Опубликовано: 3300

Наука в Казахстане: идеи есть – денег нет

Наука в Казахстане: идеи есть – денег нет Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Из 249 исследований казахстанских ученых, на которые Европейский союз потратил почти 30 миллионов евро, на родине за 22 года удалось реализовать меньше десятка. Почему “выхлоп” оказался таким мизерным? Какова судьба других проектов?

Об этом “КАРАВАНУ” рассказала национальный координатор Рамочной программы Европейского союза по исследованиям и инновациям “Горизонт-2020” в Казахстане доктор Камила МАГЗИЕВА.

– Камила Тусупхановна, какое самое крутое исследование, оплаченное Европой, в Казахстане не реализовали?

– Наши ученые изобрели формулу геля, ускоряющего движение нефти по трубопроводам, особенно зимой. В правительстве к этому отнеслись прохладно. Тогда, в 90-х, я носилась по кабинетам, предлагая капитализировать проект. На меня смотрели, как на сумасшедшую… Результаты проекта коммерциализировали финны. По условиям Рамочных программ разработчики проекта должны монетизировать его у себя на родине. Мы не сумели. Потом права на реализацию у финнов купили турки. И продали готовый продукт Казахстану. Естественно, со своей маржой.

– А что самое инновационное реализовали?

– Помню несколько проектов, которые с трудом реализовали на местах. Это очистка реки Нуры от ртути, технологии мембранной очистки воды, увеличение разнообразия рыбы в Аральском море, исследование уровня радиационной загрязненности на территории Семипалатинского полигона. И проект по производству натурального каучука из одуванчика кок-сагыз. В 1993 году в списке грантополучателей по самому первому конкурсу ИНТАС были Владимир Школьник и Виталий Метте, которые исследовали возможности использования атомной энергии в мирных целях в Казахстане. Еще был ряд проектов по улучшению управления в области образования, науки, медицины. Казахстанские ученые всегда славились своими методиками в этой области. Увы!.. Их осваивали где угодно – от Киргизии до России. Но ни разу в Казахстане.

Говорят, что в РК нет нанотехнологий. Неправда! Полно талантов, мимо которых чиновники проходят с закрытыми глазами. Незабвенной памяти Раушан Мансурова вместе с мужем, выдающимся химиком Зулхаиром Мансуровым, на гранты от ИНТАС создали первую в стране нанолабораторию. И многие другие ученые на эти гранты создавали свои институты и лаборатории.

Мы вам – деньги, вы нам – идеи

В 1992 году в ходе заседания Совета Европы канцлер Германии Гельмут Коль и президент Франции Франсуа Миттеран задались вопросом: а что будет теперь с советской наукой, куда пойдут ее ученые? И тогда Европейская комиссия (ЕК) создала специальный институт поддержки ученых из СССР – ИНТАС – Международную ассоциацию содействия сотрудничеству с учеными из стран бывшего Советского Союза.

С 1992 по 2006 год ИНТАС активно помогала ученым из “пост-совка” понять особенности грантового финансирования исследований, тонкости международного сотрудничества в науке, умение в интернациональном коллективе превращать научные знания в продукт, необходимый конечному потребителю – нам с вами. С первых дней работы ИНТАС Камила Магзиева стала посредником между ЕК и казахстанскими учеными. Они тогда ни сном ни духом не ведали, что могут монетизировать свои наработки с помощью европейцев. Хотя в министерствах об этом были в курсе.

– Наши профессора и доктора привыкли к советской распределительной системе, к “родной” схеме финансирования. Забитые “совком”, ждущие “подарков”, – рассказывает она. – А тут – жесточайший отбор. Деньги могут литься рекой, но только за те изыскания, которые реально могут улучшить жизнь людей. За гранты нужно бороться в конкурсах, доказывать их состоятельность, готовить совершенно другие формы отчетности. При этом я не могла лично обойти все лаборатории, поговорить с каждым гениальным аспирантом или кандидатом, узнать, что у них есть перспективное.

– А как удалось?

– История долгая. У нашего координационного центра тогда была поддержка министерства науки – Академии наук. Мы работали с учеными день и ночь, вовлекая их в конкурсы ИНТАС и Рамочных программ ЕС. Последние – это инструмент Еврокомиссии по финансированию науки и инноваций через конкурсы. Он был на поверхности. Не понимаю, почему бы Казахстану его не использовать? А ИНТАС в 2006 году завершила свою историческую миссию и закрылась. Теперь наши ученые принимают участие в этих конкурсах самостоятельно. Знаешь, почему в середине и конце голодных 90-х у нас не закрыли институты генетики, горения, географии, другие, хотя из 424 НИИ сегодня осталось меньше половины?

– Любопытно…

– Потому что люди там получали гранты ИНТАС и Пятой рамочной программы! А знаешь, что нужно сделать, чтобы получить европейский грант?

– Что? Может, я тоже хочу.

– Для этого нужно просто своевременно получить информацию о конкурсе, изучить правила участия, найти хороших европейских партнеров, написать конкурентоспособное проектное предложение. Думаешь, трудно? В одиночку – да. Но моя функция, как координатора программы, в том и заключается, чтобы своевременно предоставить тебе информацию и обучить тебя всем этим тонкостям. Для этого я и провожу тренинги, консультации, поиск партнеров... На территории СНГ почти четверть европейских грантов в 1993–2013 годах получили ученые Казахстана, а их у нас меньше, чем в России или в Узбекистане. А потом…

– Калитка закрылась?

– Евросоюз просто сказал: хватит! Мы потратили сотни тысяч евро, чтобы вы научились подавать свои проекты на европейские конкурсы. Пусть теперь Казахстан сам оплачивает расходы на содержание своего местного координатора. Страна у вас богатая. Вот сами и оплачивайте свое участие в конкурсах! И знаешь, что произошло? Резко сократилось участие наших ученых и новаторов в Рамочных программах. Министерство по инновациям и развитию поддерживало нас только в 2014 и 2015 годах. А министерство образования и науки за два последних года вообще ни одного мероприятия по “Горизонту-2020” не поддержало. Мой статус национального координатора теперь только в бумагах Еврокомиссии остался. Пришлось отпустить несколько талантливейших тематических координаторов в отпуск без содержания. Осталось нас два человека на всю страну. Выживаем как можем. Пытаемся проводить платные тренинги и консультации. Только народ, привыкший получать эту помощь на халяву, не торопится платить. Проблема в том, что люди до сих пор понятия не имеют, что можно зарабатывать таким путем, что можно участвовать в Рамочных программах ЕС, получать гранты, самый маленький из которых – один миллион евро. И в правительстве тоже замолчали.

– А что европейцы?

– Мягко говоря, изумились…

…ЕС поддерживает международный проект по изучению полураспада плутония. А он распадается 99 лет.

Вот это грантище можно отхватить!

– И грант у них немаленький, и вся международная группа с участием казахстанских ученых обеспечена работой на 99 лет. Чтобы денежный поток не прерывался, они каждые 18 месяцев сдают отчеты и план реализации проекта.

Справка “КАРАВАНА”

Большой адронный коллайдер, который запустили в Швейцарии, – тоже детище грантов ЕК. Противошумные исследования позволили “Эйрбасу” стать лидером в мировом авиапроме. Телефоны, часы и прочие умные гаджеты – это все результаты исследований ученых из многих стран мира на эти гранты.

Скупой платит дважды, глупый – трижды

– Камила Тусупхановна, гранты – это же невозвратные средства? А кто и как потом распоряжается результатами изысканий? У кого патенты, лицензии и прочий профит? Бесплатный сыр, ну, вы понимаете…

– В одном проекте могут работать немцы, англичане, казахи, китайцы, голландцы, французы. Кто первым начал монетизировать – у того и право “первой ночи”. Да, наши ребята, как патентодержатели, получат свои деньги. Мы могли бы уже кучу лицензий продать, но, к сожалению, не все чиновники в министерствах видят перспективы. Тогда пиши пропало. Будем “свое” покупать у кого попало. Как с тем же гелем для нефтепроводов. Еврокомиссия деньги не впустую потратила. Она получила новую технологию, которая “выстрелит”, может, не сегодня и не завтра. Все эти результаты есть в открытом доступе на специальном информационном портале CORDIS. Воспользоваться открытиями, коммерциализировать могут все, кто захочет. Но уже не бесплатно! Так ЕК отбивает свои затраты. Потому что лицензии оформляет у себя страна-реализатор. За все в этом мире приходится платить.

Важная деталь. Есть такой сайт – “Европейская технологическая платформа”. Там размещают готовые к внедрению результаты исследований, которые поддерживала ЕК. Чтобы зайти на этот портал бесплатно и получать новые технологии с определенными скидками или разместить там свою технологию, нужно было сделать одну маленькую вещь – вступить в Европейскую предпринимательскую сеть. Бес-плат-но! Такая возможность была в 2015 году. Опять начала марафон по кабинетам Левого берега. И была в шоке – большие чиновники не понимали: зачем нам туда надо? Даже Национальное агентство по технологическому развитию не сумело убедить министров. А как продвигать в мир технологии, придуманные в Казахстане? И при этом по дешевке брать чужие, которые можно реализовать у нас? Я говорю о тех, которые были сделаны на гранты ЕК. А у нас министры на это просто начхали.

– Сейчас вступить в этот “клуб” можно только за деньги?

– Да. И еще мы потеряли доступ к 48 тысячам технологий, которые финансировала Еврокомиссия с 1992 года. Два года назад мы могли выбрать на этом “прилавке” то, что нам нужно. И свои изобретения размещать. Сегодня деньги вперед! Наш НАТР как-то хитро, почти нелегально сумел туда воткнуться через Россию. Да, они могут там все видеть и читать. Но получить доступ к приобретению со скидками – уже нет.

– Но ранее правительство Казахстана тоже вкладывало какие-то средства в гранты? О каких суммах идет речь?

– Это были специальные конкурсы. 75 процентов вносила Еврокомиссия, 25 процентов – мы. Правда, это было всего два раза. Общая сумма обоих конкурсов – около миллиона евро. Но 24 проекта Казахстан так и не профинансировал.

– Если эти исследования мы не реализовали, они для нас пропали?

– Нет. Просто они станут для нас дороже…

Попытался вспомнить, чего инновационного Казахстан пытался внедрить в последние 10 лет. Планшеты, фермерские самолеты, силикон, капельное орошение, обувное производство, сахар, текстиль… И, конечно, наш автопром, продукцию которого чиновники высокомерно игнорируют. Как и нашу науку, похоже.

Видимо, Магзиева права. Возможно, потому, что высокие кресла не верят в земляков. А если верят, то как-то очень странно распоряжаются идеями, которые могут принести прибыль.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров