Опубликовано: 2500

Не взлетим, так поплаваем: о тенге, телепатах и ЭКСПО

Не взлетим, так поплаваем: о тенге, телепатах и ЭКСПО Фото - Тахир САСЫКОВ

Скажи-ка, Google, ведь недаром казахстанцы на этой неделе чаще всего запрашивали у тебя данные о курсе тенге к доллару?

Стремительное падение курса национальной валюты по отношению к американскому доллару на этой неделе вызвало разговоры об очередной девальвации национальной валюты. “КАРАВАН” решил узнать мнение экспертов о том, ждать ли стране “черного августа” и что будет с тенге в обозримой перспективе.

Где тонко, там и падает

Если вечером вторника, 1 августа, один “бакинский” стоил 334 тенге, то утром в среду, 2 августа, – уже 339 тенге. А после обеда – и вовсе 343 тенге. У обменников периодически возникали очереди, где то и дело слышались народные прогнозы со ссылкой на мировых экспертов. Мол, те заявили, что к концу года курс может быть равен 420–450 тенге за доллар. И не последнюю роль в этом сыграют ЭКСПО-2017 и необходимость компенсации расходов на финансовую помощь банкам.

Экономист, главный научный сотрудник КИСИ Вячеслав ДОДОНОВ считает, что фундаментальных причин для ослабления тенге в настоящее время нет.

– Я не могу объяснить, с чем связано повышение курса доллара в последние дни. Фундаментальных предпосылок для этого нет, наоборот, основные факторы в настоящее время предполагают снижение курса доллара – нефть с конца июня выросла на 15 процентов, сам доллар в последние недели значительно ослаб относительно других мировых валют, его падение к евро за тот же период составило более 5 процентов. На этом фоне единственным фактором, на который можно было бы списать снижение тенге, остается рубль, который в последние месяцы был более четким ориентиром для тенге, чем нефть. Но и рубль достаточно стабилен – в течение последнего месяца его курс к доллару практически не меняется, оставаясь в интервале 59–60,5, – отмечает экономист.

Поэтому, почему тенге сейчас стоит меньше, чем в конце июня, когда нефтяные цены стояли у отметки 44 доллара, эксперту непонятно.

– Фундаментальные факторы – поступление экспортной выручки, состояние платежного баланса, состояние резервов Национального банка – не дают оснований для снижения курса тенге. Следовательно, это снижение может объясняться какими-то субъективными причинами, о которых могут знать только участники рынка. Летний рынок “тонкий” – меньше участников, меньше объемы операций, поэтому в этот период его легче раскачать, подвигав курс в спекулятивных целях. Возможно, причинами такого рода объясняются подвижки последних дней. В пользу этих предположений говорит и то, что в последние дни объем биржевых торгов был меньше обычного, – говорит Вячеслав Додонов.

Что касается версий, связанных с влиянием на курс таких факторов, как ЭКСПО, то они, на взгляд эксперта, несостоятельны:

– Гипотеза о том, что якобы к нам приезжают туристы-иностранцы и сдают доллары, что влияет на курс, не может быть верной, поскольку объемы этих поступлений не такие, чтобы влиять на курс. Другая конспирологическая версия, что мы якобы держим курс для того, чтобы показать всему миру или участникам ЭКСПО, что у нас стабильность, – это тоже смешно. В последние два года девальвации происходили в куда более важные моменты – перед выборами, например, так что ЭКСПО никак не влияет на курс, – напоминает экономист.

Зрите в корень

Экономист, профессор, д. э. н., главный научный сотрудник Института экономики МОН Олег ЕГОРОВ не берется судить о том, ждать ли девальвации тенге.

– Это как искать иголку в стоге сена. Хотя мы постоянно попадаем в такую ситуацию. Руководители экономики страны понимают: проведя девальвацию, мы получаем дополнительную порцию денежных средств, которые можно использовать для развития экономики. Но это самый худший вариант, поскольку нищает народ, пенсионеры, зарплаты обесцениваются. Если мы ждем третьей девальвации и она произойдет, то ничего хорошего ни нам, ни экономике, ни престижу страны не нужно ждать, – говорит экономист.

Есть другие методы для развития экономики, которые мы до сих пор не использовали, констатирует эксперт.

– Один из них – жесткое управление экономикой страны. Нефтяная отрасль была у нас движущей силой. А мы вначале отдали иностранным компаниям практически все ресурсы, потом стали отбирать активы обратно – чтобы наша доля в любой крупной компании была значительнее… После опять делим, с китайскими компаниями в том числе. В результате попадаем в финансовую кабалу, начинаем занимать деньги, наша нефтяная отрасль все время находится в долгах, что очень странно, – замечает Егоров. – При этом задумки, которые были записаны Президентом страны относительно создания ряда мощных производств, в частности первого интегрированного газохимического комплекса в районе Атырау, 10 лет назад, не осуществились, и объект опять переходит в другую стадию программы ФИИР. Смотришь на эти данные и начинаешь писать научные записки, что так нельзя, что так отрасль никогда не выйдет вперед. Пока начинаем разворачивать эти дела, наш рынок заполняют китайские товары, произведенные на базе нашего же исходного сырья. Зачем тогда городить огород, тратить миллиарды долларов, приглашать иностранные компании, которые заведомо являются банкротами, и говорить о развитии отрасли, которая влияет на всю экономику страны?! – задается резонными вопросами Олег Егоров.

По мнению экономиста, следует приглашать компетентные компании, которые разработают полный цикл до стадии получения готовой продукции. Только тогда возможно не только увеличение экспортного потенциала, но и увеличение доходов от продажи конечного продукта. А возвращаясь к теме девальвации, экономист подчеркивает:

– Иногда говорят, что девальвация нацвалюты – неминуемая процедура, но мы не дошли до того уровня, чтобы считать так. Сообщается, что в США запасы нефти снизились на 3 миллиона баррелей в день. Цена барреля нефти на мировом рынке – 52 с лишним доллара. Пошел небольшой рост, и считается, что он будет продолжаться. Поэтому о какой девальвации можно говорить, когда нужно просто работать над своими проблемами?

Не телепат и советов не даю

А коллега Егорова Жарас АХМЕТОВ прямо заявил: не знает, откуда берутся слухи о девальвации тенге.

– Сам я их не распространяю, в голову распространителям слухов залезть не могу. Это отражение общественного недоверия к монетарным властям. Мы все подозреваем, что они готовят какую-то пакость. Я же не телепат, мысли на расстоянии читать не умею. Вы спрашиваете меня, ждать ли девальвации тенге. Все зависит от того, что вы понимаете под девальвацией.

Если ситуацию, когда вечером вы уснули при одном курсе, а утром проснулись при другом, как было в феврале 2014-го или августе 2015-го, то такого не будет.

Одномоментного ослабления тенге на 15–20 процентов не будет точно, потому что у нас рыночное образование курса. Оно базируется на спросе на валюту, и Нацбанк с осени 2015 года почти отстранился от влияния на валютный курс.

Решение о девальвации принимают монетарные власти, когда курс нацвалюты держится искусственно, тратятся золотовалютные резервы. А у нас курс сейчас определяется рыночными механизмами, – говорит Жарас Ахметов.

Если понимать под девальвацией обесценивание тенге в течение короткого промежутка времени – в течение 2–3 месяцев, причем существенное – на 20–30 процентов, то и этот сценарий эксперт не рассматривает.

– У Нацбанка есть достаточные резервы. Если смотреть на движение средств по платежному балансу, поступления по финансовому счету у нас перекрывают дефицит по расчету текущих операций. И серьезных предпосылок для такого обесценивания – в течение двух-трех месяцев чтобы курс тенге ослаб очень сильно – тоже нет. Сальдо по счету текущих операций все-таки отрицательное, спрос на валюту существует.

И в августе тоже будет ожидаемое ослабление тенге – это период массовых отпусков, народ едет за границу, повышается спрос на валюту.

Всё зависит от движения цен на нефть, от соотношения пары рубль – тенге. Может, тенге будет стабильным, может, будет слабеть, но это уже гадание на кофейной гуще. Здесь слишком много факторов, не всегда ясных.

Но одномоментное, за ночь, ослабление тенге или большое ослабление в течение короткого срока – это все-таки события из разряда маловероятных, – полагает экономист.

А на просьбу дать казахстанцам совет, что делать, Жарас Ахметов ответил, что не будет делать этого.

– Я такие советы не даю никому, у меня жена спрашивает: “Перевести тенге в доллары?”. Я говорю: “Жена, я никому не даю советы, даже самому себе”. Посоветую переложиться в доллары, а цена на нефть поднимется, и тенге начнет укрепляться – тогда народ будет бегать за мной с вилами, мол, ты нас обманул. Или наоборот: нефть падает, тенге слабеет. Поэтому не спрашивайте у меня совета, – заключил экономист.

Астана

В Казахстане собираются ввести запрет на ношение хиджаба. Почему это должно произойти?

  • 1. Все новое - это хорошо забытое старое

    8
  • 2. Зачем скрывать женскую красоту?

    17
  • 3. Это необходимо ввиду угрозы террористической опастности

    34
  • 4. Правительство лучше нас знает модные тренды этого года

    17
  • 5. Казахи никогда не носили хиджабов

    180
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 256

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров