Опубликовано: 2200

Не про пустышки

Не про пустышки

В Астане нам удалось поговорить с прилетевшим из Франции на кинофестиваль экшн-фильмов Рашидом НУГМАНОВЫМ. Создатель “Иглы”, “Дикого Востока”, режиссер знаменитой “казахской новой волны” рассказал, чем он занимается после выпуска ленты “Игла. Ремикс”.Памяти Цоя

– Недавно исполнилось 50 лет со дня рождения Виктора Цоя – отмечали?

– Я сам отметил. Меня приглашали на большой концерт в Санкт-Петербург, но я все-таки отказался. Знаете, что-то не то в этом. У меня такое ощущение, что фигура Виктора – это больше, чем всякие капустники или вечера памяти.

– Он сам вообще любил дни рождения отмечать?

– Знаете, он относился к этому спокойно. Мог посидеть с друзьями, но без всякого пафоса. Совершенно ведь не такой человек был. Для него главными были музыка и сцена.

– Вы как-то чтите его память?

– У меня есть сайт “Йа-хха”, который существует с 2006 года. Это каждодневная работа – не так, чтобы что-то сделал и убежал. Я его создал, но контент пополняют все пользователи. Это как большой блог. Самый внушительный раздел – фотографии, мы ими обмениваемся, обсуждаем. Мне постоянно задают вопросы – в основном, конечно, о Викторе, я на них отвечаю. Наверное, это и есть мой вклад в память о нем.

Проект под секретом

– Что в вашей творческой жизни сейчас нового?

– Есть проекты. Опять же я никогда не говорю о проектах, которые не находятся в стадии съемок – есть всегда возможность сглазить.

– Вы говорите о художественном кино?

– Да, я занимаюсь художественным кино. По-хорошему, хочу снимать здесь, в Казахстане.

– По своему сценарию или по чужому?

– По своему, конечно. Есть проект, о котором я много лет думал, сейчас его готовлю. Но пока рано говорить.

– Это, как всегда, в вашем духе – некоммерческое кино?

– Ну почему же? Оно может быть очень коммерческим! Но не пустышкой. Не хочу делать кино для узкого круга людей.

– Но ведь “Игла” задумывалась для узкого круга лиц, а получилась – для широкого…

– Да, согласен с вами. Но мы “Иглу” делали как философскую вещь. Как фильм, который мог бы быть простым и понятным любому.

– Как вам кажется, почему произошла трансформация вкусов и взглядов, почему зритель искренне любит кумиров вроде Человека-паука, а не героев из настоящей жизни, каким был Цой в “Игле”?

– Сейчас нет надобности в героях, которые бы указывали путь, которым можно было бы подражать. Когда мы делали “Иглу”, было время неопределенности. Все понимали, что с Советским Союзом что-то неладное, а что будет дальше, никто не знал. Люди с огромным вниманием смотрели на все новое, поэтому стали популярны шарлатаны, предсказатели, политики. Каждый хотел знать, по какому пути двигаться, а сейчас время, когда правила игры более или менее сложились. Ясно, что нужно делать, чтобы преуспеть. А герой – такая опасная вещь. Можно за ним пойти и все потерять. Но, как мы знаем, время циклично. Все возвращается, и герои опять будут востребованы.

– Сегодня вы бы за кем пошли?

– Зачем мне за кем-то ходить, да и вам тоже? Лучше вложить что-то в свою жизнь.

Профессионал-любитель

– Работы казахстанских коллег отслеживаете?

– Во Франции особенно не посмотришь казахстанское кино.

– Но вот недавно лента Дарежана Омирбаева как раз была в Каннах...

– Да, я видел “Студента”, пообщался с Дарежаном. То, что в Европу доходит, я, конечно, смотрю, но весь объем картин посмотреть не получается, поэтому целостную оценку дать не могу. Я не чувствую себя компетентным. Я словно любитель в отношении казахстанского современного кино.

– А какое у вас отношение к экшн-фильмам?

– Экшн я люблю, всегда с удовольствием смотрю и стараюсь не пропускать.

– Из последних достижений этого жанра что бы могли отметить?

– Чисто хронологически последний фильм, который я посмотрел, – “Прометей” Ридли Скотта. Ожидал чуть большего, чего-то необычного, но он скорее традиционный. Но все равно снят здорово. 

[X]