Опубликовано: 1791

Не делайте из Калдаякова попсу

Не делайте из Калдаякова попсу

Возмущение против засилья попсы родило представительный казахстанский музыкальный фестиваль “Дипломатия звезд”. Своими наблюдениями о культурной жизни страны делится его хозяйка Нургуль Тулеуова.

Нургуль Тулеуова – президент “Дипломатии звезд”, одного из ярчайших казахстанских форумов, посвященных искусству. Олег Табаков, Святослав Бэлза, Михаил Плетнев, Денис Мацуев, Аркадий Володось, Максим Федотов, Георгий Гаранян в разные годы становились гостями фестиваля.

Изначально это было сугубо музыкальное событие, однако с нынешнего года формат стал расширяться. В мае в Алматы прошла выставка фотографий Патти Бойд, экс-жены Джорджа Харрисона и Эрика Клэптона. В декабре ожидается выступление гитариста из Австралии Томми Эммануэля, ведутся переговоры с этническим исполнителем из Китая.

В создании столь представительных программ Нургуль помогают отменное музыкальное образование и хороший вкус.

Так жить невозможно

– Нургуль, с чего начиналась “Дипломатия звезд”?

– С возмущения! С возмущения состоянием культурной жизни в Казахстане. Это же невозможно – каждую неделю выступали то Киркоров, то Галкин, то еще кто-то. Филипп Киркоров – это, наверное, тоже вершина, но массовой культуры. Нельзя постоянно кормить публику одной попсой. Ну что из этих людей потом вырастет? Ведь, по большому счету, это промывка мозгов, чтобы у народа ни одна мысль не шевелилась, а была сплошная веселуха. Невозможно так жить. Задумываться о каких-то вопросах все равно надо. Задавать их себе и обществу. И мне было обидно, что качественная музыка в городе не звучит. Единственным глотком воздуха являлся джазовый фестиваль Тагира Зарипова.

У меня растет сын, и я ему не могу ничего стоящего показать, если только мы куда-нибудь не выедем и я его не потащу на концерт. Почему у себя на родине мы не можем слышать приличных исполнителей?

Изначально моей идеей было провести хотя бы один хороший классический концерт. Я хорошо знакома с замечательными российскими музыкантами – скрипачом Максимом Федотовым и его женой, пианисткой Галиной Исаковой. Я обратилась к Максиму: “Сыграй у нас концерт”. Встал вопрос, кто его может организовать. И вдруг Федотов говорит: “А может, ты сама этим займешься?”. Позже он предложил вообще сделать фестиваль, поскольку у него много знакомых музыкантов. Мы придумали красивое название – “Дипломатия звезд”, Максим собрал команду, ведущим выступил Святослав Бэлза, с ними вместе в Алматы приехал Лев Новоженов.

На первом фестивале, который состоялся в 2006 году, было два вечера – классический и джазовый. В первый выступали Максим с Галиной, а во второй – саксофонист Георгий Гаранян и пианист из Израиля Леонид Пташка. И они такое устроили на сцене! После этого Святослав Бэлза заявил: “Я и в следующий раз у вас выступлю”. Причем дело было не в гонораре, ему просто понравился фестиваль, его название, дух.

В 2007 году приехали Денис Мацуев с джазовой программой и Российский нацио­нальный оркестр Михаила Плетнева. В 2008-м мы организовали уже три концерта, в которых кроме РНО приняли участие также Олег Табаков и выдающийся пианист из Франции Аркадий Володось. И теперь я уже не имею права отказываться от идеи проведения фестиваля...

Как не доехал Венский филармонический

– Вам интересней открывать для алматинцев новые имена или привозить уже раскрученных артистов?

– Наша главная цель – привозить настоящих звезд. И это не значит, что самыми талантливыми и достойными внимания являются распиаренные имена. Есть масса интереснейших музыкантов, о которых мы не слышали, но которых знают и любят на Западе.

– Как вы находите таких артистов, как, скажем, Аркадий Володось, который действительно является звездой мирового уровня, а мы о нем ничего не знали?

– Сначала в поиске музыкантов мне помогали Максим Федотов и Святослав Бэлза. Потом факт того, что на нашем фестивале выступали Плетнев, Федотов, Мацуев, позволил нам запросто обращаться в западные агентства, через одно из которых мы и вышли на Володося.

Я была, как говорится, в шоке, потому что таких пианистов не слышала давно. Аркадия мы нашли через крупнейшее мировое концертное агентство Columbia Artists Management, а после концерта Володося они мне сами позвонили и предложили привезти в Алматы Венский филармонический оркестр – один из лучших коллективов в мире! У них было турне Китай – Иран – Индия, и была реальная возможность пригласить этот выдающийся оркестр в Казахстан. Но, как ни прозаично это звучит, – я бы просто не нашла здесь столько спонсоров.

У нас все по знакомству

– Неужели, чтобы привезти Венский филармонический оркестр, можно надеяться только на спонсоров?

– А на кого еще? На государство? Но я, например, не умею контактировать с нашими чиновниками. На самом деле, это общепринятая практика, что кроме государства культурные проекты поддерживает масса частных меценатов. Бывая на концертах за границей, я везде вижу массу спонсоров. У нас же с этим пока никак. Не знаю, стоит ли об этом говорить, но все спонсоры, которые были у “Дипломатии звезд”, появились только благодаря личным знакомствам.

– То есть наши потенциальные спонсоры еще не готовы платить деньги за культуру?

– Я не знаю. Для меня это тоже большой вопрос, потому что люди у нас готовы тратиться на всякую ерунду. Самый дорогой билет на алматинский концерт РНО стоил пять или семь тысяч тенге. Это большой музыкальный коллектив из нескольких десятков музыкантов. А на Максима Галкина – 35 тысяч. И тут я вообще ничего не понимаю.

Хочешь, чтобы все пошло? Езжай в Астану

– Подозреваю, отсутствие понимающих людей – это не единственная сложность в проведении фестиваля в Алматы?

– Да, у нас мало концертных залов.

– Вы имеете в виду качественно оборудованных?

– Качественно оборудованных у нас вообще нет. Столкнувшись с организацией концертов, я поняла, насколько у нас все убогое. А если тебе надо чуть-чуть добавить света или звука, то надо отдельно арендовать за бешеные деньги. Даже пульты музыкантам. Я считаю, что это маразм.

К тому же горожане не особо стремятся на такого рода мероприятия. Я, например, всегда считала, что публика в Алматы готова к серьезной музыке и понимает ее. А на деле увидела обратное. Интересуется лишь малый процент. В моем детстве за три перекрестка стояли люди и просили лишний билетик. Сейчас никто лишний билет не просит, по-моему.

– И отчего, по-вашему, в Алматы такая вялая фестивальная жизнь?

– По-видимому, никому ничего не надо. Люди “едят” то, что им навязывают. А навязывают им попсу, ночную жизнь, так называемый гламур... Хотя, можно сказать, что, слава Богу, в Алматы фестивальная жизнь наладилась. Тот же кинофестиваль “Евразия” возродили...

– Его же в Астану перевезли.

– Ох, как все сложно. Алматы всегда был культурным городом, видимо, и у Астаны свои амбиции. Мне, кстати, даже говорили: “Хочешь, чтобы у тебя все пошло с фестивалем? Езжай в Астану”.

Отуречить и обузбечить

– Наверняка во время приезда на фестиваль именитых гостей с ними были связаны какие-то интересные эпизоды…

– Если не зацикливаться на каких-то конкретных историях, могу сказать, что меня, например, глубоко поразила личность Михаила Плетнева. Он может молчать, но создается такое ощущение, что ты с ним общаешься ментально. А какой замечательный Леонид Пташка! Потом он мне даже звонил из Израиля, рассказал, что после “Дипломатии звезд” у него был тур по Германии, и немецкие журналисты задали вопрос, где, на его взгляд, самая приятная публика. Леонид сказал им: “Знаете, что бы вы там ни думали, а самые интеллигентные люди живут в Алматы!”.

– А ваша последняя гостья, модель и фотограф Патти Бойд? Она провела в Алматы целую неделю.

– Патти – очень хороший, светлый человек. Она рок-н-ролльная женщина, ни от чего не отказывается, ей все интересно. Однажды мы ужинали в казахском ресторане, вот конина ей не понравилась. В это же время там выступали наши музыканты, причем я знаю их, это достаточно талантливые девушки. Но играли они такую нудятину – на народных инструментах под попсовую аранжировку. Я слушала, и меня перекашивало от этого дурацкого ритма. Я повернулась к Патти с вопросом: “Тебе нравится?”, на что она ответила: “Ну я же понимаю, что это для туристов” (смеется). То есть англичанка раскусила всю фальшивость такой музыки. И как эти артисты не понимают, что это никому не нужно?

– А что нужно?

– Понимаете, самое ужасное, что казахскую музыку, которая сама по себе очень глубокая, не похожая ни на какую другую, почему-то хотят то отуречить, то обузбечить, то опопсить. Зачем? Не надо! Я послушала записи казахского музыканта, который живет в Китае, Ерболы Ахметхана, он просто играет и никаких выкрутасов себе не позволяет. При этом через игру он передает мысль, и ты понимаешь, в чем прелесть казахской музыки, – в бесконечности, в эпическом повествовании, это если говорить о домбровом исполнении. А если песня, то слова в ней несут очень высокий смысл.

И мне совершенно непонятно, почему у нас на родине происходит по-другому. Сплошная веселуха. Или у нас артисты любят вырядиться в какие-то чапаны и думают, что это придаст им национальную аутентичность. Возьмите местных исполнителей казахских песен. Это же позор! Я понимаю, что у них патриотические чувства, я понимаю, что им хочется популяризировать эту музыку, но не это интересно. Не надо делать это на попсовой основе. Даже шикарные песни Шамши Калдаякова, которые он писал для эстрады, извратили настолько, что это уже не его песни. Это попса!

Артем КРЫЛОВ

Загрузка...

[X]