Опубликовано: 1683

Немецкое слово на три буквы

Немецкое слово на три буквы

Это вовсе не ругательство, как мог бы подумать кто-то. Для иных в Германии это куда хуже...

Мощное, многочисленное, широко разветвленное предприятие Gebuehrenzentrale (GEZ) в ФРГ не любит каждый второй гражданин, если не двое из трех. Автор этих строк, к примеру, познакомился с агентом GEZ‘а уже после первой недели пребывания в ФРГ. Позвонил в дверь приятной наружности мужичок, какое-то удостоверение показал, что-то пролопотал... А мы с женой по неопытности и в силу восточного гостеприимства пригласили незнакомца внутрь, напоили его чаем...

Смотришь не смотришь, плати!

Были в нашей квартире, предоставленной гуманитарным фондом по защите преследуемых журналистов, и телевизор, и радиоприемник, и широкополосное интернетное подключение. Почти ничем из перечисленного мы, иностранцы, еще и не начали пользоваться. Однако для сотрудника конторы из трех букв подобный факт не имел никакого значения. Отведав угощения, представитель GEZ’а... вручил нам счет на ежемесячный взнос в размере 17 евро 98 центов.

Как гораздо позднее мы уяснили, его коллеги – охотники за радио- и телеприборами – ежегодно выписывают таких квитанций по всей стране до сорока трех миллионов штук! Только за 12 месяцев 2008-го, как свидетельствует официальная статистика, было выявлено не состоящих на учете радиоприемников 43 миллиона, телевизоров 37 миллионов и 192 тысячи компьютеров, через которые принимались в режиме онлайн телерадиотрансляции.

Подобная ретивость GEZ’а принесла 7 миллиардов 26 миллионов евро. На что пошли эти деньги? Ответ на этот интересный вопрос заставляет совсем под неожиданным углом посмотреть на непопулярную и неблагодарную работу.

Во имя благого дела

Сотрудников корпорации почти никто (кроме таких неискушенных простаков, каким был ваш корреспондент) за порог своего дома не пускает. Однако многотысячная армия контролеров идет на всевозможные хитрости для того, чтобы выведать информацию о владельцах приборов, не вставших на учет и уклоняющихся от пошлины. На своих участках эти проныры стараются замечать все – упаковку от домашнего кинотеатра в мусорном баке, звуки музыкальной радиостанции из паркующегося на одном и том же месте “свеженьком” авто, отблики телеэкрана в неосвещенном доселе окне, новую спутниковую “тарелку” на балконе...

Только все эти ухищрения не имеют ничего общего с какой-нибудь разрешительной системой на бытовую электронику. Германия – реально демократическая республика. А GEZ – один из основных кормильцев реально независимых СМИ, не нуждающихся в подачках от политиков и бизнесменов.

Относится это, правда, только к общественно-правовым вещательным корпорациям. Таким как ARD, ZDF и Немецкое радио. За их беспристрастностью и неангажированностью следит с повышенным вниманием вся страна.

Независимость стоит денег

В особых случаях (никогда еще в Германии не наступавших) ведомство может досрочно аннулировать лицензию на вещание.

Однако главным контролером качества немецких бумажных и электронных СМИ по сегодняшний день остается Совет по прессе (Presserat). В зависимости от того, произвело ли продукцию общественно-правовое телевидение или это товар частных телерадиовещателей, совет подключает различные свои подразделения.

Но при этом все прекрасно понимают: самые строгие законы и взыскательные наблюдатели не удержат общенациональные каналы на должном уровне без финансовой независимости. Только в прошлом году сознательные граждане и GEZ профинансировали главные СМИ республики на 7 миллиардов 26 миллионов евро. Из которых Первый канал получил 5,35 миллиарда евро, ZDF – 1 миллиард 73 миллиона, национальное радио – 183 миллиона...

“Три буквы” пошлют очень далеко

GEZ – столь нелюбимая всеми структура – похоже, обречена, и система сбора абонентской платы за использование общественно-правовых СМИ уже через пару лет должна претерпеть кардинальные перемены.

Плату с зарегистрированных и выявленных GEZ'ом владельцев теле- и радиоаппаратуры заменит обязаловка, распространяемая на всех.

Главы федеральных земель ФРГ после долгих прений решились на уравнительную систему “одно домашнее хозяйство – один взнос”.

Проще говоря, прежние 17,98 евро будут вычитываться “автоматом” из доходов каждой семьи и одиночек, проживающих в пределах страны. Вне зависимости от того, есть ли в доме телевизор, транзисторный приемник или никакой бытовой электроники вообще не имеется.

Даже с учетом того, что от нового налога будут освобождены получатели социального пособия, прибавка в “фонд свободы слова” составит 1 миллиард 36 миллионов евро. То есть в общей сумме получится уже 8,65 миллиарда.

Эксперты полагают, что кроме многотысячного персонала Центра взимания абонентской платы – GEZ, вынужденного подыскивать другую работу, будут сильно недовольны и бизнесмены, предпочитающие не держать у себя на работе телеящики с радиоприемниками, чтобы и сотрудников не отвлекать, и налог в пользу независимости ТВ не платить.

Теперь платить все равно придется. Зато гарантия свободы слова только окрепнет.

Не растлевать и не шокировать

О том, почему германские СМИ действительно являются “четвертой властью” и не прогибаются под сильных мира сего, постоянные читатели нашего еженедельника узнали довольно давно (“Секреты качества немецкого ТВ”, “Караван”, №12 от 23.03.2007 г.).

Вкратце напомним, что орудием политической пропаганды “волшебный ящик” стал еще в пору Геббельса.

Но лишь после войны стало создаваться подлинно общественное вещание. Новое телевидение новой Германии должно было навсегда отбить у немцев тягу к насилию и нацизму. В стандартном общедоступном “пакете”, включающем в себя, как правило, 35–40 немецких, австрийских и швейцарских программ, есть все, кроме сцен, пропагандирующих низменные страсти, национальную рознь и жестокость. И это при том, что Основной закон ФРГ дает самый широкий простор для творческой инициативы. Параграф пятый, в частности, гласит:

“...гарантируется свобода печати и свобода распространения информации посредством радио и кино. Цензура не осуществляется…”. 

Вмешиваться в телевизионную “кухню” со стороны вправе только суд. Так, в частности, отмечено до десятка случаев, когда применялись параграфы 131 и 184 Уголовного кодекса, предусматривающие суровую кару за разжигание вражды, расовой ненависти, унижение достоинства человека и распространение порнографии с помощью общедоступных СМИ.

Всякую же непотребщину из немецкого телеэфира вылавливают весьма оригинальным способом. За почасовую плату нанимаются старшекурсники юридических и журналистских факультетов. Каждый из них обязан записывать и анализировать свой кусочек эфира, фиксируя на специальных бланках как наличие, так и отсутствие нарушений. Все это затем передается в специальное земельное ведомство по вопросам радио и телевидения.

Сергей ЗОЛОВКИН, собственный корреспондент “Каравана” в странах ЕС

[X]