Опубликовано: 1532

Нефтяная тяжба

Нефтяная тяжба

Почти десять лет продолжается беспрецедентная судебная история атырауского геофизика, профессора Нажбутина КУРБАНОВА. Он считает, что нефтяные компании незаконно использовали его изобретение – способ обнаружения нефтегазоконденсатных залежей в подсолевых отложениях. Речь идет о… триллионах тенге!

Патентный… марафон

– Вы утверждаете, что знаменитое месторождение Кашаган было выявлено с помощью вашего изобретения. Можете это доказать?

– Да. Я – автор двух патентов на изобретение “Способ обнаружения нефтегазоконденсатных залежей в подсолевых отложениях”. У меня патент Российской Федерации от 29 сентября 1994 года и патент Республики Казахстан от 12 июня 2001 года. Первая скважина пробурена компанией “Аджип ККО” в том самом месте, где по чертежу моего патента рекомендовалось начать бурение.

– В чем суть вашего метода?

– Я обратил внимание на парадоксальное явление: под небольшой толщиной твердой гидрохимической прослойки ангидритов (из известняка и песчаника) находятся мощные резервуары газа и нефти, просто гигантские скопления углеводородов. (Ученый берет карандаш и чертит, получается нечто вроде моста, в узком центре которого он ставит жирную точку, акцентируя тем самым место бурения скважины). Не зная места, где бурить, после трех-четырех глубоких скважин (каждая стоимостью 60 миллионов долларов) даже самая крупная компания может обанкротиться. Любая нефтяная компания мечтает сразу напасть на пуповину месторождения…

По месторождениям Тенгиз, Карачаганак, Имашевское, Жанажол и Алибекмола также использовались рекомендации, которые я сделал, будучи главным геологом “Западноказахстанской экспедиции по геофизическим исследованиям в скважинах”. А несанкционированное бурение первой и других скважин на структуре Кашаган, то есть без письменного разрешения и лицензионного договора между мной и “Аджип ККО”, оспаривается в судебном порядке с… 2002 года.

“Буду подавать апелляцию в госдепартамент США”

– Казалось бы, закон на вашей стороне…

– Патентный закон Республики Казахстан никто не отменял, но я хожу по судам и ничего не могу добиться. Сначала суд отказал на том основании, что у меня имеется патент Российской Федерации, не имеющий юридической силы на территории Казахстана. Почему сразу не сказали об этом? Это ж не моя вина, что они приняли в производство российский патент на изобретение! На его обсуждение ушло два года! В 2001-м я получил казахстанский патент. Но ничего не изменилось. С точки зрения судов я подаю иски одного и того же характера, что в деле имеются судебные акты, вступившие в законную силу. Но ведь появились новые обстоятельства.

– Какие?

– Геологическая модель месторождения Кашаган, рисунок этой структуры. Он был распечатан с компьютерного диска, который сотрудник “Аджип ККО” передал дипломнику Атырауского института нефти и газа. Геологическая модель подсолевой структуры по моему патенту Республики Казахстан и рисунок с диска – идентичны, даже место бурения первой поисковой скважины полностью совпало. Диск я получил в 2006 году и даже не подозревал, что он существует. Поэтому я имею право требовать пересмотра судебных актов, вступивших в силу, или возбуждения нового производства.

Были даже попытки нефтяных гигантов оспорить выданные мне патенты, признать изобретение недействительным. Эпопея “Тенгизшевройла” (ТШО), “Карачаганак Петролеум Оперейтинг” (КПО) и “Аджип ККО” по оспариванию документов закончилась моей победой. Верховный суд постановил, что патент Республики Казахстан за №11754 выдан мне законно. Срок его действия – 25 лет, я имею право подавать иски хоть каждый год. Я намерен подать апелляцию в госдепартамент США и министерство юстиции США.

“Мне обязаны заплатить”!

– Борьба изнурительная…

– Она уже стоила мне огромных моральных и материальных потерь. Я подорвал свое здоровье, заложил дом и квартиру. Но отступать не собираюсь. За нарушение моих патентных прав нефтяные компании обязаны заплатить.

– О каких суммах идет речь?

– На кону против “Тенгизшевройла” – 12 триллионов тенге, против “Карачаганак Петролеум Оперейтинг” – 9,5 триллиона тенге, против “Аджип ККО” – 8,5 триллиона тенге.

– Открытие в последние годы Кашагана – большая удача для Казахстана. Если использовать ваш метод, реально отыскать другие нефтяные месторождения?

– Даже с учетом новейших достижений, например, в области сейсмической трехмерной разведки, обнаружить крупные нефтяные и газовые месторождения непросто. Да и поиск обходится в солидную “копеечку”. По своей технологии я могу обнаружить новые гигантские залежи нефти и газа в подсолевых отложениях, но места бурения двух скважин должны быть указаны мною. Уверен, по ним будут открыты новые гигантские скопления нефтегазоконденсатных залежей в Западно-Казахстанской и Атырауской областях…

КОММЕНТАРИЙ В ТЕМУ

Светлана ШАМЫЧКОВА, юрист:

Во всем мире сложилась практика уважительного отношения к авторам изобретений, они получают на договорной основе достойную компенсацию от промышленных гигантов, использующих их разработки и изобретения.

Статьей 1003 Гражданского кодекса патентообладателю предоставлено право требовать прекращения нарушения его прав, а нарушитель обязан возместить ему убытки. Вместо понесенных убытков правообладатель вправе взыскать с него доходы, полученные вследствие неправомерного использования изобретения.

Почему же бизнесмены, работающие в нашей стране, игнорируют права автора? Причин может быть много. От нежелания платить вознаграждение до банального использования ситуации, если суд оценил какие-то действия истца-автора как процессуальное упущение, положенное в основу решения об отказе ему в иске.

Светлана НОВАК, Атырау

Загрузка...

[X]