Опубликовано: 2720

На Восток!

На Восток!

О секретах создания группы Rin’GО ее продюсер Алуа Конарова впервые рассказала в интервью музыкальному обозревателю “Каравана”. Алуа Конарова – для кого-то она и мама (для всего бэнда Rin’GО и его многочисленных поклонников). Для других, вероятно, конкурент, а для автора этих строк – едва ли не единственный профессиональный музыкальный продюсер в Казахстане.Мы давно, скажем так, присматривались

друг к другу. Обменивались мнениями в Интернете. Но поговорили живьем впервые. В некоторые особо острые моменты я включал диктофон, а иногда и намеренно выключал, потому что понимал, что слишком тонкие нюансы состояния шоубиза в стране лучше оставить между нами.

В помощниках – Пугачева

– Вы как-то обмолвились, что результаты вашего труда чаще отмечают за границей, та же история – с финансовой помощью.

– Так получается, что в своей стране не нашлось людей, которые бы нас поддержали. Были моменты, когда я просила в долг под проценты. А чтобы безвозмездно, как у нас помогают многим артистам, – такого нет. Может, я не умею просить. Мне легче было заложить квартиру, взять кредит в банке, чем просить. Нет, я как-то попыталась это сделать. И когда мне один из бывших олигархов сказал: “Я лучше проиграю эти деньги в казино за ночь, чем вложу в каких-то мальчиков…” – я вообще зареклась просить, испытав страшное унижение.

– Это давно было?

– Года три назад. На сегодняшний день единственный человек, который помогает и верит в нас, – это Алла Борисовна Пугачева (дважды на конкурсах – “Новой волне-2007” и Crimea Music Fest в 2011 году – она вручала Rin’GО свои спецпризы и денежные премии по 50 тысяч долларов. – Прим. автора.) Я ей безмерно благодарна, она наш ангел-хранитель. Я молюсь за нее.

Раджа, я люблю тебя!

– Может, стоит делать что-то более конъюнктурное? Так сказать, больше отвечать “чаяниям народа”.

– Мне бы не хотелось плыть по течению голимой конъюнктуры. Мы задали определенный стиль, от которого не собираемся отходить. Я не для этого взращиваю своих ребят.

– Но основная масса людей, способных заказывать музыку, сейчас как раз предпочитает той-бизнес, а не шоу.

– Мы, конечно, тоже выступаем на тоях, и, к счастью, у нас сформировался определенный круг заказчиков: когда артист выходит на сцену, они не едят и не пьют, а слушают и смотрят. Это воспитанный слушатель, с внутренней культурой. Но как-то мы были в южных регионах, там не важно, что ты поешь. Как только начинает звучать музыка, люди встают, поворачиваются спиной к артисту и начинают плясать. Мы патриотическую песню поем, которую надо слушать, возможно, плакать, а они пляшут. После нас выходит непонятная пара – мужчина и женщина – и что начинает петь?.. Взяли нарезки из индийских фильмов, склеили и просто открывали под это рот. Даже были слышны плохое качество записи и диалоги: “Раджа, я люблю тебя!”. Тогда я подумала: “Зачем они Rin’GО позвали?”. Может, мы вышли на какой-то уровень, и сейчас считается модным нас приглашать, не слушать, не смотреть, а просто тупо плясать. Это оскорбляет.

Секрет раскрыт

– А для чего вы тогда создавали Rin’GО?

– Иногда определенные обстоятельства становятся стимулом для дальнейших событий. Моими бывшими подопечными была группа “Орда”. Когда они стали очень популярными, мы решили расстаться. Вначале были обиды, потом прошли, потому что эта ситуация стала мощным двигателем для создания нового проекта. Я объявила негласный кастинг, так Rin’GО и родился.

– То есть после “Орды” вы переживали…

– Я очень сильно переживала. Было ощущение, что у меня умер очень близкий человек. Потому что я отношусь к своим артистам, как к собственным детям…

– У вас есть стратегический план для Rin’Go?

– Есть. Думаю, что уже можно об этом говорить. Опробовав коллектив в других странах, я поняла, что мы вполне можем работать на рынке Юго-Восточной Азии и будем там востребованны. Вот (громко выдыхает) – это весь мой секрет.

Уже готовы

– Кстати, вы же недавно вернулись из Китая.

– Да, выступали в Пекине. Ребята были единственными представителями казахстанской эстрады, когда они вышли – зал “взорвался”. Концерт прошел на одной из самых престижных площадок Пекина, туда не все китайские звезды могут попасть. Когда после репетиций мы приехали на концерт, у охранников на сотовых телефонах играла наша песня “Гашыкпын”. Сейчас нас пригласили участвовать в концерте, который ежегодно проходит в честь празднования китайского Нового года. Представители Центральной Азии впервые там будут петь.

– Где еще вы были в этом регионе?

– В Малайзии в 2008 году. Там тоже была очень “горячая” реакция, хотя мы были абсолютно незнакомы этой публике. А после выступления в Урумчи у ребят на улице просили автографы. И тогда я поняла: бойз-бэнды там любят.

– А что думаете насчет Запада?

– Было бы хорошо съездить в Америку, чтобы мальчишки посмотрели там на живые концерты, поучились. К примеру, на Джастина Тимберлейка. Или на моих кумиров – Boyz II Men, Брайана МакНайта. С преподавателем Тимберлейка мы вели переговоры, чтобы он в течение месяца позанимался с ребятами. Набравшись опыта на Западе, можно выходить на Восток.

– У вас уже есть контракты с продюсерами в Азии?

– Пока нет. Я думаю, что нужны не продюсеры, надо найти правильного агента, который будет заниматься организацией выступлений. В 2008-м мне предлагали контракт в Малайзии на пять лет. Но тогда команде было всего два года, хотелось, чтобы они еще обкатались. Сегодня мы готовы пойти дальше. 

[X]