Опубликовано: 6742

Никита Пресняков: Я немного утих

Никита Пресняков: Я немного утих

Никита Пресняков – уверенный паркурист и в кино, и в жизни. Говорит, что всегда был экстремалом, но сейчас, когда стал семейным человеком, безумия в нем поубавилось. О своей жизни и знаменитой фамилии Никита рассказал “Каравану” во время визита в Алматы.Возьму псевдоним

– На Новый год вас видели на российских каналах и в дуэте с папой – Владимиром Пресняковым, и с бабушкой – Аллой Пугачевой. Музыкальные гены начинают побеждать?

– Они всегда были, я люблю и музыкой заниматься, и снимаю постоянно. Этим зарабатываю на жизнь. Но все свободное время сижу, играю на гитаре, на пианино, сочиняю мелодии. Потом из этого, как конструктор, все складываю.

– Ваша знаменитая семья помогает продвигаться в Москве или мешает?

– Я стараюсь делать все сам. Ясное дело, что фамилия есть фамилия, как получилось в фильме “Индиго”. Меня позвали, я тогда подумал: на скейте покатаюсь, трюки покажу. В итоге сцены со мной все вырезали, но фамилию запихнули – “в главных ролях”. Этим, наверное, пользуются… В дальнейшем я хочу двигаться под псевдонимом.

– Сами себя обеспечиваете?

– Стараюсь, чтобы это было так.

Ломал все, что можно

– Каким было требование к вашей физической подготовке в казахстанском фильме “Охота за призраком”?

 – Я был подготовлен к этому. С детства занимался сноубордом, скейтбордом и паркуром. До съемок буквально жил паркуром. Паркур – дисциплина по преодолению препятствий от точки А до В, при этом используя движения и возможности своего тела. В паркуре можно лазать по стенам, подтягиваться… Его можно использовать для развития своего тела вместо обычных турников.

– Местные власти не гоняют паркуристов?

– Нет, мы же ничего не нарушаем. В паркуре ты никогда не делаешь того, в чем не уверен. Если трюк  для тебя сложный, делаешь что-то попроще, что подготовит тебя к этому элементу. Я катался на скейтборде семь лет и ломал себе все, что возможно, – руки, ноги. Потому что никогда не знаешь, что случится: один раз у меня колесо отлетело, в другой – разболталось крепление. А в паркуре ты все рассчитываешь и не делаешь никогда что-то по глупости.

– Можете сказать, что вы экстремальный человек по жизни?

– Да. Точнее, таким был, но сейчас, с семейной жизнью, я немного утих, успокоился. На самом деле меня это расстраивает. Мне нравился этот кусочек безумия, он у меня в крови. Когда воссоединяюсь со своими друзьями, во мне это снова просыпается.

– Думаете, это взросление?

– Я каждый день над этим думаю, наверное, да… Помню, как 3–4 года назад я мог сделать что-то безумное – например, прыгнуть с тарзанки. Когда снимались в Астане, у Санжара Мадиева была сцена, где он прыгает с торгового центра и спускается по баннеру. Но не только Санжик, но и я, и даже моя девушка Аида спустились таким способом. Тебя привязывают к веревке и бросают вниз,  резко останавливаешься только перед самым асфальтом – крутые ощущения.

– Получается, навыки, которыми владеете – паркур, скейтбординг, – вы уже реализовали в кино. А что насчет пения?

– В украинской картине “Дело Ангела”, мы там снялись с Аидой, есть пара моментов, где я пою.

Тренируюсь на клипах

– Вы сняли клип для Тамерлана Садвакасова и вроде собирались презентовать его в Алматы?

– Он хотел это сделать, пока я здесь, в Алматы. Правда, что-то не сложилось.

– У вас – режиссерское образование. Как продвигается ваша карьера?

– Я постоянно развиваю себя, тренируюсь на клипах. Пополняю свое оборудование, хочу запустить свой маленький продакшн. В принципе, все идет хорошо, но заказов  пока немного. Они есть, но доход не приносят: клип Тамеру я снял бесплатно, камера вторая была моя, монтаж, цветокоррекция – все делал я. Сейчас борюсь с московскими каналами за клип Тамера, специально написал свою фамилию, чтобы видели. Поскольку мне никто не объяснял, как работает маркетинг, я все пытаюсь делать сам. Надеюсь, что в скором времени будут какие-то заказы. Есть в Украине певица Алина Гросу, ей я снял клип. Вот с этого доход был, и было много просмотров в YouTube. Получилось неплохо, мы привлекли звезду паркура Олега Ворслова, он снимался у Мадонны в клипе. Снял клип “Найки” для группы “Пицца”, из оборудования были только камера и скейтборд. Видео получилось веселое, позитивное. Клип Тамера “Зима” – первый такой большой, там есть и старая Москва, и снег, и туман, и кран, и рельсы...

– То есть в перспективе хотите стать клипмейкером?

– Я хотел бы двигаться и как клипмейкер, и как музыкант. Сейчас пишу свой альбом, уже есть три трека, к двум из которых – мои музыка и слова. В “Охотнике за призраком” звучит мой саундтрек. Даже летал в Нью-Йорк к своему другу Олжасу, чтобы записать, как он читает рэп. У меня появился аккаунт в Soundcloud, теперь я там выкладываю свою музыку.

[X]