Опубликовано: 2300

Молодежная безработица: реальность и мифы

Молодежная безработица: реальность и мифы

Почему вузы занимаются очковтирательством, приукрашивая картину трудоустройства выпускников?

Работа, а точнее, ее отсутствие – одна из главных проблем свежеиспеченных выпускников вузов. Бытует мнение, что в Казахстане высок уровень безработицы среди этой категории, мол, работодатели не жаждут принимать неопытных специалистов. Но, как утверждают сами представители молодого поколения, проблемы кроются не только в этом.

Юное тщеславие у разбитого корыта

Официально в Семее насчитывается 178 безработных в возрасте до 29 лет. Однако, по мнению экспертов, цифра не объективна. Эти 178 человек – те, кто обратился в центр занятости и получил официальный статус безработного. Реальное же число не имеющих работы молодых людей может достигать 4 тысяч.

– По результатам наших опросов, 90 процентов молодежи, не имеющей работы, отказались от возможности трудоустроиться в селе. Все хотят работать в городе, а на наш вопрос, где именно, почти все молодые люди отвечали, что мечтают сидеть в кожаном кресле за большим столом, подписывать документы и получать более 100 тысяч тенге, – рассказал руководитель молодежного ресурсного центра Семея Мустафа КОЖАМСЕИТ. – Также невелико количество желающих работать на заводах или в учебных заведениях. Всех выявленных молодых людей, не имеющих работы, мы зарегистрировали и передали информацию о них в центр занятости. Им там могут помочь, но никто туда не торопится. Многие говорят, что им обещают высокооплачиваемую работу, ждут по полгода. А вот по “Молодежной практике” и другим госпрограммам, где для молодых специалистов зарплата составляет от 30 до 40 тысяч тенге, работать никто не хочет. Все сразу хотят получить хорошую должность и высокую зарплату. Только единицы готовы начать с минимума.

Цифры свидетельствуют, что в прошлом году в Семее на социальные рабочие места был трудоустроен 121 человек, по программе “Молодежная практика” – 344, в общественных работах приняли участие порядка 400 молодых людей, не имевших работы до этого.

Для Семея, где насчитывается 91 654 человека в возрасте от 14 до 29 лет, это достаточно скромная цифра.

– Несмотря на то что есть несколько государственных программ, направленных на поддержку молодежи, в прошлом году по программе “С дипломом в село” получили подъемные пособия всего 8 специалистов, и еще четырем были выделены кредиты для получения жилья в сельской местности. Нужно констатировать, что молодежь не очень-то стремится возвращаться в село, – считает президент ассоциации молодых журналистов Семея Лейла УРАЗБАЕВА.

– Этому есть несколько причин: люди не знают о госпрограммах, они не хотят идти на предлагаемые государством места, а главное – у них иждивенческое настроение, – убежден руководитель молодежного ресурсного центра Семея.

Вот и остаются юные мечтатели о синекуре у разбитого корыта – нет не только начальнического кресла и большой зарплаты, но и вообще никакой работы и собственных доходов.

Липовое трудоустройство

Созданию благополучной официальной картинки на рынке труда способствуют и вузы.

– Выпускников заставляют приносить документы, подписанные работодателями, которые якобы примут молодых специалистов на работу. Студенты умоляют руководителей предприятий и организаций просто подписать документ. Даже ко мне столько молодежи обращалось, чтобы я им поставил печать и подпись. Но это плачевно и страшно. Университеты просто закрывают перед министерством свои отчеты для галочки. Дело в том, что статус выпускника сохраняется только в течение одного года после окончания вуза. Потом он уже считается лицом, ищущим работу. Поэтому учебные заведения ищут пути обмануть. Причем никто еще не был наказан – ни вуз, ни тот, кто не ищет работу, – возмущается Мустафа Кожамсеит.

– Мы каждый год опрашиваем выпускников нашего университета по поводу трудоустройства и выясняем, что 40–42 процента на день окончания уверены в своем трудоустройстве. А если судить по официальным отчетам, таких 94 процента, – подтвердил руководитель независимого социологического центра Семея профессор Алексей КОНОВАЛОВ.

Впрочем, профильные ведомства прекрасно осведомлены о необъективности официальных отчетов университетов. Предполагается, что уже в этом году будет отслеживаться наличие пенсионных отчислений выпускников в течение полугода, что будет подтверждением их реального трудоустройства.

Если 8 Марта –это День молодежи

Не меньше любителей галочек появляется и тогда, когда дело касается не только трудоустройства, но и организации досуга молодежи.

– Слушая отчеты акимов сельских округов, мы зафиксировали такой факт. В работу по организации досуга они вносят мероприятия общего празднования – такие как Новый год, Наурыз, 8 Марта, Международный день защиты прав детей и День Астаны. И на этом работа с сельской молодежью заканчивается, – посетовал руководитель молодежного ресурсного центра Семея.

По его словам, в селах досуг организован только для школьников, а молодежь в возрасте от 19 до 29 лет не задействована ни в каких мероприятиях.

Кормление с ложечки порождает иждивенцев

А вот по мнению исследователей, основой существующих молодежных проблем является менталитет.

– Результаты наших исследований гласят, что 92 процента выпускников школ хотят продолжить обучение в вузах. В 1970-х годах получить высшее образование сразу после школы хотели от 5 до 12 процентов выпускников. Так почему же сейчас так мало желающих получить рабочую профессию и скорее начать зарабатывать самостоятельно? Конечно, мы должны системно изучать молодежные вопросы: что мы можем сделать, какие цели ставить? Накормить с ложечки или дать что-то другое? И вообще, должны ли мы давать что-то? Сравните: в США совершеннолетие наступает в 21 год. Но после достижения этого возраста молодые люди там становятся полностью самодостаточными, они не нуждаются в родительской опеке. А у нас национальные традиции – ребенок уже на пенсии, а родители все еще продолжают ему помогать. Это и порождает иждивенчество у молодого поколения, – констатировал руководитель независимого социологического центра Семея Алексей Коновалов.

Семей

КОММЕНТАРИИ

[X]