Опубликовано: 2425

“Нет человека, который бы меня ждал”

“Нет человека, который бы меня ждал”

За окном еще стоит 30-градусная жара, а биатлонисты уже открыли сезон. В Щучинске завершился летний чемпионат Казахстана – участники преодолевали дистанцию бегом, а винтовки ждали их на стрельбище. Один из лидеров сборной Марина Лебедева выиграла масс-старт, а в спринте была второй. В прошлом сезоне она тоже рано набрала форму и удивила многих на первых этапах Кубка мира.Горы

“накрыли”

– Если честно, набор формы – процесс в какой-то степени неуправляемый, – рассказывает Марина Лебедева, чемпионка Азиатских игр-2011 в эстафете и бронзовый призер в двух личных гонках. – Никто эту форму в декабре не провоцировал. Она появилась сама, поскольку в октябре – ноябре мы интенсивно готовились. Считаю, что и на Азиаде я была в хорошей форме. Единственный момент, который мы не учли, – это акклиматизация. Мы приехали только за пять дней до старта, и я начала себя отлично чувствовать лишь к концу Азиады, когда бежали эстафету.

– По этой причине вы проиграли и спринт, и индивидуальную гонку Елене Хрусталевой?

– Да. Лена в плане акклиматизации была в более выгодном положении, поскольку работала в Алматы еще с начала января. К тому же она тренировалась в условиях высокогорья, откуда спустилась вниз, и чувствовала себя прекрасно. Хрусталева акцентированно готовилась к Азиаде. У меня же были более обширные планы: я хотела показать высокие результаты не только на Азиатских играх, но и на этапах Кубка мира. Хорошо представляла свои возможности, но не ожидала, что алматинские горы меня так сильно “накроют”. Перед этим мы были в Италии на такой же высоте. Но там это просто горка посреди равнины, и воздух оставался насыщенным. В Алматы же совсем другие условия, к которым я оказалась не готова.

– Разве тренеры не догадывались об этих нюансах?

– А мы не могли тренироваться в Алматы всей командой. Там для этого попросту нет условий. Нужны полноценное стрельбище, а не одна мишень в поле, трасса, питание и т.д. А трасса в Солдатском ущелье была не готова, так как снег появился только с нашим приездом.

Построенный комплекс – не для сборов

– Лыжно-биатлонный комплекс, построенный к Азиаде, можно использовать в качестве тренировочной базы для сборов национальной команды?

– Там тоже негде жить. Обещали построить гостиницу, но ее нет. Биатлонисты же должны жить фактически на рубеже, поскольку три раза в день мы выезжаем на стрельбище. Там же до рубежа где-то 2,5 км, а на машине по дороге – и того дальше. Для сборов это неприемлемые условия. Так что дома негде готовиться. Удивительно, как биатлон умудряется развиваться, когда в стране делается для этого так мало! Президент нашей федерации Андрей Карлин вкладывает личные деньги, чтобы мы могли, к примеру, съездить на сборы в Финляндию. Он и патроны нам покупает – иначе мы бы уже стрелять разучились. Только для поддержания формы нам требуется делать тысячу выстрелов, в то время как через дирекцию штатных национальных команд выдается только пятьсот. Для них это дорого.

– Сколько стоит один патрон?

– От 40 до 60 тенге.

Беременность была только поводом?

– Месяц назад ваша старшая сестра Анна, тоже входящая в состав сборной Казахстана по биатлону, родила сына. Выходит, во время Азиады она уже была беременна?

– Получается, что да.

– Она знала об этом?

– Да.

– Это не стало причиной ее отсутствия в составе эстафетной команды?

– Возможно, это стало поводом для тренеров ее не ставить. Но буквально за десять дней до Азиады Аня бежала эстафету на этапе Кубка мира, где мы заняли седьмое место, – так высоко еще никогда не поднимались. Ане было очень обидно пропустить Азиаду. Была надежда на то, что Хрусталева, пробежав две личные гонки, уступит ей место в эстафете: все-таки Аня и Лена всегда были подругами. Но Лена сказала, что будет бежать она.

– Это сказалось в дальнейшем на их личных отношениях?

– Не знаю. Личные отношения в команде поддерживаются только общим делом – вне биатлона мы общаемся мало. Зная, что для Ани это больная тема, я ее с ней стараюсь не касаться. Сестра же не бросила подготовку, когда узнала о своей беременности, а продолжала тренироваться, поддерживать форму. Получается, что ей месяц морочили голову обещаниями, а в итоге перед самой эстафетой “опрокинули”.

Еще побегаю

– А вы не собираетесь по примеру сестры взять подобную паузу для личной жизни?

– Вам легко говорить, как будто я могу ее по команде позвать к себе: “Личная жизнь, приходи (смеется)!”. Из-за того, что спорт занимает в моей жизни много времени, у меня нет человека, который бы меня ждал. Поэтому на сегодняшний день я больше заинтересована в том, чтобы еще побегать.

– Какой цели еще не достигли в спорте?

– Хочу попасть в двадцатку лучших в общем зачете Кубка мира – оказаться в “красной группе”, самоутвердиться в своих глазах. Все-таки к Олимпиаде я отношусь, как к лотерее – там побеждает не сильнейший, а везунчик. На этапах Кубка мира же все конкретно: бегаешь, занимаешь места, набираешь очки.

– Что надо изменить, чтобы достичь этой цели?

– Много чего. К примеру, в прошлом сезоне в сборной был замечательный смазчик. Есть другие благоприятствующие результату факторы: массажист, психолог, работа с производителями лыж и одежды. Все это помогает спорт­смену себя проявить. Вот такой сопутствующей работы нам не хватает.

Психолог – не роскошь

– Куда же делся прошлогодний смазчик?

– Он ушел, потому что ему отказались платить за летний период. Получается, что работа у него была только зимой, а летом хоть ходи и крыши перекрывай. Сам он из Санкт-Петербурга и раньше пять лет работал со сборной Польши.

– Насколько важно присутствие в составе команды психолога?

– Я уже почувствовала его необходимость. На Азиатских играх на меня давили ожидания тренеров, болельщиков. В тот момент мне нужны были конкретные профессиональные слова поддержки. Конечно, рядом была сестра, которая могла мне что-то сказать по-свойски, но этого было мало. После Азиады я долго находилась в стрессовом состоянии – меня раздражали люди, работающий телевизор. Я заболела, валялась с высокой температурой. Все это было не от физической, а от психологической усталости.

– Мне кажется, для биатлона вы слишком эмоциональный человек…

– Я тоже об этом думала. В нашем виде спорта очень важно уметь сконцентрироваться, хладнокровно стрелять. Все тренеры знают о моем взрывном характере: могу после пяти промахов психануть, бросить винтовку, но спустя круг на лице уже не будет и следа разочарования. Видимо, в биатлон меня занесло, чтобы я научилась управлять своими эмоциями.

– Наверное, на лыжи встали по примеру более спокойной Ани?

– У нас отец – тренер, поэтому других вариантов не было. В принципе, мы могли заниматься только лыжами. Живем мы в маленьком городке Акколе, в 800 метрах от дома – лес, где мы тренируемся. Отец благодаря своей высокой тренерской квалификации вывел нас на достаточно высокий уровень.

“Хочу многому научиться!”

– А сами могли бы работать тренером?

– Ну если только тренером по стрельбе (смеется). Бегать самой, прокладывать трассы – это тяжелое, неженское дело. Могла бы психологом поработать. То есть там, где к спортсменам нужен индивидуальный подход: мне неинтересно работать по общему шаблону. Я бы, например, для каждого биатлониста придумала свой способ научиться стрелять.

– Для работы психологом надо иметь соответствующее образование…

– Совмещать активную профессиональную деятельность и учебу не получается. Поэтому у меня пока только неоконченное высшее физкультурное образование. Но я задумываюсь об этом. Хочу еще многому научиться и развиваться дальше по линии психологии: видеть взаимоотношения людей, помогать им, общаться с ними. Видимо, мне все-таки стоит пойти учиться на психолога. Что я делаю в этом физкультурном (смеется)?!

– Ваша коллега по сборной Хрусталева снялась в откровенной фотосессии. Вы решились бы на такой шаг?

– А зачем? Дело в том, что это была не публичная фотосессия. Девчонки, гордящиеся своим телом, хотят запечатлеть это документально. Вот Лена и договорилась со знакомым фотографом сняться для личного альбома. Он же решил разместить эти фото на своем закрытом блоге, который мог посещать только ограниченный круг людей. Эту страничку взломали и выложили все в Интернете. Дальше начался скандал, которого Лена не ожидала. Кое-как разрулила эту ситуацию.

[X]