Опубликовано: 1700

Министерство образования не может победить бизнес преподавателей

Министерство образования не может победить бизнес преподавателей

Январь – традиционное время активизации различных контор по написанию дипломных и курсовых работ. Причем свои услуги они предлагают, не стесняясь никого, и размещают рекламные объявления и баннеры рядом с вузами и даже с министерством образования.

То, что написание дипломных работ для нерадивых студентов стало одной из статей дохода, в том числе и преподавателей вузов, давно не секрет. А что? Затраты – только покупка компьютера и плата за Интернет. Но в последние годы услуги “писателей” заметно подорожали.

– Сейчас дипломная работа для бакалавра стоит от 40 тысяч тенге и более в зависимости от дисциплины, темы и университета. Например, по юриспруденции дипломку для какого-нибудь гуманитарного института я сейчас могу написать за 45–50 тысяч, а для КазГЮУ – минимум 60. Потому что у них очень сильная программа “Антиплагиат”, – признается молодой преподаватель столичного вуза Индира, которая уже много лет подрабатывает этим ремеслом.

По словам девушки, чем ближе срок сдачи, тем дороже обойдутся ее услуги. Но клиенты есть всегда, и именно благодаря студентам она смогла купить себе автомобиль и регулярно обновляет гардероб.

Внесение изменений

Но вполне возможно, что скоро непыльный бизнес Индиры накроется медным тазом.

– После недавнего внесения изменений и дополнений в Закон РК “Об образовании” вуз с учетом уровня теоретической подготовки, учебных достижений, результатов обучения и исследовательско-аналитических способностей студента сможет самостоятельно определять виды итоговой аттестации для него. Это может быть: сдача государственного экзамена по специальности и защита дипломной работы либо сдача государственных экзаменов по специальности и дополнительно по двум профилирующим дисциплинам, – рассказал нам директор департамента высшего, послевузовского образования и международного сотрудничества министерства образования и науки Серик ОМИРБАЕВ.

Как поведал чиновник, экзамены можно будет проводить и устно, и письменно, и в виде тестов – все на усмотрение альма-матер. Уже сейчас во многих вузах применяются письменные формы экзамена, которые позволяют более объективно, прозрачно и полно оценить уровень учебных достижений студентов, говорит Омирбаев.

Двойной оброк для студента

Это не первая попытка профильного ведомства повысить качество подготовки студентов. В 2011 году по заказу минобра была разработана программа “Антиплагиат”, которая должна была если и не ликвидировать работы, написанные по принципу “ctrl+c, ctrl+v” (копирования из Интернета), то хотя бы снизить их количество. Но, как быстро выяснилось, у программы есть свои минусы.

– “Антиплагиат” может проверить работу на предмет заимствования из тех работ, что уже есть в базе, но многие студенты прошлых лет свои работы не сдавали, – объясняет президент ассоциации вузов Рахман АЛШАНОВ.

Кроме того, систему можно обойти, поменяв местами слова в предложении или же подыскав для них адекватные синонимы. О том, что “Антиплагиат” малоэффективен, говорили и депутаты парламента. Почти год назад мажилисмен Виктор КИЯНСКИЙ просил министерство образования рассказать о том, сколько недобросовестных заимствований помогла выявить программа, насколько она эффективна и оправдала ли возложенную на нее надежду и цену.

– Они мне тогда ответили моими же словами: рассказали, для чего нужны качественные научные работы, что нужно повышать уровень магистрантов. Но, например, сколько средств было израсходовано на этот “Антиплагиат”, не сказали, – сетует Виктор Киянский. – Сказали только, что из почти

1 000 проверенных работ системой были отклонены всего две. Вот и думайте, то ли у нас все такие честные, то ли “Антиплагиат” не все выявляет.

Сам Киянский больше склоняется ко второму варианту. Но зачем тогда такие траты для страны? Впрочем, как нам пояснили в министерстве, деньги на разработку и внедрение “Антиплагиата” вузы выделяют самостоятельно. То есть вся нагрузка ложится на учащихся. А потом студенты ищут дополнительные источники финансирования для того, чтобы обойти пресловутую программу. Вот такой двойной оброк.

 Имидж – ничто!

– Проблема в том, что у нас ученые звания и вообще все образование не для знаний, а для имиджа. Нужно менять систему, – уверен Виктор Киянский.

Солидарен с ним и Рахман Алшанов. Причем, как уверяет президент ассоциации вузов, работа в этом направлении ведется:

– Сейчас идет такая тенденция: квалификацию выпускнику присваивает не вуз, а работодатель, который оценивает не просто научную работу, а действительно то, как человек может применить на практике свои теоретические знания.

Но когда такой подход станет повсеместной практикой – неизвестно. Да и станет ли? Индира, которая занимается дипломками, уверена, что нет. Слишком много сотрудников тех же университетов кормятся за счет студентов.

[X]