Опубликовано: 6218

На студенческой скамье: Вспомнить и не вздрогнуть

На студенческой скамье: Вспомнить и не вздрогнуть

Драйв, вкус к жизни, романтика – все эти определения относятся к студенчеству. Сегодня мы собрали истории бывших и нынешних студентов и поговорили, где, чему и как учились известные люди нашей страны.Сидел за хулиганство!

Третьекурсник Артур ТОЛЕПОВ, брат Асылхана Толепова (оба, кстати, сыграли в фильме “Жаужурек. Мын бала”), не может назвать свои студенческие годы спокойными:

– Я стал учиться в колледже академии искусств после девятого класса. Это было с 2006 по 2010 год, сейчас продолжаю учиться в университете. Помню, как-то мы разыграли преподавателя, притворившись сектантами во время занятия, так как были попросту не готовы к паре. Это произошло еще в колледже, в итоге мы попали к декану на ковер.

– Самые яркие моменты твоей студенческой жизни?

– Быть студентом – классно! Особенно запомнились театральные фестивали, капустники. А бывало, через весь Алматы – от микрорайона “Орбита” до Зеленого базара – ходил пешком домой, еще и зимой. Так как денег не было…

– Часто ли прогуливал пары?

– Частенько, почти все предметы! Лучше не перечислять их, чтобы не обидеть преподавателей. Часто ходил на вечеринки. Но наши тусовки всегда проходили без алкоголя. На вечеринках в основном пародировали, пели и играли. Бывали и драки: по-моему, я со всеми передрался и даже как-то попал в отделение полиции. Разборка начиналась банально, потом перешла в рукопашную… Отсидел где-то три часа за хулиганство в “обезьяннике”.

За дипломом – на “Волге”

Кто бы мог подумать, Мурата ИРГАЛИЕВА, телепродюсера, создателя фестивалей и конкурсов, исключали из университета из-за его работы, которая, кстати, заключалась в том, чтобы делать программы для Центрального телевидения СССР.

– На телевидении я работал еще со школьной скамьи, – рассказывает Мурат Иргалиев. – Сначала внештатно, а со второго курса уже стал штатным сотрудником. Что имело две стороны медали. С одной – это нужно мне было в жизни. С другой стороны, ко мне поменялось отношение в университете, потому что я пропускал занятия. В какой-то момент я нарвался на задолженность по французскому языку. И меня отчислили на четвертом курсе. Даже не помогло то, что по остальным предметам было всё хорошо. Видимо, преподавателя или декана достало, что я весь такой “звездный”.

– Вы “звездили”, будучи студентом?

– Да, меня показывали по ТВ, я к тому моменту уже был знаком со многими в Москве на Центральном телевидении, сотрудничал с ними.

– И чем закончилась эта история с французским?

– Тем, что Франция стала моей любимой страной. Я туда ездил каждый год. Уже через час спокойно общался с таксистами, а через три дня французы говорили, что у меня французский юмор. Но что это такое, я до сих пор не знаю.

– А учеба?

– Ах, да! Через 10 дней меня восстановили. Кстати, свою дипломную работу я писал на Центральном телевидении СССР, у знаменитого тележурналиста Анатолия Лысенко – впоследствии директора ВГТРК – Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании… В 1979 году, как раз когда я заканчивал учебу в университете, мне приходилось разрываться между защитой диплома и репетициями цикла “С песней по жизни”. Тогда впервые решили провести одну передачу в нашем Дворце имени В. И. Ленина. Для нас это было такое событие! Я так забегался между Дворцом Ленина и университетом, что директор телевидения мне даже выделил на эти дни “Волгу”. Так что студенческая жизнь была частью моего карьерного подъема.

Безбашенные поступки безбашенной группы!

На тему студенчества с “Караваном” с радостью согласились поделиться участники мегапопулярной казахстанской группы “Орда”.

– Я учился в КарГУ в Караганде на правоведа, но после первого курса бросил учебу, – говорит Есболат БЕДЕЛХАН.

– Я поступал в институт иностранных языков. После первого курса мы с братом переехали в Астану устраиваться на работу. Вот, собственно, и все, – говорит с улыбкой Ерболат БЕДЕЛХАН. – Дастан в университете не учился вообще. Нурлан у нас – самый образованный! Окончил художественный и что-то еще.

Далее нашу беседу продолжил еще один участник группы – Нурлан АЛЫМБЕКОВ, он получил сразу два диплома:

– Учился в Киргизском государственном художественном училище и еще – в Киргизском государственном университете строительства, транспорта и архитектуры. У меня дипломы обоих учебных заведений.

– Делали сумасшедшие поступки во времена студенчества?

– Одним из безбашенных поступков было уже то, что я поступил, как оказалось, не на тот факультет, вернее – не на ту специальность, – говорит Нурлан. – Думал, буду заниматься дизайном интерьера, а оказалось – керамикой.

– Только честно, занятия пропускали?

– В разгар сессии, будучи уже задолжником по нескольким предметам, я уехал отдыхать на Иссык-Куль и прошляпил государственную аттестацию. Как потом оказалось, ее перенесли на более поздний срок, а задолженности я ликвидировал!

– Каково быть студентом?

– Замечательно! Именно поэтому я был им девять лет в своей жизни! Студенчество – время молодости, влюбленности, романтики и особого непередаваемого драйва и вкуса к жизни. Именно тогда я впервые вышел на сцену, сочинял скетчи, миниатюры, выступал на конкурсах, был одним из создателей дэнс-группы. Всё это не относится к студенчеству конкретно, но совпадает с той порой. Будучи студентом, человек закладывает основные принципы своей жизни и деятельности. Это важное и прекрасное время для любого человека.

Когда преподаватель – Воланд

Режиссер алматинского театра “АРТиШОК” Галина ПЬЯНОВА была “двойной” студенткой: она получила и актерское, и режиссерское образование. По словам Галины, ее студенчество стало сплошным парадоксом. Поэтому вспомнить что-то яркое очень сложно: вечные ожидания репетиций и учеба.

Но вот один преподаватель оставил о себе неизгладимые впечатления.

– Мы тогда только приехали в Питер (Санкт-Петербург. – Прим. авт.), ночью заселились в общежитие, – вспоминает Галина Пьянова. – Тогда нас встречали ребята-заочники с потока. Всю ночь мы общались и обсуждали учебу. Они взахлеб рассказывали, как все великолепно и замечательно. Но есть один преподаватель Эмиль Яснец по истории театра – просто Воланд настоящий. Никто не может ему сдать теорию: страшно уже тогда, когда он идет по коридору.

Совсем скоро Галина сама получила первое шоковое впечатление:

– В кабинет буквально заскочил мужчина с черными бровями, с серьгой в ухе, в какой-то яркой синей рубахе. Совершенно театральный персонаж, так в обычной жизни люди не ходят. От него исходила бешеная энергетика, он тут же принялся двигать столы, мы все даже со своих мест встали и в угол забились. Вдруг вскочил на это нагромождение из столов (а ему тогда было 60 лет) и громким голосом сказал: “Так выглядел греческий театр, здесь была сцена, а там – зрители…”.

Галина говорит, что Эмиль Яснец стал ее любимым педагогом, а она – его любимицей:

– Помню, что он не любил актерский курс, так как считал, что театр делают режиссеры и теоретики. И однажды выловил меня в коридоре – у меня не было пар, я ждала репетиции. Сказал: “Рыжая, иди сюда, пойдем кофе пить, только я сейчас зайду, у меня там пара”. Он зашел в аудиторию, где сидел как раз актерский курс, обвел медленно ее взглядом, проделал руками какие-то пассы и сказал: “Что-то у вас тут черная энергетика, я не могу сегодня вам читать лекцию”.

Вот сейчас я вспомнила этого светлого человека, и мне сразу стало радостно.

[X]