Опубликовано: 11300

Незаконно осужденный за убийство юрист отсудил у государства 8 миллионов тенге. Его обидчики ушли на повышение

Незаконно осужденный за убийство юрист отсудил у государства 8 миллионов тенге. Его обидчики ушли на повышение Фото - Тахир САСЫКОВ

Решают одни, а платят другие

– Да, я – убийца! Да, суд признал меня виновным в предумышленном убийстве двух человек. – Берик КАМАЛОВ, тогда, в конце 2009 года, начальник юридического отдела микрокредитной организации, а сегодня – член коллегии адвокатов Алматинской области, яростно сжимает кулаки. – 20 лет мне впаяли ни за что! Прокурор запросил, а судья согласился.

– Берик, а кто убийца?

– До сих пор не знаю. А можно воды?

В редакции “КАРАВАНА” по субботам тишина. И кулеры почти полные…

В должностные обязанности Камалова входили командировки по двум десяткам филиалов МКО по всей стране и взыскание заложенного имущества.

Самые “проблемные” – в Алматинской области. В Аксуском районе Берик уличил главу филиала в мошенничестве. Ущерб – более 13 миллионов еще тех, додевальвационных тенге. А с учетом пени и прочих грехов – почти в два раза больше. Инициировал судебный процесс против мошенника. Полиция взяла дело в производство в ноябре 2009-го.

Искусство кройки и шитья дела

– И тут следователь приглашает меня в райцентр Джансугуров, чтобы я поддержал ходатайство о задержании директора филиала на два месяца

– Зачем? Это и без вас можно было сделать.

– Я тоже это не сразу понял. Срочно сорвался из командировки в Актау. Прилетел в Алматы. Оттуда в Джансугуров ехал 8 часов: декабрь, гололед! А вся процедура заняла 20 минут. Только потом понял, что это было началом операции против меня.

– Основание?

– Директор филиала, которого я обвинил в мошенничестве, дал показания, что я расстрелял из автомата финансового полицейского и должника филиала.

– Ого! И за что, как, где?

– Этот директор из мести заявил на следствии, что якобы я вывез его на своей служебной машине в область, где опоил какими-то таблетками, от которых он отрубился. А проснулся он от автоматных очередей – когда я расстреливал людей. Но деталей он не помнит. А на суде сказал, что в полицейском участке в райцентре его сильно избили. И поэтому меня оговорил.

5 января 2010 года следователь вызвал меня в Талдыкорган – на въезде в город и “приняли”. Да, под креслом моей машины и в бардачке нашли автоматные патроны.

– Что здесь не стыкуется?

– Во-первых, патроны. Откуда они у меня могли появиться? Во-вторых, время совершения преступления!

Алиби и свидетели не нужны?

– Утром 2 октября 2008 года – в день убийства – я был в командировке в Костанайской области. Потом был банкет. Ну и, как сказать… Не слегка, а сильно выпивший был. В Алматы прилетел в час дня. Водитель встретил, повез в “Калкаман”. У нас там офис. И дастархан уже накрыт: у директора день рождения. В общем, с корабля на бал. Ну да, опять выпил… Короче, меня оттуда домой, в Каскелен доставили.

– Значит, есть толпа свидетелей?

– Человек двадцать! Детализация звонков потом показала, что я звонил из дома в 16.57. От моего дома до Талдыкоргана 300 километров. И еще 130 километров до станции Матай. Вот как я в пьяном состоянии мог бы физически за рулем туда доехать и кого-то убивать? А?

– А что адвокат?

– Дал следователю мои авиабилеты, квитанцию из гостиницы.

– А он?

– Сказал, чтобы сняли с меня наручники. Но все равно санкционировал арест. Откуда патроны взяли – до сих пор тишина. Автомат так и не нашли. О нем на суде вообще забыли. Клянусь, когда со следователем (имя и фамилия есть в редакции. – Авт.) разговаривал – я плакал.

Брат, говорю, прошу – проверь мое алиби! Или тебя кто-то заставляет? Сделай следственный эксперимент – попробуй проехать на машине в это время года от Каскелена до Матая на моей машине!

Проигнорировал. И прокурор, и судья тоже… Всё обвинение было построено на словах директора-мошенника, который потом отказался от своих признаний. Апелляционный суд ни это, ни мое алиби не рассматривал.

У меня сестра умерла, когда узнала, что меня арестовали. Давление у нее поднялось…

А потом случилось чудо: к делу подключились профессиональные адвокаты. Почти в то же время были назначены новый генеральный прокурор – Даулбаев и новый председатель Верховного суда – Бекназаров. И маховик правосудия завертелся в другую сторону. Моего дядю силой заставили признаться в убийстве, которого он не совершал - шокирующие подробности запутанного убийства в ЮКО

– В общей сложности я отсидел два года, девять месяцев и два дня. Когда мне принесли протест генпрокурора – опять заплакал! Показал всему бараку, где сидел. А там со мной все “строгачи”, настоящие убийцы – поздравляли. Один мне: Берик, я-то убивал, а тебя к нам за что? Они тоже люди… В январе 2012-го был суд. 14 марта меня оправдали – “в связи с недоказанностью”. В мою пользу наконец-то сыграли показания свидетелей. Ну и алиби, которые следствие и суд ранее не учли.

Суд после суда

– Берик, вы – юрист. Значит, понимаете механизм вашего осуждения.

– Если меня оправдали, то должно начаться служебное расследование. Кто-то должен ответить за то, что меня, невиновного (опять кулаки сжимает), осудили.

– Все? От сотрудников полиции до прокурора и судьи? За недополученную зарплату, лечение приобретенных заболеваний в зоне, гонорары адвокатам, моральный ущерб и так далее? На кого в итоге подали иски?

– Если честно, всем хотел отомстить (ого, как желваки заиграли! – Авт.). Первая злость – на МВД. Потом узнал, что ответчиком будет казначейство минфина. Потому что оно отвечает за такие “чужие” ошибки. В суде представитель министерства внутренних дел принес мне официальные извинения (Берик даже встает и показывает, как было): приложил руку к сердцу, анау-мынау, так и так… А мне разницы нет! Решение суда в законную силу вступило? Компенсируйте мне моральный и материальный ущерб!

– И на какую сумму?

– Подал на 50 миллионов. Дали 5. В итоге я все-таки отсудил 8 миллионов 682 тысячи 3 тенге (на последней цифре Берик буквально выпрыгивает из кресла от злости).

Но минфин мне всё выплатил! Я почти три года сидел на нарах из-за этих безграмотных ишаков! И больше двух лет судился.

Но у меня вопрос: почему честные люди, рядовые налогоплательщики должны оплачивать ошибки оперативных сотрудников, следователей, прокуроров, судей или это совсем не ошибки? По моему делу прокуратура провела служебное расследование. Кого-то наказали в дисциплинарном порядке.

А все, кто меня “расследовали” и “судили”, ушли на повышение. Нормально, да?

И еще эти три оскорбительные тенге в компенсации. А другие невинно пострадавшие и эти копейки у них не высудят…

Потерпели? Распишитесь и получите!

Месяц назад Верховный суд прекратил уголовное дело незаконно осужденной кызылординки Тынышкуль Балгабаевой. Следователи и судьи обвиняли ее в мошенничестве в особо крупных размерах и приговорили к 5 годам колонии общего режима.

Потерпевшими выступали сотрудник городского ДВД Ержан Бисариев и его мама Кумис Жараскызы. Якобы сын ее Ержан (кстати, лейтенант полиции) занял Балгабаевой 100 тысяч долларов под 40 процентов, но возвращать долг она не стала.

Понятно, что это гражданский спор. Но откуда у рядового полицейского 100 “косарей” “зеленью”? В постановлении коллегии по уголовным делам Верховного суда сказано, что апелляционная коллегия рассмотрела дело односторонне. Что неправильно были применены законы. И вообще отмечено много грубых нарушений. В частности, что следователи превысили свои служебные полномочия.

В итоге – решение судьи Верховного суда Ербола Рахымбекова: “Ни у следствия, ни у судей трех инстанций не было никаких оснований обвинять Тынышкуль в мошенничестве”.

В последней судебной инстанции решили, что из-за необоснованного привлечения к уголовной ответственности г-жа Балгабаева имеет право на возмещение вреда, причиненного ей незаконными действиями следствия и суда…

В 2015 году суд приговорил заведующую детским садом села Пресновка Северо-Казахстанской области Нуржамал Ергалиеву к штрафу в 1 миллион тенге.

Она выплачивала зарплату уволившемуся по собственному желанию сотруднику, а на эти деньги ремонтировала заведение (в районном отделе образования на это богоугодное дело денег всегда не хватало). Г-жу Ергалиеву признали “виновной в злоупотреблении должностными полномочиями и служебном подлоге, совершенном из личной корысти”. Этим летом судья Верховного суда Ержан Дауталиев: “Ергалиева приняла меры по организации нормальной деятельности предприятия с целью создания надлежащих условий пребывания детей в саду. Выводы о нанесении существенного вреда интересам государства и ущерба детсаду на 294 тысячи тенге несостоятельны”. Через долгие муки к правде

За перенесенные страдания и финансовые потери минфин уже выплатил Ергалиевой 600 тысяч тенге морального ущерба. И – внимание! – 4 миллиона 800 тысяч тенге материального!..

Верховный суд оправдал 33-летнего Сергазы Ундасинова, осужденного на 10 лет строгого режима за сбыт наркотиков, которые якобы нашли у него в сумке в ходе обыска. “Нашли” спустя 8 часов после задержания в здании ДВД – при отсутствии самого обвиняемого и понятых. Верховная Фемида сочла такие “улики” недопустимыми.

Теперь у г-на Ундасинова, как считает Верховный суд, есть право требовать возмещения ущерба – морального и материального…

В начале июля на коллегии Генпрокуратуры глава ведомства Кайрат КОЖАМЖАРОВ заявил, что в феврале был освобожден незаконно задержанный алматинский предприниматель Абдыгаппаров, “в отношении которого два года шло следствие по гражданско-правовому спору. Дело прекращено”. И добавил, что с начала года “отменены пять приговоров судов в Восточно-Казахстанской, Северо-Казахстанской и Атырауской областях. Из них два – с оправданием”.

Эти неправедно осужденные тоже могут требовать выплаты компенсации?..

Продолжение темы – в следующем номере.

Алматы

Сколько будет стоить доллар в Казахстане к началу сентября?

  • 1. Так же, как и сейчас

    357
  • 2. 400 тенге

    683
  • 3. Тенге сильно обесценится

    478
  • 4. Курс доллара упадет

    300
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 1818

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть