Опубликовано: 2304

Марина Стороженко: Тренер считал меня плохим игроком

Марина Стороженко: Тренер считал меня плохим игроком Фото - Эдуард ГАВРИШ

Один из лидеров женской сборной по волейболу Марина Стороженко неожиданно завершила карьеру. Без традиционных для таких случаев громких заявлений и речей. Видимо, потому, что чувствует – не наигралась еще. Тем не менее мысли о возможном возвращении на площадку гонит прочь.

Неискренние отношения

– Наверное, со стороны может показаться, что я приняла это решение вдруг и на эмоциях, – рассказывает “КАРАВАНУ” многократная чемпионка Казахстана, участница двух чемпионатов мира, бронзовый призер Азиатских игр-2010 Марина СТОРОЖЕНКО. – Возможно, и так. Но дело в том, что женский волейбол стал очень популярен в мире. Резко возросло количество турниров и сборов. Все это сильно увеличило психологическую и физическую нагрузку. Но я готова была продолжать играть за свой клуб. Причиной же внезапного ухода из команды стало отношение ко мне главного тренера “Жетысу” Аскара Шалкибекова. После его прихода в команду я почувствовала дискомфорт. Я игрок эмоциональный, и мне важна вера тренера в мои силы и возможности. В работе с такими разными по характеру наставниками, как Вячеслав Шапран, Нелли Щербакова, Бахытжан Байтуреев, Александр Гутор, я всегда ощущала их эмоциональную поддержку. В клубе, наоборот, чувствовала, что тренер независимо от моих результатов не считает меня хорошей либеро. Несмотря на то что все последние годы мы выигрывали чемпионаты и Кубки Казахстана, что я постоянно играла в основе, что в ряде международных турниров меня признавали лучшей либеро, наши отношения всегда оставались напряженными и неискренними.

– Вы не пытались обсудить это с самим тренером?

– У нас были разговоры, но его отношение к моей игре не менялось.

– А нынешний главный тренер сборной Вячеслав Шапран, который в то время работал в клубе директором, мог повлиять на ситуацию?

– Меня он пытался остудить. Разговаривал ли он с тренером, я не знаю.

Дневники памяти

– Если вы сядете за мемуары, то что напишете о своей последней игре?

– Это был матч с “Иртышом” из Павлодара, и он получился не самым лучшим для меня. Не поверите, но было предчувствие, что это моя последняя игра. Помню, как настраивалась на матч, как мурашки бежали по коже. Я играла изо всех сил, пыталась помочь команде, но отсутствие на площадке ряда основных игроков не позволило выиграть тот матч.

– С Нелли Щербаковой работалось тяжело?

– Тяжело, но интересно. Сейчас, спустя время, понимаю, что ее требования позволяли команде подниматься на более высокий уровень игры. Нелли Алексеевна объяснила нам важность психологического настроя. При ней мы стали вести дневники. В них записывали разные мысли, какие-то моменты, которые улавливаешь в игре. Когда настраиваешься на матч, открываешь дневник и вспоминаешь, как и за счет чего у тебя что-то получалось. Мне это очень помогало.

– Сколько за карьеру скопилось таких дневников?

– Много. Даже не знаю сколько. Вряд ли они мне когда-нибудь пригодятся. Можно будет открыть ради интереса, почитать свои мысли.

Марина Стороженко (в центре) с подругами по сборной Казахстана
Татьяной Мудрицкой (слева) и Саной Анаркуловой

Никогда не стану бухгалтером

– Сейчас в вашей жизни есть место волейболу?

– Я вообще активный человек. Мне надо двигаться. Для этого, к примеру, хожу на тренировки с вторым составом “Алматы”, играю в теннис. Чувствую, что еще не наигралась. Но так сложились обстоятельства.

– Впереди у вас большая жизнь вне спорта. Есть профессии, куда вы ни за что не пойдете?

– Я, к примеру, не вижу себя бухгалтером. Мне эта работа кажется скучной. Там все идет по шаблону, а я люблю творчество.

– Как, например, журналистика, которой вы обучались в университете?

– Я на самом деле не собиралась идти на журфак. В школе училась в классе с углубленным изучением экономики и английского языка. Получала хорошие отметки и собиралась дальше двигаться по этой стезе. Но в КазГУ на экономический факультет был очень большой конкурс. Тогда все хотели быть либо юристами, либо экономистами. Журналистика мне тоже была близка. Поступила туда.

Над моей техникой все смеялись

– Обычно спортсмены выбирают физкультурный институт…

– А я не думала, что стану волейболисткой. До 15 лет занималась теннисом. Родители делали все, чтобы у меня были успехи. Но однажды зимой возникли какие-то проблемы с залом, и папа – он у меня был тренером по волейболу – чтобы я не растеряла форму, предложил мне просто побегать с волейболистками. Я согласилась, а через неделю вдруг поняла, что влюблена в эту игру. Все-таки теннис – это спорт для одиночек, когда ты концентрируешься только на себе. В волейболе же мне было весело, я вообще общительный человек. Долго не знала, как сказать папе, что не хочу возвращаться в теннис. Меня, кстати, всю волейбольную карьеру преследовала теннисная техника, над которой все смеялись и с которой тренеры пытались бороться. Но я так до конца и принимала мяч не перед собой, а сбоку – мне так удобнее.

– Как получилось, что из КазГУ вы все-таки вышли дипломированным экономистом?

– Поступила на экономфак в магистратуру. Я же много играла за университет и в теннис, и в волейбол, приносила медали. Поэтому меня очень хотели оставить в университете. Я сказала, что хочу дальше учиться на экономическом факультете, сдала туда экзамены и поступила в магистратуру.

Я не звезда уровня Шараповой

– Вы очень хорошо рисуете. В доме висят ваши картины?

– Нет, хранятся у родителей. Я и все медали убрала. Тяжело на них смотреть. Все-таки я не звезда уровня Марии Шараповой.

– Подруг рисовали?

– Да, Ольгу Дробышевскую, например. Ей понравилось. Я в то время как раз в художественную студию ходила, и мне надо было постоянно заниматься. С Ольгой же мы на сборах жили в одном номере.

– Потом долго делили комнату с Аленой Омельченко…

– Ее не рисовала. Наверное, прочтет интервью, обидится на меня (улыбается).

– От кого у вас этот талант?

– От мамы. Родители у меня очень талантливые и разносторонние. Мама пела в хоре, танцевала, рисовала. Папа ремонтирует антикварные часы, коллекционирует минералы.

– Как снимаете стресс после трудных матчей?

– Книгами. Они позволяют отвлечься, расслабиться. К чтению меня папа пристрастил. Подбирал книги, зная мой характер.

– Считается, что “Мастера и Маргариту” Булгакова надо время от времени перечитывать…

– Я бы, наверное, перечитала Ирвина Шоу. У него легкие, захватывающие книги. Еще помню, в школе папа подарил мне сборник китайских сказок. В них настолько неповторимые сюжеты, какие нигде больше не встретишь.

С мешком льда на голове

– Вы много играли в пляжный волейбол. Большая разница с классическим?

– Огромная. Здесь и меньшие размеры площадки, и игроков не шестеро, а двое – не за кого спрятаться. Иная техника – не всегда нужно сильно бить, достаточно скинуть мяч. Да и мяч другой: он легче и сделан из иного материала. Когда играешь на ветру, важно правильно владеть мячом, обрабатывать его. Ну и выносливость, конечно: в жару отталкиваешься не от паркета, а от песка. Помню, в Таиланде за один день сыграли четыре матча. Перед последним из них сидела с мешком льда на голове и не чувствовала его.

– Можно преуспеть одновременно и в классическом, и в пляжном волейболе?

– Думаю, да. Все зависит от человека. Одно время мы играли вместе в “Жетысу” с Галиной Ошейко из Украины. Очень хороший игрок. При этом у нее были отличные результаты и на пляже.

– К нам приезжают волейболистки из других стран. Почему наши игроки не стремятся поиграть в других чемпионатах?

– У каждой свои причины. У меня в свое время были варианты, но я как раз встречалась со своим будущим мужем и считала неправильным куда-то уезжать. Но я всегда мечтала поиграть за границей. Жаль, что не получилось.

Алматы

[X]