Опубликовано: 1700

Молодость – до самой старости?

Молодость – до самой старости?

Можно ли жить вечно? Есть ли эффективное лекарство, возвращающее молодость? И как встретить старость с радостью? Об этом наш разговор с директором Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии профессором Владимиром Хацкелевичем ХАВИНСОНОМ.

Таблетки молодости изобрели для солдат

– Владимир Хацкелевич, вас, как человека, занимающегося проблемами старения, наверняка не раз спрашивали: можно ли продлить жизнь человека до бесконечности?

– Сегодня ученые считают, что человеку природой отмерен срок в 120 лет. Этот возраст, кстати, упомянут и в Библии. Официально признанный рекорд долгожительства – 122 года, столько прожила одна француженка. Жить бесконечно – это вряд ли оправданно с точки зрения существования вида. Для полноценного развития должна быть смена поколений. Но вот вопрос: как прожить тот срок, что нам отмерен? В болезнях и страданиях или до последнего сохранив ясность ума и бодрость тела?

– Геронтологи шутят, что к старости надо готовиться с молодости…

– Да. И еще они говорят, что если рождение – результат случайности, то смерть – закономерность. Понятно, каждому из нас хочется, чтобы она не слишком торопилась.

Человек боится старости – но страшит нас не столько возраст сам по себе, сколько ощущение беспомощности. Неизбежности болезней, страданий. Зависимости от других, потому что сам себя содержать не можешь… Вот этого всего можно избежать, если смолоду готовиться – вести здоровый образ жизни, заниматься физическими упражнениями.

– Но неужели медицина не придумала ничего нового? Например, какие-нибудь “таблетки молодости”? Сегодня много говорят и пишут о различных технологиях, будто бы возвращающих (или по крайней мере – сохраняющих) красоту и молодость!

– Тут нужна осторожность. Не все из того, о чем пишут, стоит принимать на веру. Потому что научно подтвержденных данных об эффективности некоторых разрекламированных технологий до сих пор нет. Хотя есть и эффективные препараты, запускающие механизм активации клеток.

– Говорят, российские ученые добились больших результатов в этой области?

– Да, результаты есть – и это признают наши зарубежные коллеги. И, может быть, потому, что исследования велись не в министерстве здравоохранения, а в… Министерстве обороны. 37 лет назад специалисты военно-медицинской академии получили задание: разработать препараты, повышающие здоровье военнослужащих, помогающие им быстрее восстанавливаться. Тогда как раз появились новые виды оружия – радиационное, лазерное. Да и перегрузки были немалые, в первую очередь у подводников, летчиков, космонавтов. И нужны были средства, повышающие боеспособность личного состава. Денег на армию в Советском Союзе не жалели, потому над этим работали лучшие специалисты в лучших лабораториях. Но поскольку ведомство все-таки закрытое, то об этой работе знали немногие. Да и сегодня не вся информация открыта. Хотя тогда многие препараты были удостоены премий, медалей ВДНХ – по тем временам это было очень почетно.

Кстати, препараты успешно использовались армией, например, во время военных действий в Афганистане.

– Получается, военные разработки служат гражданским целям? И препараты для повышения боеспособности стали таблетками для продления молодости?

– Не совсем так. Не для продления молодости – для повышения качества жизни. Старость – процесс естественный и неизбежный. Сохранить можно не молодость, а здоровье. Чтобы организм как можно дольше сохранял работоспособность.

Есть такой термин – активное долголетие. Не так важно на самом деле, сколько человек проживет, важно, как он проживет отпущенный ему срок. Можно и в 70 лет быть дряхлым стариком. А в 90 – активным бодрячком.

Арифметика активной старости

– И что делать обществу с таким количеством активных бодрячков? Уже сегодня многие пожилые жалуются, что они чувствуют себя ненужными, бесполезными, когда они выходят на пенсию, им просто нечем заняться…

– А зачем активному человеку выходить на пенсию? Можно и дальше работать.

– Но, с другой стороны, когда у нас в стране подняли пенсионный возраст, многие были недовольны...

– Пенсионный возраст, хотим мы этого или не хотим, все равно будет подниматься. До 70 и даже более лет. Чем дольше человек работает, тем выгодней для общества. И для него самого – причем не только в плане экономическом. Работающий человек ведет более здоровый образ жизни – и психологически, и биологически.

В Швейцарии пенсионный возраст – 65 лет. И швейцарцы намерены его и дальше поднимать. Повышается уровень жизни, и люди дольше сохраняют работоспособность.

– В Европе – понятно. Старение населения становится серьезной экономической проблемой, там просто работать некому. А Казахстан считается молодым государством, средний возраст населения у нас невысок, и молодые люди не всегда могут найти себе работу, а пенсионеров вообще никуда не берут!

– Дело не в том, сколько люди будут работать. А как они будут жить. Цель геронтологии – повышение качества жизни, здоровье общества. Это вопрос не только медицинский, социальный, но и экономический.

Я как-то был на одном серьезном медицинском конгрессе в США. Первым на нем выступил директор департамента экономики США. И он сказал очень простую вещь.

В США очень сильно развита сеть домов престарелых. Их обитатели – очень разные. Один в 80 лет ведет активный образ жизни, сам обслуживает себя. А другой и в 70 почти не встает с постели. Так вот для того, чтобы ухаживать за первым, нужна половина ставки медсестры в год – это 25 тысяч долларов. А для второго нужны две медсестры – это 100 тысяч долларов. Такая вот наглядная арифметика.

Понятно, почему денег на изучение проблем геронтологии там не жалеют: бюджет Института старения США – 800 миллионов долларов в год.

Статистика качества

– Сегодня и у нас, и в России, да и в других странах, по официальным данным, процент пожилых людей в обществе увеличивается. Это говорит о том, что мы стали лучше жить?

– Да, и об этом тоже. Но здесь важно заглянуть чуть дальше статистики. И понять, из-за чего это происходит. Если в Европе это обусловлено низкой рождаемостью, то у нас – я имею в виду и вашу, и нашу страну – больше за счет гибели людей среднего возраста от травм, пьянства и прочих причин.

На самом деле, к любой статистике нужно относиться очень осторожно. Например, к данным о среднем возрасте – в странах СНГ это примерно 57–60 лет для мужчин. Но это средние цифры, они складываются из показателей и младенческой смертности, и гибели людей молодых, и естественной смерти в пожилом возрасте.

Если же говорить о возрасте дожития, то здесь наши цифры не слишком отличаются: примерно 75–80 лет – что в России, Украине или в Казахстане, что в Европе. И вопрос опять же в различном качестве жизни наших пожилых людей и европейских граждан.

Они намного здоровее. И потому у них больше возможностей радоваться жизни во всех ее проявлениях. Вот к этому и нам надо стремиться.

– Говорят, в России разрабатывается специальная программа?

– Да, программа профилактики старения уже разработана. Ее цель – продление жизни людей и снижение уровня смертности. Программа уже начинает действовать в Санкт-Петербурге – мы создали экспертный совет, привлекаем к сотрудничеству различные ветеранские организации, разработали вертикаль инфраструктуры, координации усилий геронтологов и гериатров – от общества геронтологов до специалиста-гериатра в каждом районе. Но пока это только первый опыт. Надеемся, что и в других регионах будут созданы такие структуры. И вам в Казахстане стоит всерьез заняться вопросами геронтологии!

К сведению

ГЕРОНТОЛОГИЯ – наука, изучающая старение живых организмов, в том числе и человека

ГЕРИАТРИЯ – раздел клинической медицины, изучающий особенности заболеваний у людей пожилого и старческого возраста и разрабатывающий методы их лечения и профилактики.

Каждый месяц более 1 миллиона людей переступают порог 60-летия. Но если сегодня примерно 10 процентов землян старше 60 лет (примерно 600 миллионов человек), то через пятьдесят лет, по подсчетам специалистов, их будет уже 20 процентов.

По классификации Всемирной организации здравоохранения, до 44 лет человек считается молодым, в 45–59 – средний возраст, 60–74 – пожилым, 75–89 – старческим, люди 90–100 лет и старше уже называются долгожителями.

Геронтологи предлагают свою классификацию: до 30 лет – юность, 30–60 лет – первая молодость, 60–90 лет – вторая молодость, после 90 лет – третья молодость.

В 2002 году в Мадриде состоялась вторая Ассамблея ООН по старению, на которой был принят, подписан всеми странами – членами ООН так называемый Мадридский международный план действий по старению.

Согласно Мадридскому плану действовать надо на трех приоритетных направлениях – пожилые люди и развитие общества; здоровье и благосостояние в пожилом возрасте; условия, способствующие и поддерживающие индивидуальное развитие человека в течение всей его жизни.

В плане содержится 239 рекомендаций. Но это не универсальные рецепты, а скорее возможные варианты действий, выбор и осуществление которых будут зависеть от условий и возможностей разных стран. Мадридский план формулирует основную цель действий в области старения, общую для любой страны: гарантировать каждому человеку безопасную и достойную старость вместе с возможностью продолжать участвовать в жизни общества в качестве полноправного гражданина.

Лариса УВАЛИЕВА

[X]