Опубликовано: 2700

Мы поддерживаем русских – Жириновский

Мы поддерживаем русских – Жириновский

«Вечный» руководитель российской партии ЛДПР в эксклюзивном интервью корреспонденту Caravan.kz рассказал о том, когда ждать честных выборов, как «жить под санкциями» и о том, какие бы вещи он передал собственном гипотетическому музею в Алматы.

- Находите ли Вы для себя партийную работу такой же привлекательной, как и 26 лет назад, когда делали первые шаги на этом поприще? И еще. У нас, в Казахстане, партийная деятельность большинству населения не понятна. Чем вы сегодня мотивируете молодежь для вступления в ряды ЛДПР?

- Молодые люди сами тянутся в ЛДПР, потому что они видят, что мы реально даем им дорогу, возможности для развития, построения карьеры. Вот у нас есть руководящий орган в партии – Высший совет. Он принимает все ключевые управленческие решения. В нем четверо из 11 человек ­– моложе 40 лет. Средний возраст руководства – 35 лет. У нас самая молодая фракция в Госдуме, самый молодой депутат Госдумы наш. Это же все наглядные примеры.

Понятно наша идеология и программы: мы поддерживаем русских, мы за сильную роль государства, за малый бизнес, за сильную экономику, которую должно развивать государство, мы за единство истории России, которая началась не 26 лет назад и не 100 лет назад, а более 1000 лет назад! Все это залог достойных зарплат и социального благополучия, силы государства. Молодежь цепкая, с живым умом идет к нам, потому что понимает все это. Они видят, что многие наши идеи постепенно реализуются. Идет постепенный отказ от национально-территориального деления страны, придуманного большевиками. Еще в 2000 году созданы федеральные округа – это фактически наша идея. В социальной сфере, в экономике многие наши идеи находят место.

- Ваши резкие заявления, как правило, обсуждаются и в правительствах, и за  кухонными столами обывателей, но еще больше – в социальных сетях. Знаем, что у вас есть свои странички и Вконтакте и в Фейсбуке, вы наблюдаете, какие там порой страсти бушуют? Повлияло ли развитие новых технологий на принципы коммуникаций между вами и населением?

- Мы представлены во всех распространенных социальных сетях. Мои аккаунты есть в Твиттере, Перископе, Инстаграме, Фейсбуке, Вконтакте. Я убежден, что за социальными сетями будущее, потому что там невозможен контроль. Чем больше развиваются технологии – тем доступнее информация. Через 10 лет благодаря этим технологиям будут невозможны фальсификации на выборах, потому что каждый сможет проверить, как использован его голос, будет невозможна цензура, потому что каждый в любой момент может включить смартфон и прочесть новости из любых источников. Это огромная сила.

- Для въезда в некоторые страны вы – «персона нон грата». Как вы относитесь к такому статусу?

- В Западную Европу меня не пускают уже 20 лет. Только в составе официальной делегации, а так, чтобы в частном порядке – отказывают. Это еще со времен моих выступлений в Совете Европы, когда я единственный жестко выступал, критиковал Европу, говорил открыто многие вещи. Так что, когда сейчас говорят про индивидуальные санкции против отдельных людей в России – я всегда отвечаю, что я под этими санкциями уже 20 лет.

- Вы порой делаете прогнозы на международную тематику, и по словам главы российского МИДа Лаврова это делаете довольно точно. Какими вы видите отношения между нашими странами (Россия-Казахстан) в ближайшей перспективе, и в целом, какие вызовы будут главными на повестке дня на территории бывших постсоветских стран?

- В истории наших стран могло быть что-то, что сейчас воспринимается как негатив, но если говорить о наших отношениях в целом, то только позитив. Казахстан – это ближайшая России республика, нас связывает как очень далекая история, так и события современности, мы входим в экономический союз, наши граждане свободно ездят из страны в страну, идет обмен инвестициями. Так что самые хорошие, добрые отношения. Кто-то все время пытается бросить тень на отношения России с Казахстаном, но никаких реальных оснований предполагать трудности нет. 

Если говорить о среднеазиатских, кавказских республиках бывшего СССР, то главный вызов – это угроза распространения экстремизма с Ближнего Востока. Уже сейчас есть примеры, когда группа лиц из среднеазиатских стран пыталась какой-то теракт в России организовать, но их деятельность была пресечена спецслужбами. В этом плане российская миссия в Сирии – это защита не только русских границ, но и южных стран СНГ. Нам выгодно, чтобы там царило спокойствие и мир.

- Вы как-то сказали, что не против создания вашего дома-музея в Алматы, и полагаете, что туристы будут туда приезжать. А какими личными вещами готовы пожертвовать для него?

- У меня уже есть музей в Москве, расположен в здании Института мировых цивилизаций. Там тысячи предметов – в основном подарки мне или какие-то памятные вещи. Например, накидка ныне почившего лидера Ливии Муммара Каддафи, часы из Ирака с портретом Саддама Хусейна, награды различных стран, оружие, или, например, украинский «тризуб» который сняли с госсовета в Крыму, заменив русским гербом. Можно подумать, что могло бы быть организовано в Алма-Ате. Какие-то вещи, связанные с моим юношеством, проведенным в Казахстане.

 

Закрыть