Опубликовано: 1700

На кражу толкнула любовь

На кражу толкнула любовь

Преступление, которое произошло в декабре 1966 года в селе Большой Чаган Уральской области, не претендует на первые места криминального рейтинга ни по жестокости, ни по сумме материального ущерба. Тем не менее местным милиционерам дело оказалось не по зубам: пришлось вызывать специалистов из Алма-Аты.

Рассказывает бывший оперуполномоченный отдела уголовного розыска УВД Уральской области, ныне пенсионер МВД Российской Федерации Алексей Фаддеевич ГЕРАСИМОВ.

Взлом сейфа – идеологическая диверсия?

– 19 декабря 1966 года я заступил на дежурство в составе оперативной группы по УВД Уральской области, – говорит Алексей Фаддеевич. – Почему запомнил? Так был же день рождения Генерального секретаря КПСС Леонида Ильича Брежнева!

И вот около 10 утра нас вызвал оперативный дежурный: обокрали почту в селе Большой Чаган.

Мы выехали на место, до которого было около 38 километров. Приехали, видим, что начальница почты по фамилии Плетнева ждет нас вся в слезах. И вот что странным мне показалось: входная дверь почтового отделения не была взломана. Вторая, ведущая в кассу, тоже. А вот дверца сейфа, точнее, несгораемого шкафа, погнута. Исчезло около 4 тысяч рублей, которые предназначались для выплаты пенсий, а также денежных переводов.

В общем, допросили мы начальницу и двух ее подчиненных, но толком ничего от них не добились. Все только руками разводили: не понимаем, мол, ничего.

Тогда принялись отрабатывать две версии. Первая – кражу совершил кто-то из местных, кто знал, что на почту привезут деньги. Вторая – к взлому причастен приезжий гастролер-медвежатник. Правда, это меня немного смутило. Вряд ли кто-то из специалистов высокого уровня приедет в это село, чтобы ломануть сейф, в котором и денег-то не слишком много. По первой версии отработали всех родственников и знакомых работников узла связи.

И выяснили: то, что на почту привезли деньги, в Большом Чагане знали практически все. И не только они, но и еще жители соседних сел – Малого Чагана, Колесово, Балагана, Владимировки и Щапово.

Местные милиционеры нам помогали, но толку было немного. Короче говоря, ходили и опрашивали всех больше недели. С ног сбились, а результатов – ноль. Тут нас вызвало начальство, дало нагоняй. Сказало, что дело это пахнет диверсией. Якобы есть мнение, что похититель выкрал деньги не для личного обогащения, а чтобы вызвать недовольство граждан, которые не получат своих пенсий. Вот тогда и было принято решение подключить к расследованию специалистов из Алма-Аты.

Новогодняя командировка

…Скорый пассажирский поезд сообщением Алма-Ата – Москва прибыл на станцию Уральск 31 декабря около 11 часов утра. Последними вышли трое в штатском. Двое держали в руках черные портфели, а у третьего был какой-то непонятный толстенький чемоданчик.

– Встречать прибывших сотрудников МВД Казахской ССР направили меня, – продолжает Алексей Фаддеевич. – Я был в форме, поэтому они сразу же пошли ко мне. Козырнув, представился: “Здравия желаю, лейтенант Герасимов. В ответ слышу: “Старший оперуполномоченный уголовного розыска МВД Казахской ССР майор Пугачев, старший следователь капитан Курганцев и эксперт-криминалист Еркенбаев”.

– Как же вам все-таки не повезло, – покачал я головой. – Перед самым Новым годом в командировку поехали…

– Ничего, мы привыкли, – ответил Пугачев. – Но взять твоего медвежатника надо как можно скорее, а Новый год мы и здесь отпраздновать можем.

Спустя час приезжие на стареньком милицейском “газике” прибыли на место преступления.

– Сколько денег забрали? – спросил майор Пугачев.

– Около 4 тысяч рублей, – ответил я.

Выглянув в окно, майор чертыхнулся.

– Ни одного человека на улице не видать. Вымерли все, что ли?

– У нас всегда так, – пояснил я. – Механизаторы на машдворе, технику к лету готовят. Доярки уже с базов вернулись, по домам сидят. Кому по улицам-то шастать?

– Тогда и нам пора за работу, – майор встал и накинул пальто. Его спутники также начали одеваться.

Допросы, допросы…

Первым делом мы отправились в совхозную контору, куда участковый привел начальницу почты Екатерину Плетневу, почтальона Валентину Мурашову и уборщицу бабу Зину.

Первой допросили Плетневу. Она рассказала, как 19 декабря к 9 часам утра пришла на работу. Все было как обычно. Открыла наружный замок, вошла и увидела, что дверь кассы распахнута настежь.

– Я же помнила, что накануне заперла ее на ключ, – волнуясь, говорила Плетнева. – Потом выскочила на улицу, закрыла дверь на ключ и побежала за почтальоном Мурашовой.

Благо та жила в трех домах от почты. Вернувшись, женщины заглянули в кассу и обнаружили, что сейф открыт, а денег нет.

– Я кинулась к участковому и обо всем рассказала, – закончила Плетнева.

Участковый Симбирцев подтвердил рассказ женщины и обратил внимание на то, что наружная дверь была заперта.

– Правда, замок там простой совсем, ключ может подобрать кто угодно. Особенно знающий вор, – пояснил он.

Пугачев и следователь Курганцев долго допрашивали почтальона и уборщицу, но ничего нового не узнали. Затем Курганцев поехал по поселку, беседовал с местными жителями, посетил животноводческие помещения – базы, где зимой содержали коров и телок, а также машинный двор.

– Со дня кражи почту опечатали, – продолжает Алексей Фаддеевич. – После допросов мы все туда и отправились.

Эксперт-криминалист Арманжан Еркенбаев открыл свой чемодан и первым делом извлек оттуда фотоаппарат “Киев”. Он тщательно фотографировал помещение с разных ракурсов, а потом принялся ползать по полу, осматривая нижнюю часть сейфа и мощный гвоздодер, лежавший рядом. Видимо, его тут оставил взломщик. Затем обработал все поверхности сейфа, дверные ручки и гвоздодер специальным порошком, чтобы выявить там хоть какие-нибудь отпечатки. И, судя по довольному выражению его лица, кое-что нашел. С полчаса чертил что-то на листе бумаги, а закончив, составил протокол осмотра места преступления. Потом они с Пугачевым вышли на крыльцо покурить, а когда вернулись, майор сказал мне, что пора идти делать обыск. Я удивился и спросил: у кого именно?

– Звоните в районный центр и берите у прокурора санкцию на обыск в доме Плетневой, – ответил Пугачев.

Тайник в печи

Когда я привез подписанный документ, следственно-оперативная группа в компании с двумя понятыми отправилась к начальнице почты. После встречи Нового года она выглядела, мягко говоря, слегка утомленной. На полу возле печки валялись три пустые бутылки из-под водки, а на кровати в спальне храпел какой-то здоровенный мужик. Сколько ни старались, разбудить его не смогли.

На вопрос хозяйки, зачем пожаловали, Пугачев лаконично ответил: с обыском. Тут весь хмель с Плетневой словно ветром сдуло.

Она принялась возмущаться, кричала, что милиция не хочет искать настоящего вора, а стремится повесить кражу на нее! Сама же тем временем, пряча что-то за спиной, попыталась незаметно подойти к растопленной печке. Но Пугачев не дал ей даже открыть дверцу. В руке у Плетневой оказалась правая дамская коричневая кожаная перчатка с заштопанной дыркой на указательном пальце.

– В ней сейф взламывали? – спросил криминалист Еркенбаев. – Точнее, не взламывали, а делали вид?

– А деньги, видимо, здесь, – постучал по свежевыбеленной стенке печи майор Пугачев. – Побелка свежая, и кирпичи выпирают.

Не давая хозяйке опомниться, он позвал понятых.

Взяв стоявший в углу топор, майор начал поддевать кирпич за кирпичом. В итоге образовалось отверстие размером примерно 30 на 60 сантиметров. Из этого тайника эксперт Еркенбаев извлек несколько денежных пачек.

При виде них Плетнева стала бледнее белой глины, которой была вымазана печь. Она тяжело опустилась на стул. И начала рассказывать.

Пьяный сонный мужик оказался только что освобожденным из мест заключения Михаилом Семкиным. С ним начальница почты познакомилась по переписке. И когда он вышел на свободу, пригласила к себе. Тот приехал к ней 5 декабря и, узнав, что на днях в почтовое отделение доставят деньги, очень обрадовался. Он предложил Плетневой инсценировать кражу. Сказал, что местный участковый ни о чем не догадается и в итоге кражу спишут на залетных. Не учел лишь того, что к расследованию могут привлечь опытных специалистов.

– Я спросил эксперта Еркенбаева, как он догадался о том, что кражу совершила сама начальница почты? – говорит Алексей Фаддеевич. – Он ответил, что еще в ходе осмотра места преступления обратил внимание на коричневые перчатки Плетневой.

А на указательном пальце правой имелась дырка, которую хозяйка заштопала. Так вот след от этого заштопанного пальца эксперт нашел возле замка на дверце сейфа, а также на гвоздодере.

– А еще, – вступил в разговор следователь Курганцев, – из сейфа исчезли деньги, но пистолет ТТ вор оставил. Какой же взломщик не прихватил бы оружие с собой?

– По словам Плетневой, кражу совершили ночью, а в первичном протоколе осмотра места происшествия, который составил районный следователь, указано, что на полу была обнаружена одна-единственная спичка, – вступил в разговор майор Пугачев. – О чем это говорит? Да о том, что преступник прекрасно знал план помещения почты. И значит, много света и времени ему было не нужно…

Но даже если бы Плетнева и выбросила эти перчатки сразу же после кражи, то подозрения в отношении ее все равно бы остались.

Суд состоялся через 4 месяца. Плетнева и Семкин получили по 7 лет лишения свободы.

Имена и фамилии действующих лиц, кроме фамилии рассказчика, изменены по этическим соображениям

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров