Опубликовано: 6200

О теневом бизнесе, утечке мозгов и трудолюбивых мигрантах

О теневом бизнесе, утечке мозгов и трудолюбивых мигрантах

Неуправляемые волны миграции могут серьезно изменить cитуацию на рынке труда Казахстана. Лучшие умы покидают страну, растет приток  неквалифицированной рабочей силы из стран Центральной Азии. Не станет ли подобное положение дел яблоком раздора между казахстанцами и приезжими  рабочими? Как остановить процесс утечки мозгов? Как бороться с нелегальной миграцией? Эти и многие другие вопросы обсуждались на диалоговой площадке клуба

«Эксперт» при ФНБ «Самрук Казына»  во время заседания на тему: «Трудовая миграция в Казахстане: проблемы и пути решения».

Ежегодно в мировых миграционных потоках вращается более двухсот миллионов человек, что в случае условного их объединения в одно государство, могло бы превратить его в пятую по численности населения страну.

Ложь, наглая ложь или статистика?

– Сколько трудящихся мигрантов сейчас находится на территории Казахстана? Эксперты выдвигают версию, что 1,5–2 миллиона человек…– начал дискуссию ведущий Нурлан ЕРИМБЕТОВ, генеральный директор Центра социального партнерства Фонда «Самрук Казына».

– Эти цифры правомерны, если говорить только о пересекающих границу,  – подтвердил  начальник департамента миграционной полиции МВД РК Серик САИНОВ. – Фактически их больше, так как при транзитной миграции через Казахстан люди в течение 30 суток не регистрируются. Мигранты в рамках Таможенного союза – тоже. Подавляющее большинство мигрантов – 80%  – граждане Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана.

Представители Минтруда больших угроз в трудовой миграции не видят. Как отметил руководитель управления регулирования трудовой миграции Комитета по миграции Министерства труда и социальной защиты Сарсен ДУЙСЕНОВ, в Казахстане трудится не более 1% иностранцев:

– В рамках квоты в стране работают 25 тысяч иностранцев. Если учесть, что наемная рабочая сила – это 6,5 миллиона граждан, то это очень незначительная цифра.

– Зачем же тогда мы завозим миллионы? – спросил Нурлан Еримбетов.

– Нет там миллионов, – ответил представитель Минтруда.  – Эти полтора миллиона зарегистрированы по другим целям приезда: туристическая, частная, на учебу, на лечение…

– Порядка 30 тысяч рабочих мест в Казахстане постоянно остаются вакантными, то есть их не занимают ни казахстанцы, ни трудовые мигранты, – поддержал коллегу  руководитель управления регулирования этнической миграции Комитета по миграции Министерства труда и социальной защиты Марат ТОКСАНБАЕВ.

По прогнозам Минтруда потребность в рабочей силе в 2015 году составит 500 тысяч человек, то есть ежегодно потребность будет увеличиваться в среднем на 60 тысяч.

Как заверили выступающие, казахстанский рынок труда находится под защитой: ежегодно устанавливается квота на иностранную рабочую силу.

– Законодательством РК определены 4 категории, по которым допустим въезд иностранцев на работу. Это могут быть руководители, начальники цехов, главные инженеры. А по рабочим специальностям у нас ограничение до 10%, – проинформировал Сарсен Дуйсенов.

Иными словами, внешне все выглядит оптимистично: и мигрантов мало, и места рабочие есть. Работай – не хочу! Отчего же тогда в стране 2,7 миллиона неэффективно занятых? Не оттого ли, что 90% из полутора миллионов, пересекших границу Казахстана под предлогом «Приехал в гости» пополняет ряды нелегально работающих мигрантов?

Глядя на эту картину, Марк Твен повторил бы свою крылатую фразу: «Цифры обманчивы… Существует три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика».

Потери и приобретения

Ведущего дискуссии беспокоил еще один наболевший вопрос: не растет ли риск утечки мозгов в условиях Таможенного союза, давшего свободу перемещений  не только капиталу, но и труду?

– Не получится ли, что уедут наши умные ребята, а их заменит  неквалифицированная рабочая сила из числа прибывающих?  По данным Федеральной миграционной службы России на август 2013 года на ее территории проживало 600 тысяч казахстанцев, – привел пример Нурлан Еримбетов.  

Как заверил Сарсен Дуйсенов, данные о 600 тысяч казахстанцев, уехавших в Россию, не подтверждаются. По его мнению, в России всего 70-80 тысяч казахстанцев. Это те, кто приехал на учебу, на работу.

А как решаются вопросы с теми, кто наоборот въезжает в страну?

– Работают ли программы, направленные на адаптацию оралманов? – спросил Нурлан Еримбетов. – Оралманы из Китая, Турции, Монголии живут анклавами и чаще всего пребывают в натянутых отношениях с местным населением.

Проблему, которая пока не получила в прессе широкого освещения, признал руководитель управления регулирования этнической миграции Комитета по миграции Минтруда Марат ТОКСАНБАЕВ.

– Существуют специализированные центры адапатции оралманов, где можно получить рабочую специальность, а также психологическую помощь. Но это вопрос не только государственных органов, а и всего нашего общества. Люди должны помочь адаптироваться нашим новым соотечественникам.

Платите налог, коль зашли за порог

В теневом обороте республики сосредоточено 20% ВВП. Десятки тысяч работодателей нуждаются в нелегальной рабочей силе. Они экономят на зарплатах, социальных гарантиях и никак не пополняют казну. В итоге бюджет страны недополучает миллионы в виде незаплаченных налогов и миллиарды, вывезенные нелегальными мигрантами из страны.

Как подтвердил заместитель директора департамента социальной и миграционной политики Министерства экономики и бюджетного планирования РК Виктор БУСС, проблема уже нашла понимание у правительства:

– С 1 января 2014 года трудовые мигранты будут платить налог в размере  двух МРП за каждый месяц пребывания в РК, а физическое лицо не сможет привлекать к труду  более пяти мигрантов.  

Таким образом, государство планирует обязать гастарбайтеров платить Казахстану за возможность заработка. Осталось лишь вывести трудовых гостей и недобросовестных работодателей на чистую воду. Что, оказывается, не так-то просто.

– В целях защиты малого и среднего бизнеса  мы должны заблаговременно предупредить работодателя о предстоящей проверке и взять на это разрешение в прокуратуре. После этого мы, естественно, никаких трудовых мигрантов у него не находим, – посетовал начальник департамента миграционной полиции МВД РК Серик САИНОВ.

– Эту проблему надо поднимать, – возмутился Еримбетов.Почему санитарный врач не может нагрянуть в школьную столовую неожиданно, а должен за месяц сообщить о своей проверке? К его визиту все будет блестеть, даже кастрюли из дома принесут.

Ни планов, ни прогноза

Немало вопросов вызвала и внутренняя миграция. В то время как пустеют моногорода, стихийно растут Алматы и Астана, на которых сходятся все миграционные потоки.   

По словам Серика Саинова, центрами  притяжения населения Казахстана помимо двух столиц являются Атырауская, Актюбинская, Мангистауская области. А прибывают трудовые ресурсы в основном с юга страны.

Люди едут от социальной неустроенности, от безработицы. Нередко – на удачу, обрекая свои семьи на жизнь в подвалах, времянках, на крышах домов крупных городов. Особенно ярко такая тенденция проявляется в Астане. Отсутствие продуманной региональной политики, направленной на сбалансированное развитие экономики страны, прогнозов и планов, привели к стихийной миграции. И хотя проблема уже нашла понимание и появилось даже отдельное министерство, ответственное за региональное развитие, четкого плана развития регионов пока нет. Соответственно, и предполагаемые затраты Министерство экономики и бюджетного планирования озвучить не может. Как и Министерство труда заявки на рабочую силу. По словам представителя Минтруда Сарсена Дуйсенова, цифры, характеризующие фиксированный рынок труда в Казахстане, неточны, так как  работодатели не всегда сообщают о вакансиях, игнорируя Закон о занятости.

Еще одна опасность, которую влечет стихийная миграция в крупные города – ухудшение криминогенной обстановки.

– Статистику правонарушений, совершенных мигрантами, как иностранными, так и внутренними, органы внутренних дел не ведут, – сообщил Серик Саинов. – Но в группу риска эти люди теоретически попадают, то есть могут стать как преступниками, так и объектами преступлений.

– Может, включить такой пункт, как миграция из регионов, в рейтинг акимов? Глава региона может сколь угодно красиво докладывать о своих достижениях, но люди голосуют ногами…, – предложил ведущий.

Гости «Эксперта» согласились – такой пункт лишним бы не был.

...Путей решения проблем трудовой миграции на диалоговой площадке пока не отыскали. Не потому ли, что государственные органы уверены – «трудовые мигранты заняты только в тех сферах, которые не пользуются спросом среди казахстанцев»?

Неужели же настолько искушены 2 693 469 наших самозанятых соотечественника, что работе в торговле, на стройках и полях гордо предпочитают безработицу  и случайные заработки?

– В число самозанятых попадают разнообразные социальные группы, в том числе и низкоквалифицированные рабочие, – поделился с «КАРАВАНОМ» своей точкой зрения политолог Максим КАЗНАЧЕЕВ. –  В любом случае они страдают от сужения рынка труда из-за притока трудовых мигрантов. Нелегальная трудовая деятельность  мигрантов вносит серьезные диспропорции на рынке труда, ведь мигрантами заняты ниши, где могли бы работать граждане Казахстана.

Астана

[X]