Опубликовано: 2500

Не стоять!

Не стоять!

Какое положение стоит принять, чтобы лучше воспринимать обнаженную натуру, что нужно сделать, чтобы изменить “стремный” облик Алматы, и будет ли здесь музей современного искусства, рассказывает известный казахстанский дизайнер Нурлан ТУРЕХАНОВ. Нурлан вместе с женой Айгуль Куандыковой является участником дизайнерского дуэта Mechanical Piano.

Свои идеи тандем воплощает в самых различных областях. Их коллекции одежды всегда пользуются интересом у ценителей концептуальной моды. В прошлом году по их инициативе был проведен первый за долгие годы казахстанский фестиваль промышленного дизайна “Белая осень”. В этом году Нурлан Туреханов организовал выставку с матрасами “Подними глаза”.

“Ню – это не просто изображение сисек”

– Интересна формулировка в характеристике проекта “Подними глаза” – “Не стоячая выставка”…

– Потому что она – лежачая. Но слово “лежачая” не очень приятное. А “не стоячая” хоть, правда, и звучит двусмысленно, но все же интересней.

– И все-таки – что это за проект “Подними глаза”?

– Это такой формат выставки, при котором фотографии в электронном виде записываются на диск и проецируются на потолок. На потолке находится экран. Человек при этом лежит на матрасе, звучит музыка, свет приятный… Получается красивая релаксирующая обстановка – люди приходят, ложатся, общаются. Уходят довольные. Поскольку проекторы у нас остались, мы решили продолжить проект.

– В чем идея такого созерцания?

– Во-первых, лучше воспринимаются фотографии. Потому что, когда ты лежишь, то не можешь туда-сюда вертеть головой. Во-вторых, приятно лежать под музыку на белой простыне в такой обстановке. В-третьих, это людей возбуждает.

– Когда состоится второй раунд и какой будет тема?

– Планируем с 12 по 21 сентября. Тема – ню…

– И всё?

– Ну да – ню казахстанских авторов. Мы подумали, что это самая интересующая всех тема. И поскольку выставка только раскручивается, нужна хорошая и не то чтобы скандальная, но будоражащая направленность. Кроме того, уровень изображения обнаженной натуры у нас не совсем высокий. Многие думают, что ню – это просто изображение сисек. Нужно уметь делать это красиво. Выставка как бы берет на себя еще и образовательную функцию.

– Как обстоят дела с другим вашим детищем – фестивалем дизайна “Белая осень”?

– Здесь мы тоже кинули клич, чтобы люди присылали заявки на участие. На этот раз вместе с промышленными дизайнерами мы допустим еще фотографов и графиков. Кстати, “Белая осень” будет проводиться не в павильоне “Казахфильма”, а в новом месте. Там мы планируем также проводить перфомансы, художественные выставки. И в ко­нечном итоге откроем музей современного искусства.

Переделать улицу

– Слышал, вы решили заняться не только промышленным дизайном, но и благоустройством Алматы в рамках программы “Лучший город”. С чего она началась?

– С того, что дизайн в городе – стремный. Даже самые хорошие места, где люди любят собираться, выглядят совсем по-советски – ничего не поменялось за двадцать лет. В городе не представлен современный дизайн, не появилось никаких интересных уголков, современных скверов. И мы решили взяться за это, воспользовавшись поддержкой акимата. После того как мы закончим работу, он обещает взять объекты на свой баланс и за всем ухаживать. Деньги собираем от спонсоров – различных компаний и частных лиц. В мире это распространенная практика, когда люди оплачивают создание, допустим, креативных скамеек и потом их подписывают. У нас тоже будут скамейки будут заново оформленные части улиц, большие скверы. Вот теперь надо встретиться с акиматом, но встреча все откладывается. Жду.

– То есть вы уже готовы приступить?

– Да, мы хотим начать буквально на этой неделе, максимум – на следующей и закончить до холодов.

– Что конкретно будет возводиться, кроме скамеек?

– Например, хотим переделать центральную часть улицы Тулебаева – от Жамбыла до Кабанбай батыра. Сделаем так, что это будет самое красивое место в Алматы. Еще есть проект большого сквера на Фурманова – Маметовой. Но нужны согласования с владельцем земли.

Патриотизм ни при чем

– Если говорить о фешн-направлении Mechanical Piano, то ваша одежда уже попала за океан. Как после Европы появилась дорожка в Соединенные Штаты?

– К нам пришла девушка, которая в США занимается модой, и сказала: “Давайте я буду вас там представлять”. Мы согласились. Отослали коллекцию, и сейчас мы продаемся в шести бутиках в Сан-Франциско, Атланте и еще трех маленьких городках.

– Кто покупает там ваши вещи? Не этнические ли казахи – из патриотических чувств?

– Нет. Совершенно не из патриотических чувств и вообще не казахи. Девушка, которая к нам пришла, – армянка, вышедшая замуж за американца. И слово “Казахстан” там если и фигурирует, то только в накладной. Наши вещи продаются в магазинах, куда заходят люди, которые любят передовую моду. Если ее увидят обычные люди, они же начнут смеяться. 

[X]