Опубликовано: 2800

Невидимая рука… дефицита

Правительство снова кормит казахстанцев обещаниями о том, что обеспечит рынок бензином и по приемлемой цене.На прошлой неделе Премьер-министр РК Карим МАСИМОВ поручил национальной нефтегазовой компании “КазМунайГаз” закупить 50 тысяч тонн высокооктанового бензина из России. Цифра кажется большой. И каждый услышавший это водитель, очевидно, подумает, что российский бензин потечет в бак его машины.

size="3">Но так ли это?

В Казахстане в 2010 году произведено 2,9 миллиона тонн всех видов бензина. Импорт составил более 800 тысяч тонн высокооктанового топлива. В основном из России. Следовательно, рынок бензина в Казахстане – около 3,7 миллиона тонн. В среднем в день весь Казахстан сжигает 10 тысяч тонн бензина. Выходит, что всего топлива, закупаемого в России по этому решению, стране хватит на пять дней, максимум. Одна рабочая неделя. Такая закупка – скорее рекламная акция, чтобы успокоить народ.

По данным Комитета дорожной полиции, в Казахстане сегодня зарегистрировано 3 миллиона 250 тысяч различных автотранспортных средств. В год число автомобилей увеличивается на 8–10 процентов. Значит, и потребление топлива тоже будет увеличиваться. Казалось бы, для обеспечения этого автопарка и надо топлива производить хотя бы по минимуму. Оказывается, нет.

В январе – сентябре 2011 года объем производства бензина снизился в Казахстане на 11,9 процента. Основная причина: Павлодарский НПЗ перерабатывает меньше нефти, чем может. Россияне поставляют в Павлодар свою нефть, которая не облагается налогами. За счет экспорта такого же объема своей нефти Астана получает 1,5 миллиарда долларов в год дополнительно за счет налогов и сборов. То есть такая схема выгодна бюджету страны. А ее гражданам – невыгодна.

Самую смешную причину дефицита топлива привел заместитель председателя Агентства по защите конкуренции РК Еркегали АЛИМКУЛОВ. По его словам, в приграничные регионы Казахстана россияне “приезжают на машинах с большим объемом бензобаков, заправляют их и уезжают”. По его мнению, соседи соблазняются нашей ценой на бензин: разница в цене составляет 35–40 тенге за 1 литр. Вот только Е. Алимкулов забывает, что машины с большим бензобаком – это джипы и грузовики. У них потребление горючего – больше 15–20 литров на 100 км. А расстояния казахстанские – немаленькие. Такая поездка в оба конца съест всю выгоду, о которой говорит чиновник.

Вспомним, еще в апреле Премьер-министр Карим МАСИМОВ поручил Сауату МЫНБАЕВУ взять под личный контроль ситуацию в стране с ГСМ. О чем написал на своей личной страничке в Twitter.

Судя по всему, министр не справился. Понесет ли он наказание? Видимо, нет. Да и не виноват он в этом, по большому счету. Как министр, как государственный чиновник, он просто не способен решить такую задачу. Потому что это рынок, который регулируется сам.

Есть такое понятие – “невидимая рука рынка”. Никто не заставляет никого продавать или покупать. Надо – продаешь, надо – покупаешь. Роль государства в данном случае – следить за законом. В нашем же случае государство пытается регулировать все.

Регулировать рынок в ручном режиме можно, если на нем мало покупателей и продавцов. С ГСМ – все наоборот. Рынок большой, покупателей много, значит, и желающих стать продавцами тоже. Но государство постепенно закручивает гайки, вытесняя мелких продавцов.

Посмотрите, сколько на наших дорогах стоит неработающих заправок. На пути от моего дома до работы я таких насчитал пять. Похоже, мы идем к советскому идеалу: магазинов мало, покупателей много, везде очереди и товар из-под полы. Или по талонам, как сегодня.

Дефицит можно победить, если нефтяные компании будут работать не только ради получения прибыли, но и ради страны. Собственно, это положение уже записано в уставах большинства компаний как социальная ответственность бизнеса. Об этом любят порассуждать многие крупные бизнесмены. Но когда речь заходит о крупной прибыли, все забывают свои обещания.

Алматы

[X]