Опубликовано: 1695

Молочные реки обмелели

В Астане не осталось НИ ОДНОГО молокоперерабатывающего завода. Демонтирует оборудование и переезжает в Павлодар «Фудмастер», в январе закрылось АО «Сут». Есть еще филиал Алматинской фирмы «Агропродукт «Солнечный». Но он простоял всю зиму. Высокие статистические показатели «заготовок» отечественного молока не совпадают с реалиями жизни.

«Молочные» проблемы стали предметом нашего разговора с бывшим директором АО «Сут» и нынешним исполнительным директором «Молочного Союза Казахстана» Владимиром КОЖЕВНИКОВЫМ.

ПОЧЕМУ ЗАКРЫЛСЯ ЗАВОД?

- Владимир Николаевич, почему вы закрыли свой молокоперерабатывающий завод? Казалось, он был таким крепким предприятием?

- На днях здесь была делегация из Беларуси. Мы разговаривали, очень многому удивлялись. Например, тому факту, что они готовы поставлять в Казахстан столько молочной продукции, сколько мы захотим. Парадокс в том, что, согласно статистике, они надаивают не намного больше нашего: шесть миллионов тонн в год, а мы пять миллионов. Тем не менее в Казахстане своего молока не хватает, а у них его в избытке.

Если в Беларуси перерабатывают и пускают в реализацию 95% полученного молока, то на предприятия Казахстана поступают для переработки примерно 30 процентов от того количества, которое производим.

Напрашиваются два вывода: или цифра в пять миллионов ложная, или до заводов не доходит то молоко, которое получают в частных подворьях, что тоже реально, потому что в Казахстане большие расстояния, и за десятью литрами в каждое село не поедешь.

Могли бы частично решить эту проблему специализированные пункты сбора молока.

Но и это еще не все. Исходное сырье у нас очень плохого качества. Если в Беларуси сохранились большие фермы с ежедневным ветеринарным контролем, плановые прививки, автоматизированное доение, одинаковый для всего поголовья витаминизированный корм, то у нас прямо противоположная картина. И как собирается молоко для завода, я знаю по собственному опыту… Едет по селу Камышинка машина, к ней бегут бабки с открытыми ведрами. Оно, молоко, уже только от этого загрязняется. Какого качества оно, никто не знает: экспресс­анализ каждого ведра не сделаешь. У хозяйки есть справка о здоровье коровы, которая на самом деле не гарантирует отсутствия у животного серьезных заболеваний. Сами знаете, как легко заполучить подобный документ.

Это еще ладно. Мы эти «болячки» за счет пастеризации уберем. Но ведь один несет жирность 3,5%, другой водички долил, кто­то своим методом кислотность понизил. У нас нет качественного сырья – вот что самое главное. Но и некачественного не хватает. Мы, к примеру, возили молоко из Атбасарского района за 265 километров отсюда. Наше производство в прошлом году стало нерентабельным, и держать его не было смысла. Если завод по своим мощностям мог перерабатывать 25 тонн молока и 40 тонн обрата ежесуточно, то в последнее время мы собирали всего две тонны молока. Начинали работать с коллективом 200 человек, а увольнял я уже 85. Производство было остановлено, завод продали, а новые хозяева сразу закрыли производство и перепрофилировали предприятие.

Вот такая грустная история. От нехватки сырья страдают многие заводы. В 1991 году в Акомолинской области были 15 молокоперерабатывающих заводов, устояли только два. Ну еще 34 новых небольших появились.

Костанайский молокоперерабатывающий завод в советское время принимал до полутора тысяч тонн молока в сутки, сейчас всего 200 тысяч, да и то вместе с Лисаковском. А вы говорите: «Порошковое молоко!» Тут проблема глубже.

МОЛОКО ВОССТАНОВЛЕННОЕ

- И сейчас вы занимаетесь проблемами всей молочной отрасли страны. Расскажите о «Молочном союзе Казахстана». Когда он возник, какие цели преследует?

- Официально он называется «Объединение юридических лиц (ОЮЛ ) «Молочный союз Казахстана». Это общественная организация, созданная с целью лоббировать интересы производителей молочной продукции.

Нужда в таком объединении возникла давно. В 2004 году союз был создан. В организации, которая существует на взносы, около 20 предприятий.

Что мы сейчас делаем? Проводим экспертизу законодательной базы отрасли. Масса нормативной документации сегодня устарела, ее нужно приводить в соответствие, привязывать к изменившимся условиям, гармонизировать с международными стандартами. Этим мы занимаемся плотно. Надо пересматривать стандарты.

Например, необходимо установить более жесткие санитарно­технические требования к сырому молоку, так как в действующем документе допустимые нормы по бактериальной обсемененности и количеству соматических клеток превышают международные нормы в десятки и сотни раз.

В связи с этим надо параллельно внедрять новые формы зооветеринарного обслуживания, надзора и контроля, обеспечивающих безопасность производимого молока. В молочной отрасли необходимо все упорядочить. А пока у нас один и тот же молочный продукт может быть с разными вкусовыми качествами, сроком годности и вообще может поразному называться. Следует выработать единую терминологию, единые стандарты и требования к безопасности молочной продукции, в том числе детского и школьного питания, производимого на основе молока.

Кроме того, союз помогает предприятиям, которые попали в затруднительную ситуацию. Сейчас самый актуальный для отрасли вопрос – утвержденный Правительством стандарт относительно использования в производстве сухого молока. С 1 июля на пакетах должна появиться надпись «молоко восстановленное», если оно было приготовлено в соединении «живого» и сухого молока. НО… предприятиям дали слишком маленький срок, изза чего они понесут значительные финансовые убытки. Дело в том, что тара уже закуплена и оплачена. Получается двойной расход. Я думаю, что «Молочный союз» сможет убедить Правительство увеличить срок реализации этого стандарта и тем самым помочь отрасли.

О СУХОМ МОЛОКЕ И ТВЕРДЫХ СЫРАХ

- Я думаю, потребители будут рады такому нововведению. У нас создалось такое мнение, что нас всю зиму поили порошковым молоком, выдавая его за цельное. Что вы на это скажете?

- Сухое молоко называть порошком не корректно. Что такое сухое молоко? Подоили, пропастеризовали, подали в башню для сушки. Оно оседает и высушивается, из него выпаривается вся влага. Таков нехитрый и экологически чистый способ получения сухого молока. Да, в нем витаминов меньше, но белок, лактоза, жир сохранились. Кстати, сухое молоко бывает двух видов: обезжиренное, которое делается из обрата, и сухое цельное с 2,5% жирности. В Астану лишь единственное хозяйство АО «Родина» поставляет натуральное молоко, потому что там большое стадо и достаточно своего сырья. На большинстве же молокоперерабатывающих заводов исходного сырья не хватает, и они смешивают молоко натуральное с сухим. Только на вкус вы едва ли уловите разницу между этим и тем продуктом. Это же молоко в молоке.

- Хорошо. Термин ввели, но что за ним стоит? «Молоко восстановленное» не значит ли, что сухое молоко просто развели водой и подали на стол потребителю?

- Так никто не делает. Никто не готовит молоко только на основе сухого, его всегда добавляют, соединяют с «живым» молоком. Это и стоит за термином «молоко восстановленное». Не забывайте, что сухое молоко – это белок. И оно добавляется еще и для нормализации молока по белку. А вовсе без использования сухого молока наша молочная промышленность обойтись не может, без него не сделаешь ни мороженое, ни йогурт. Это нормальный технологический процесс.

- Положим, вы меня убедили, что пить смесь «живого» и сухого молока не вредно для здоровья, а в некотором смысле, может, и полезно – белка больше. Но, Владимир Николаевич, почему на прилавках совсем нет сыров твердых сортов?

- Технология приготовления сыра довольно сложная, а рентабельность невысока. С финансовых позиций это дело невыгодное. Сыры мы делали в летний активный сезон поступления сырья, а продают его целый год. Посчитайте, когда ко мне вернутся вложенные деньги? Без резерва, без длинного, дешевого кредита здесь не обойтись. В Казахстане, кроме юга, нет сыропригодного молока, то есть молока с высоким содержанием белка. Или его мало. Поэтому в Шымкенте твердые сыры еще делают, а мы ограничивались «Целинным».

Это сыр нашей собственной разработки, хорошего качества. В 1995 году на смотреконкурсе в Барнауле наши сыры получили высокие баллы. Чтобы приготовить хороший сыр, особенно твердый, нужны не просто опытные, грамотные специалисты. Здесь талант нужен. В Вишневке был дед Ардекс, он варил один из лучших сыров в республике. Ему не нужны лаборатории: подошел, посмотрел, понял, что надо туда добавить. Я видел, как работал сыровар из Польши, который сюда приезжал по обмену опытом: двое суток простоял над ванной, где готовился сыр, неотрывно наблюдая за процессом. Из поколения в поколение секреты приготовления сыра передавались. А у нас нормального технолога не найдешь. Почему костанайская продукция одна из лучших в регионе? Да потому что там кадровый костяк остался, в Петропавловске еще есть специалисты. Что говорить про Астану, если здесь и заводов­то практически нет?!

- Но молочной продукции в столице более чем достаточно…

- А вы обратите внимание на этикетки. Астану снабжают другие города и другие страны. Они под нашим брендом раскручивают здесь свою продукцию. В этом ничего плохого нет.

- Наконец, давайте напомним читателям, какое молоко свежее?

- Это молоко со сроком хранения 72 часа, прошедшее пастеризацию при температуре не выше 100 градусов. В нем нет ни туберкулезной, ни бруцеллезной палочки. Если молоко хранится дольше этого срока, значит, применяли стерилизацию или консервирование. При стерилизации молоко доводят до температуры 145 градусов, убивая все, что может испортить этот продукт. Никто не спорит, что лучше пить молоко изпод коровки. Но и в нем через два с половиной часа после дойки уже «работают» бактерии, поэтому на заводе его быстро охлаждают и пастеризуют. Это и будет свежее коровье молоко.

Галина БАРОНОВА, Астана

Загрузка...

[X]