Опубликовано: 7465

Место смерти роддом

Место смерти роддом

В Караганде разгорается медицинский скандал. Многодетный отец Марат Карипбеков обвиняет врачей в гибели жены и своего нерожденного ребенка.История, которую он рассказал корреспонденту “Каравана”, в самом деле вызывает множество вопросов.Марат КАРИПБЕКОВ и его супруга Ардакты САГИНТАЕВА прожили вместе 22 года. Воспитывали четверых детей, младшему – всего четыре годика. 25 февраля Ардак побывала на

приеме в женской консультации. УЗИ и анализы показали, что беременность протекает нормально, и где-то в середине марта надо ждать пополнения.

Но вместо торжества родным пришлось справлять поминки.

Скорбное утро

– Второго марта Ардак находилась у меня в гостях, – вспоминает ее сестра Бахытжан. – К обеду у нее начались боли в животе, к вечеру усилились. Мы обратились в ближайший от нас городской роддом в Пришахтинске. Примерно в 19 часов Ардак там осмотрели и сообщили, что у плода не прослушивается сердцебиение. Но принимать хоть какие-нибудь меры по спасению ребенка там наотрез отказались.

Дело в том, что Ардак Сагинтаева живет и прописана в другом районе, в Майкудуке. И прикреплена к Региональному акушерско-гинекологическому центру (РАГЦ), в просторечье – третьему роддому. Поэтому пришахтинские врачи велели ей ехать туда.

– Мою жену поместили в палату, – рассказывает Марат Карипбеков. – Я сказал ей, чтобы звонила, две сотки, полностью заряженные, ей оставил. Сам поехал к детям домой.

Родные созванивались с Ардак примерно до десяти часов вечера. Женщина сообщила, что у нее взяли анализы и оставили лежать в палате. УЗИ, с ее слов, не проводили. И вообще никто к ней не подходил. Потом Ардак попросила не беспокоить ее звонками, поскольку устала от сильных болей и хочет отдохнуть. А ранним утром 3 марта Марату позвонили из роддома.

– Врачи попросили срочно приехать к ним, – говорит Марат. – Они даже служебную машину за мной прислали. Я сразу понял: что-то не так. Думал, ребенка не спасли. Меня встретили главврач Татьяна ЮЗИК и еще четверо медиков. Они сказали, что случилось несчастье. Жена и девочка скончались. Мол, боролись за жизнь Ардак, делали все, что могли, но спасти ее не сумели.

Как на самом деле было

Спустя три часа Марат с родными вновь приехали в роддом, чтобы забрать тела супруги и дочки. И уже попросил медиков рассказать о подробностях их гибели. Врачи рассказали, что в 21.30 с письменного согласия пациентки начали проводить кесарево сечение. Операция длилась пять часов. По их словам, у Ардак дважды останавливалось сердце. Ей вкололи три инъекции американского препарата, делали переливание крови. Кололи адреналин и применяли электрошок. Однако все было напрасно. Смерть наступила в 3.40. Кроме того, врачи сказали родным, что матка и плод были почерневшими из-за начавшегося процесса разложения.

Марат – человек верующий. Когда ему сказали, что можно провести вскрытие, дабы развеять сомнения, он отказался. По шариату не положено. И в тот же день забрал из роддома тела дорогих ему людей.

Но вскоре сомнения в правдивости слов врачей у него все-таки появились.

Вскрытие, которого не было

– Я попросил своего знакомого медика осмотреть тела, – говорит Марат. – И сразу возникли вопросы. Живот Ардак не был обработан йодом. Кисти рук были сильно сжаты, будто она что-то хватала. И выражение лица было страдальческим. Ниже пупка был незашитый разрез длиной 14–15 сантиметров, из которого, по всей видимости, достали ребенка. У нас возникло подозрение, что этот разрез могли сделать и посмертно. Да и кожа девочки вовсе не была почерневшей, как нам в роддоме говорили.

Но больше всего Марата Карипбекова поразила справка о смерти супруги. Ее он получил 5 марта все в том же РАГЦе. В документе указывается, что Ардак Сагинтаева скончалась от острой сердечной недостаточности и инфаркта миокарда! И выяснилось это якобы в результате вскрытия! Судя по подписи на документе, эту процедуру проводила прозектор городской больницы № 1 Раиса ЖАКЕНОВА.

– Как врачи первой горбольницы могли провести вскрытие, если тела моей жены и ребенка не покидали роддома? – недоумевает Марат Карипбеков. – Или их ночью возили туда-обратно? Кроме небольшого разреза на животе моей жены, других разрезов не имелось. Выходит, прозектор через него инфаркт определила?

Вереница ходоков

К слову, общение с представителями роддома для Марата на этом не закончилось. По его утверждениям, 6 марта у него в гостях побывали главврач Татьяна Юзик и ее заместитель и принесли отцу-одиночке деньги. Вдовец отказался их принимать и на следующий день отнес в прокуратуру Октябрьского района заявление с требованием проверить законность действий врачей и привлечь к ответственности лиц, причастных к гибели его супруги и ребенка. Мужчина сообщил, что согласен провести эксгумацию и вскрытие. Жалобу перенаправили в комитет по контролю за качеством медицинских услуг. Ответа оттуда пока не поступало, зато 14 марта работники роддома явились к Марату на работу и просили забрать заявление. 15 марта в качестве парламентера с вдовцом беседовал имам городской мечети. Священнослужитель тоже просил забрать заявление, мотивируя это тем, что тревожить прах покойных недопустимо.

– Если врачи не виноваты в смерти моей жены и дочки, то зачем тогда так настойчиво меня обрабатывают? – говорит Марат. – Денег мне никаких от них не нужно. Я лишь хочу, чтобы виновных наказали. До сих пор в себя прийти не могу, хожу как потерянный. Младший сын еще не знает, что его мама умерла. Мы от него скрываем. Понимаю, нужно держаться. Только не знаю, как…

Знаете, это ведь не первая трагедия в нашей семье, связанная с этим роддомом. В 1993 году жена родила там ребенка, а врачи уронили его на пол, через несколько дней он умер. Тогда мы решили не устраивать разбирательств. Молодые были. Теперь же я не собираюсь просто так оставлять это дело. Хочу, чтобы врачей наказали за смерть жены и дочки. Я думаю, Ардак попросту не оказали помощь вовремя. Думали, многодетная мать, терпеливая. Оставили ее одну, а когда спохватились, было уже поздно.

Не единичный случай

О трагическом инциденте была оповещена министр здравоохранения РК Салидат КАИРБЕКОВА. 29 марта Марат оставил сообщение на ее блоге и просил разобраться в случившейся с его женой истории. Уже на следующий день глава Минздрава посетила Караганду. И провела республиканский штаб по принятию неотложных мер по недопущению материнской и младенческой смертности. Упоминалось ли там дело Ардак Сагинтаевой и ее нерожденной малышки, журналисты не знают. Поскольку именно это заседание было закрытым для прессы.

В субботу, 31 марта, полицейские возбудили уголовное дело. Об этом нам в понедельник сообщил Марат Карипбеков. В самом же роддоме от комментариев пока воздерживаются.

– Я от вас узнала, что возбуждено уголовное дело. Мне нужно время, чтобы подготовить ответ для вас, – сказала нам в понедельник главврач ТОО “РАГЦ” Татьяна Юзик.

Между тем в майкудукском роддоме подобные ЧП происходят не впервые. В 2008 году здесь разразилось сразу два скандала. 12 мая тут умерла 22-летняя Жулдыз САПАРГАЛИЕВА. Ее сын, как сказали отцу, родился мертвым. Хотя до поступления в РАГЦ со здоровьем у девушки и ребенка все было в порядке. Чудовищная драма произошла в декабре того же года. 25-летняя Алевтина АБИШЕВА 11-го числа преждевременно родила дочку. А 16-го скончалась... в туберкулезном диспансере. Причиной смерти медики называли хронический бронхит, который спровоцировал пневмонию, плеврит, гастрит, эндомиокардит, токсический гепатит, сердечную недостаточность и даже туберкулез в фазе распада – именно в такой последовательности ставили диагнозы врачи, обследовавшие Алевтину до и после родов. Маленькая дочь пережила маму всего на сутки.

По обоим случаям возбуждались уголовные дела, которые буксовали и постепенно сошли на нет. Никто из работников роддома так и не был наказан.

Караганда



[X]