Опубликовано: 1360

Митя c харизмой

Митя c харизмой

Звезда российской эстрады, экс-вокалист группы Hi-Fi Митя Фомин рассказал читателям казахстанского издания, почему он решил бросить любимый коллектив, которому посвятил 10 лет своей жизни.

В центре Москвы, в узбекской чайхане

Опытный боец русского шоубиза Митя Фомин нынче в свободном плавании. Он пышет грандиозными планами, за него взялся сам Макс Фадеев – самый прогрессивный музыкальный продюсер России. Пишутся новые песни, снимаются клипы, и все идет к тому, что скоро артист выпустит первый в своей карьере сольный диск.

Местом общения с журналистом из Казахстана Митя почему-то выбрал узбекскую чайхану в центре Москвы. Как и полагается звездам, певец слегка задержался, в ходе интервью периодически отвлекался на звонки мобильника, но в целом он был крайне внимателен и рассудителен в высказываниях. Умудренный многолетним опытом бытия в шоу-индустрии, Дмитрий Фомин делится своим видением того, что нужно для достижения успеха.

Срок годности

– Митя, как вы пришли к тому, что пора заниматься сольной карьерой?

– Это решение зрело долго. Меня спрашивают, почему я ушел из группы? Отвечу так: каждый из нас в течение жизни занимается какими-то проектами, и для творческого человека всегда очень важен рост. Я пришел к мысли, что мой срок годности в проекте Hi-Fi подошел к концу. Мой внутренний голос, моя интуиция, на которую я очень сильно рассчитываю, сказали мне: “Пора”. Конечно, 10 лет в группе – это была замечательная пора, но пришло время, и, как поется в одной песне Hi-Fi, “Оставь все лишнее…”. Я оставил и пошел вперед.

– Я заметил, в вашей натуре совершать рискованные поступки. То вы уезжали из Новосибирска в Москву, то улетали за границу, то, учась в мединституте, резко меняли сферу деятельности…

– Несмотря на то что по зодиаку я Козерог, это знак достаточно приземленный и прагматичный, время от времени у меня случаются такие выпады. Хочется иногда рисковать, но каждый мой риск оправдан. Правда, для кого-то мой уход из Hi-Fi покажется совершенно необдуманным. Как так? Десять лет в группе, в общем-то это удобно, все отлажено, ни о чем не нужно думать, тебе пишут песни, ты ездишь на выступления… Но какие-то новые горизонты подтолкнули меня принять такое решение.

“Я понимал, чего лишаюсь”

– Почему нельзя было заняться сольной карьерой, не меняя продюсеров, как, допустим, Жанна Фриске, с которой работают люди из ее бывшей группы “Блестящие”?

– Не хочу вдаваться во все подробности отношений с моими бывшими работодателями, но в какой-то момент, несмотря на мою бескрайнюю любовь и уважение к этому проекту, я понял, что все, что могло случиться в этой группе, уже произошло. Хочется доказать, в первую очередь себе и окружающим, что Митя Фомин имеет право на существование как самостоятельная творческая единица.

– Что в последнее время происходило в Hi-Fi и что сейчас происходит?

– Лучше спросить об этом самих участников группы, потому как с 2009 года я там больше не работаю. Но я знаю, что они нашли нового солиста, перепели материал, сняли клип на новую песню. Слышал, что они замечательно живут и функционируют.

– А мне показалось, что группа на данный момент не очень активно функционирует…

– Да. Это, собственно, и было причиной моего ухода, поскольку я хотел функционировать более эффективно. Поэтому и принял решение, и задолго до моего ухода из Hi-Fi я стал записывать сольные песни.

“Воробей” в хорошем смысле

– Как обстоят дела с дебютным альбомом?

– Выпуск сольного альбома для меня очень-очень важен по той простой причине, что я все-таки всегда являлся артистом очень тепличным. Поэтому сейчас я – как в хорошем смысле оперившийся воробей, который вылетел на улицу и поймал своего червяка. Для меня это момент истины, момент показать всем, что я сам поймал этого червяка, он настоящий, и я могу его съесть.

Сейчас у меня есть много сольного материала. Этих песен достаточно, чтобы выпустить свой альбом. Но судьба распорядилась так, что я повстречался с Максимом Фадеевым, с человеком, которого я очень чту как композитора, как музыкального реформатора. Максу я интересен как артист, и он мне напишет альбом. Пока мы имеем первый сингл, который называется “Две земли”. Клип на него снял режиссер Евгений Курицын.

– Макс напишет весь альбом или какую-то его часть?

– Наша работа с Максимом еще впереди, я очень предвкушаю, что она начнется этой осенью. Пока же я работаю с другими авторами, потому что считаю, что в моем альбоме должны быть песни не только Фадеева.

– Я слышал, что вы отзывались о продюсерском центре Макса Фадеева, как о семье. Успели почувствовать какое-то особое отношение к себе?

– Хоть я и являюсь артистом центра Фадеева, пока для Макса я темная лошадка. Потому что его проекты, которые гремят на всю Россию, – “Серебро”, Глюкоза, Савичева, Ираклий – это те исполнители, которых он взращивал, можно сказать, из семян. А такого, как я, у него еще не было. Я обладаю определенной долей самостоятельности, которая где-то помогает, а где-то ставит новые и неожиданные задачи, на решение которых нужно время. Мне очень льстит, что Максим увидел во мне то рациональное зерно, которое позволило ему предложить мне контракт и написать несколько песен. И то, что его продюсерский центр является артистической семьей, это безусловно. Я хочу быть в нее вхож, но для этого мне нужно будет, наверное, пройти еще несколько этапов.

Отъявленный пижон и конченый подонок

– Вы давно в шоу-бизнесе и наверняка сформулировали для себя какие-то правила, принципы, по которым нужно играть, чтобы достичь успеха?

– Если бы такие правила были, то любой человек, работающий в шоу-бизнесе, добивался бы головокружительного успеха. Я очень верю в харизму и энергетику человека. Вчера я был на концерте французской певицы Милен Фармер и еще раз убедился в том, что голос артиста может быть как подспорьем его звездности, так может и не быть. Потому что, мягко говоря, Милен Фармер не великая певица, она использует фальцет и делает это порой неуверенно. Однако это не помешало ей собрать 25 тысяч в Олимпийском и сделать совершенно потрясающее шоу. Я верю в то, что каждый артист имеет внутри себя некую силу убеждения, которую невозможно градуировать ни в каких измерительных единицах. Единственное, что в первую очередь важно и интересно, это та энергия, тот посыл, которые человек вкладывает в песню.

Я люблю ярких, эпатирующих, экстравагантных артистов. Поэтому для меня часть успеха – это степень яркости исполнителя. Кто-то любит виртуозную игру на гитаре, при этом не обращает внимание на внешний облик артиста. Я же люблю и то и другое.

– Говорят, вы еще и в кино подались?

– Да, скоро выходит фильм с моим участием – “Стэп бай стэп”. Это молодежная комедия, в которой очень много музыкальных номеров. Я там отъявленный пижон, совершенно конченый подонок, который ходит по головам, выбивает деньги. Это мой кинодебют. Фильм в ближайшее время, думаю, выйдет либо в кинопрокат, либо в телевизионной версии в нескольких сериях.

Специально для фильма я с певицей Sexy Liya записал песню в совершенно не свойственной для меня манере – я больше читал, нежели пел. Кстати, говоря о кино и о моем творчестве, в ближайшее время готовим съемку моего второго клипа на песню “Тишина”. Сниматься ролик будет совершенно революционным способом – не на кино– или видеокамеру, а на фотокамеру. Мы хотим сделать этот клип арт-объектом.

За отвал башки!

– Вы часто участвуете в модных показах известных дизайнеров, и поговаривают, что собираетесь запускать собственную линию.

– Линии одежды сейчас делают многие. Но не хотелось бы, чтобы у меня было так же – сделали и забыли. Действительно, мне эта тема близка, я рассматриваю моду как способ самовыражения и как часть современного искусства. У меня было несколько проектов, связанных с одеждой, но они потерпели фиаско.

Сейчас же я имею хорошие отношения с концерном из Швеции, который делает яркую, актуальную, очень “молодую” одежду. Эта марка инициировала программу “Мода против СПИДа”, дизайн футболок для которой разрабатывали многие известные артисты, такие как Дита фон Тиз, Моби, Tokio Hotel, Йоко Оно и другие. Эти майки продаются в магазинах, а все средства идут на борьбу со СПИДом. И мы вместе с Юлией Снегирь, Игорем Верником, Татьяной Лазаревой, Александром Олешко, Туттой Ларсен, Александром Анатольевичем носим эти симпатичные футболки.

– Насколько для поп-артистов актуально следить за модой, быть в ней?

– Поп-артист обязан делать модную и популярную музыку – ту, что продается. А продается у нас все новое. То есть петь модную музыку и одеваться немодно – это две вещи, которые несовместимы. Я очень четко отдаю себе отчет, что без внешнего антуража, который создается сценографами, дизайнерами интерьера, светодизайнерами, видеодизайнерами, в конце концов дизайнерами одежды, ты не получишь той степени воздействия на мозг, которое призвана делать шоу-индустрия. Снабдив музыку таким арсеналом средств, как внешний антураж, за который я очень сильно выступаю, можно получить просто отвал башки.

Артем КРЫЛОВ, Москва – Алматы. Фото автора

[X]