Опубликовано: 3487

О чем говорят мужчины

О чем говорят мужчины

В декабре Алматы посетили звезды мирового фигурного катания. Завершив спортивные выступления, они сегодня блистают в ледовых шоу. Мы взяли эксклюзивные интервью у прославленных российских фигуристов – олимпийского чемпиона в одиночном катании Алексея Ягудина, олимпийского чемпиона в парном катании Максима Маринина и двукратного чемпиона мира в танцах на льду Максима

Ставиского, представляющего Болгарию.

Они рассказали об участии в проекте своего коллеги Ильи Авербуха – нынешнем месте их работы – и недавнем выступлении в телешоу “Болеро”, где фигуристы танцевали с примами-балеринами, и не только об этом.

Максим Ставиский: “САМ УДИВЛЯЮСЬ, КАК УСПЕВАЮ”

– Вы используете в шоу наработки из программ времен своей спортивной карьеры?

– Конечно. Применяем кое-какие поддержки, переходы, но стараемся придумать новую программу – не ездить же все время на старом багаже! Нам самим интересно пробовать то, чего мы еще никогда не делали.

– Как вы все успеваете: и шоу показывать по разным странам ездить, и в телевизионном проекте “Болеро” недавно участвовали?

– Сам удивляюсь, как успеваю, приходится много крутиться.

– Кажется, вас в “Болеро” чересчур строго судили.

– Нам никогда никаких поблажек не делали: ни в спорте, ни потом – дело привычное. Когда нас судят, то подхлестывают на новые свершения. Мы всегда стараемся, но если не оценили, то не оценили. Главное, чтобы зрителю понравилось. Судьи – вы.

– Как вы согласились участвовать в балетном проекте?

– У меня правило – не искать легких путей. Наоборот, интересно себя попробовать в другом качестве. Конечно, были и усталость, и травмы. Но мы получали колоссальное удовольствие.

– Открыли в себе что-то новое благодаря “Болеро”?

– Мы на каждом проекте открываем в себе что-то новое: новые возможности в танцах, новые пути постановки номера, возникают какие-то свежие идеи.

– Как вы думаете, откуда в России сейчас такой интерес к фигурному катанию?

– Это напрямую заслуга Ильи Авербуха (чемпион мира в танцах на льду. – Прим. авт.). Когда его ледовое шоу стало гастролировать по всей России, когда стали показывать проекты с участием фигуристов по ТВ, люди увидели, что научиться кататься на коньках – не так и сложно. Ведь звезды научились очень прилично кататься на коньках за какие-то несколько месяцев.

– Можете сравнить интерес к вашей паре во времена выступлений в любителях и сейчас?

– Это были разные интересы. Мы с Албеной (Албена Денкова – партнер и гражданская жена Максима. – Прим. авт.) были парой, которая сделала невозможное – выиграла два чемпионата мира в танцах на льду (в 2006 и 2007 годах. – Прим. авт.), притом что в Болгарии, за которую мы выступали, нет даже катков. Нас очень любили, следили за успехами, сейчас же в ледовом шоу – мы все на равных, все чемпионы, все профи: кто-то выиграл чемпионат мира, кто–то – Олимпиаду, кто-то – все сразу. Здесь ты соревнуешься не с этими людьми, а с самим собой.

– Планируете в будущем тренировать молодежь?

– Я тренирую, насколько это возможно. Хожу к Александру Жулину (прославленный тренер, фигурист. – Прим. авт.), помогаю тренировать его пары. Ставил программу немецкому дуэту. Но с моей загруженностью не получается тренировать постоянно, хотя в будущем это не исключено.

Алексей Ягудин: “ЗАРЯЖАЮСЬ ОТ ЗРИТЕЛЕЙ”

– Помню, как вы выиграли золото на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити. Сегодня ваше катание по накалу ничем не уступает тому, что вы показывали тогда – в 2002-м.

– Я десять лет назад и сегодня – это два разных человека. Между 21 и 31 годами – существенная разница, но спасибо большое, что вы заметили резкость в движениях! Пока у меня есть внутренний заряд, энергия – я катаюсь. Причем она выделяется, только когда зрители хорошо принимают. Как мы от них заряжаемся – так и они от нас. Если раньше я сам мог из себя это вытащить, то теперь – только публика… Стараюсь поддерживать хорошую форму, потому что не хочется опозориться. Я такой человек, которому потом становится стыдно, если что-то получилось не так. Мы до этого в Алматы выступали летом, и у меня был перелом пальца на ноге, но я не смог сказать Илье: “Извини, я не буду сегодня кататься”. Палец обкололи, заморозили. И я выступил, хотя и без прыжков.

– То есть сейчас все так же, как и в спорте: больной, травмированный, но должен выйти на лед, и не важно, что уже оценок никто не ставит?

– Конечно, это уже не профессиональный спорт, это – другая, скажем так, более творческая профессия. Не хочу ни в коем случае обижать зрителей, но им абсолютно все равно, тройной или четверной прыжок они видят. Главное, чтобы была приятная атмосфера и чтобы они получали удовольствие. Поэтому мы работаем не над техническим совершенством, наша задача – создать объемный продукт, которые понравится зрителю, и создать настроение, что-то необычное, чтобы затронуло душу.

Максим Маринин: “КАК В БАНЕ”

– Максим, вы единственный фигурист, появление которого в танцевальном шоу “Болеро” многих не удивило.

– Идея проекта всецело принадлежит Илье Авербуху. Поскольку моя супруга – балерина (Наталья Сомова. – Прим. авт.), сам Бог велел мне выступать с ней. Когда проект задумывался, сложность была в том, чтобы состыковать графики всех: у балетных – свои работа и гастроли, у фигуристов – своя загруженность.

– Как вы себя ощущали на паркете?

– У нас был год почувствовать себя на паркете со звездами (имеет в виду проект  “Лед и пламень”. – Прим. авт.), а с балеринами все было интереснее и профессиональнее. С нами выступали примы-балерины ведущих театров России. Было легко, комфортно и интересно.

– Вы ведь на льду привыкли в паре вести, а здесь как было?

– Я, наверное, не все прочувствовал. Потому что танцевал с женой. Я часто хожу на ее спектакли и знаю, какого уровня она балерина. Я, так скажем, предварительно прикидывал, что могу сделать, а что нет.

– После завершения спортивной карьеры думали, чем займетесь? В тренеры пойдете?

– Тренировать нет смысла, да и негде – график у меня очень плотный. Если тренировать, то надо заниматься только этим. Если же только ради того, чтобы заработать денег, то мне гораздо интереснее заработать их здесь, в ледовом шоу.

– Но график у вас сейчас ведь не плотнее, чем когда вы были действующим спортсменом?

– Как сказал однажды великий фигурист Олег Протопопов, "в спорте будете много тренироваться и мало выступать, а профессиональная карьера состоит из большого количества выступлений и малого числа тренировок". Плюс это психологически разные ощущения, сейчас – все в удовольствие, нет напряжения. Когда ты борешься за медаль – совершенно другие эмоции.

– Кстати, где храните свою золотую медаль Олимпиады-2006?

– Дома!

– У нас публика в Алматы – очень благодарная, и порой эстрадные звезды или актеры театра работают здесь, мягко говоря, без особого напряжения. Мол, все равно люди будут аплодировать…

– Вы знаете, у нас такой род деятельности, что, если мы свое дело делаем плохо, это сразу видно. Что балетная сцена, что лед, ты здесь, как в бане: выходишь, и ты – голый. По тому, как ты двигаешься, многое можно сказать – что ты за человек, каковы твои предпочтения, вкусы.

– Как вы относитесь к митингам в России или вы предпочитаете сторониться политики?

– Я считаю, нужно смотреть, кто за этим стоит, кому это выгодно. Чтобы организовать любое действие, нужно обладать определенным информационным и финансовым ресурсом. Быть все время недовольным – это гораздо проще, чем каждодневно делать что-то для семьи, для себя, это проще, чем трудиться изо дня в день. Найти виноватого – всегда легко, чем признать свою неправоту. И тогда, что бы ни сделала власть, – все будет нехорошо. Поэтому, когда каждый из нас будет спрашивать себя, что и как я делаю, тогда из малого будет складываться большой результат. А пока не будет единства, у нас все равно будет что-то не так. Ведь русский человек в силу своей эмоциональности может и до низов опуститься, и совершить немыслимый подвиг. У нас нет золотой середины. Нам скучно жить, когда у нас все спокойно. Нас качает то в одну сторону, то в другую.

[X]