Опубликовано: 1356

Маленькие рабы

Маленькие рабы

На заработки в Алматы приезжают не только взрослые, но и дети со всего Казахстана и даже из соседних государств. Они в своей беззащитности рискуют попасть в настоящее рабство. По словам экспертов, именно детей вовлекают в самые худшие формы эксплуатации.

Жительница одного из домов в центре Алматы сообщила нам, что в ее подъезде работают… маленькие рабы.

Выяснилось, что КСК нанял некую женщину на уборку подъездов нескольких домов. Но вместо нее тряпками по ступенькам возили дети. Они не особо старались, и жильцы стали возмущаться. Тогда-то и открылось, что уборщики – бригада ребятишек от 10 до 13 лет.

– Я случайно увидела их: несколько мальчишек в грязной ободранной одежде развозили грязь по подъезду, – рассказывает жительница дома Наталья Михайлова. – Как только я попыталась расспросить их, они бросили тряпки и убежали. Но как-то раз мне удалось остановить мальчика и поговорить с ним. Выяснилось, что их привозят из области целой оравой – на заработки. В школу эти дети, конечно же, не ходят…

После этого женщина, которая организовала “работу”, скрылась. Больше ни ее, ни детишек с тряпками в этих домах никто не видел.

Но город большой. И нет гарантий, что предприимчивая тетенька не пристроила малолетних работников еще куда-нибудь.

Мы часто становимся свидетелями детской эксплуатации, но не придаем значения этим фактам.

Вот хрупкая девчушка стоит за прилавком с овощами на базаре. Мама (или чужая тетя?) где-то рядом, она, по нашему разумению, и должна переживать, почему ребенок не в школе.

Вот мальчишки подбегают к машине и начинают развозить грязь на лобовом стекле. Кто-то шугнет, кто-то даст полтинник. И шустрый пацаненок уже бежит за угол с кем-то делиться добытой денежкой.

Но такие случаи не попадают в статистику. И, если верить официальным отчетам, тяжелых форм эксплуатации детского труда у нас в стране почти нет…

Попрошайничество – не тяжелый труд?

– За три месяца выявленных фактов использования детей в наихудших формах труда у нас не было, – сообщили нам в управлении общественной безопасности по делам несовершеннолетних. – Но это не говорит, что их нет вообще. Установить такие случаи непросто, а найти организатора – практически невозможно. Как правило, эта длинная цепочка, и сами дети точно не знают, на кого они работают. Есть приказ Министерства труда и социальной защиты населения, в котором оговаривается, какие сферы деятельности относятся к наихудшим формам труда.

Есть запрет на использование детского труда в городском транспорте, но малолетние кондукторы – не редкость. Ребенок помогает троюродному дяде, что тут скажешь…

А вот такой вид деятельности, как попрошайничество, и в список не внесен. Хотя именно здесь широкое поле для эксплуатации детей.

На перекрестке улиц Джангильдина – Райымбека уже почти год действует группа малолетних попрошаек. Мальчишки разных национальностей в любую погоду выходят на перекресток. По профессиональному гриму и душещипательной надписи на картонной табличке видно, что над ребятами поработал взрослый человек. Один мальчуган строит из себя пораженного ДЦП, другой мычит и тычет пальцем в шапку, дескать, подайте. А потом дружно убегают за угол, где их уже ждут.

Не ночные бабочки, а ночные куколки

О пропаже своей дочери в правоохранительные органы заявила жительница небольшого городка Алматинской области. В результате оперативно-розыскной работы в одном из алматинских притонов была обнаружена пропавшая девочка, а с ней еще пять несовершеннолетних подростков. Девочки от 13 до 17 лет “работали” проститутками и насильно удерживались в притоне почти 6 месяцев. На их телах были явные следы побоев. Как выяснилось, кто-то из подростков сам искал сомнительную работу, но попал под контроль определенных лиц, которые посчитали лишним выдавать маленьким путанам деньги. И превратили их в рабынь.

Сексуальная эксплуатация тоже относится к тяжелейшим формам детского труда. Но наказание даже за такое мерзкое преступление против ребенка слишком лояльное. По этому случаю эксплуатации девочек было возбуждено уголовное дело, сутенеры получили срок – 5 лет заключения. Главные же организаторы этого “бизнеса” на детях установлены не были.

А не так давно на телефон доверия кризисного центра поступил звонок от девочки-подростка, которая умоляла помочь ей. По словам девочки, ее продали за 15 тысяч тенге мужчине, который насиловал ее. Но когда “эксплуататора” прижали к стенке, он заявил, что девочка “работала”, а он ей платил и даже не догадывался, что она несовершеннолетняя. Адвокаты у дяди хорошие, так что привлечь его к суду пока не могут. Сотрудники кризисного центра составили письмо уполномоченному по правам человека с просьбой помочь решить ситуацию. Законов по защите прав детей у нас много, но толку-то…

Нет системы!

– У нас нет системы защиты прав детей, несмотря на множество законов, деклараций, которые мы приняли, – говорит председатель правления “Союза кризисных центров” Зульфия Байсакова. – Я считаю, что государство не создало никаких условий, чтобы препятствовать наихудшим формам детского труда. Система защиты прав рассчитана на взрослого человека, но никак не на ребенка. А если этот ребенок из семьи, где родителям нет до него дела? Из шести девочек, которые содержались в притоне, только одну искала мать. Наша система подразумевает, что в случае эксплуатации ребенок должен знать, куда обратиться, как составить заявление, доказать сексуальную эксплуатацию, пройдя экспертизы. Но не каждый взрослый сумеет грамотно пройти этот путь…

Другой момент – это отсутствие адекватной системы наказания за эксплуатацию детей.

На автомойке, где я обычно привожу в порядок машину, тоже работают дети. Один мальчишка даже не дотягивается до крыши автомобиля, подставляет табуретку.

По закону дети могут работать – но с 14 лет, в свободное от учебы время, если работа не причиняет вреда здоровью и не нарушает процесс обучения.

Этому работнику лет явно меньше. А значит, работает он незаконно. А это часто повод выкинуть его на улицу, ничего не заплатив.

Единственная зацепка, которая позволяет хоть как-то наказать нерадивого работодателя, – это отсутствие трудового договора. За нарушение трудового законодательства эксплуататору полагается штраф от 5 до 25 месячных расчетных показателей.

– Часто считается, что жертвами эксплуатации тяжелейших форм труда становятся дети из неблагополучных семей, социальные сироты, но это не так, – говорит Зульфия Байсакова. – Порой даже благополучные родители сами толкают своих детей на недостойный и опасный труд. Но кроме нас, взрослых, защитить наших детей некому!

Александра МЫСКИНА, Тахир САСЫКОВ (фото)

[X]