, у тебя есть выбор. Я ей говорю: Лена, у меня есть один выбор – найти тебе печень, и я молюсь, чтобы моя печень тебе подошла.

– Мы шли на операцию спокойными. Лежали на каталках и в какой-то миг на минуту вдруг остались одни рядом. Саша взял мою руку и сказал: все будет хорошо. Мы вместе будем жить очень долго и растить наших детей, я тебя люблю. И потом Сашу увезли, – вспоминает Лена каждое мгновение того дня.

Сашу оперировали первым. Врачи сначала должны были увидеть его печень и убедиться, что все нормально. Китайцы потом смешили своих пациентов и рассказывали, что хирург, увидев Сашину печень, сказал: “О, какая хорошая печень, большая, Саша просил для жены отрезать лучший кусочек! Давайте отрежем лучший кусочек!”.

Две операционные бригады одновременно оперировали Сашу и Лену. Сашина операция длилась 12 часов. Ленина – 18.

Саша очнулся первым. И первая мысль была: где Лена? Врачи реанимационного отделения потом рассказывали, как он громко кричал: “Лена! Лена!”. Пожалели его, подкатили каталку к стеклянному боксу.

– Я была под наркозом. Но мне кажется, я слышала, как Саша зовет меня. Я хочу ему ответить и не могу. Тогда я рукой пошевелила. Его ко мне подвезли, я почувствовала, как он дотронулся до моей ноги. И мы оба успокоились, – говорит Лена.

Почти герои

Через пять дней доктор Чин лично отвез Сашу в палату к Лене. Она не сразу узнала мужа, с ног до головы в белом балахоне. Только глаза Сашины, родные, полные слез.

Саша и Лена сразу стали любимцами всей клиники. Врачи, медсестры носили с 5-го на 24-й этаж записки, передавали послания, фотографировали тайком на сотовые телефоны. Эта “тайная” связь продолжалась все время, пока Лене не разрешили вставать.

Операция стала большим событием для клиники Урумчи. Ее транслировали по национальному телевидению. Саша и Лена стали почти героями Китая.

Через шесть недель их провожали домой. В аэропорт приехал чуть не весь медперсонал клиники.

Будем жить!

Дома не все сложилось безоблачно. Пациенты с донорской печенью пожизненно должны принимать иммунодепрессанты – нужно подавлять иммунитет организма, чтобы он не отторгал чужой для него орган. Перед отъездом из Урумчи Саша купил запас на три месяца. Доктор Чин удивлялся и говорил: это лишнее, вам там все дадут. Эти препараты во всем мире выдают пациентам бесплатно. Но в Казахстане не делают операции по пересадке печени. Карагандинские врачи впервые столкнулись с такой проблемой. Областное управление по здравоохранению сделало специальный запрос, прошло через много чиновничьих препонов. Теперь Лена будет получать лекарства бесплатно.

Сейчас они оба чувствуют себя хорошо. Саша уже и забыл об операции. Его печень полностью восстановилась. И о пережитом напоминает только шрам.

А Лена всегда будет находиться под наблюдением китайских врачей. Доктор Чин звонит своей пациентке каждую неделю, дает рекомендации, смотрит анализы. После Нового года он ждет своих любимых пациентов у себя в клинике на контрольный осмотр.

– Мы знаем, что супружеских пар, переживших такое, в мире совсем немного. Про одну такую историю мы прочитали в вашей газете (статья “Поделиться жизнью” в № 40 от 3 октября с.г.). Читали и плакали, так все близко нам было. Мы хотели бы найти их, общаться с ними. Напечатайте наши адреса электронной почты. Мы хотим общаться с теми, кто пережил такое, и с теми, кто еще только ищет пути к спасению любимых людей. Мы хотим поддержать их.

Выполняем просьбу:

Лена Сладких – sladkih@list.ru

Саша Бородай – borodei1@mail.ru

Татьяна Тен, Караганда

[X]