Опубликовано: 1300

Ля-ля-фа, эти цифры...

Ля-ля-фа, эти цифры...

Домбрист и композитор Ануар БЕКЖАНОВ вот уже больше десяти лет вместо нот использует цифры. В мире музыки этот метод называется табулатурой. В современной инструментальной практике известна только табулатура для 6-струнной гитары. Однако Бекжанов решил использовать ее для игры на домбре, где, как известно, всего две струны.

По его словам, особенностью этой методики является компактность данного способа музыкальной нотации, потому что табулатура содержит гораздо меньше ненужных и громоздких обозначений, чем обычный нотный стан, на котором большое количество нот едва ли не сливается в огромное “нотное пятно”. Как говорит автор методики, по этой табулатуре любой желающий может за полтора-два месяца выучиться виртуозно играть на домбре. Цифры легко воспринимаются как детьми, так и взрослыми. Свою методику он испробовал на своих учениках, самому младшему из которых недавно исполнилось 5 лет, а самому старшему – 77.

О том, как пришла идея оцифровать музыкальные произведения для домбры, – в интервью с Ануаром Бекжановым.

Про любовь не петь

– Любовь к музыке мне привил преподаватель Еликул Досмаилович Досмаилов, он и научил играть на домбре. В 50-х годах этот музыкальный инструмент невозможно было купить в магазинах, делали их мастера по специальному заказу. Мой преподаватель сам изготавливал домбры. Некоторым он продавал, а у кого не было денег – просто дарил их, – рассказывает композитор. – Музыкальный слух, можно сказать, мне передался по наследству. Моя мама играла на домбре. В 8-м классе я написал свою первую песню “Қайда менің махаббатым”, она стала очень популярной среди сельчан. Тогда были суровые нравы.

Меня вызвали на школьное собрание и запретили петь песни про любовь, иначе грозились исключить из комсомола. Я написал расписку, что больше не буду.

И только спустя почти 30 лет стал снова писать песни.

После окончания школы поступил в культурно-просветительское училище в Джамбуле, а потом продолжил учебу в консерватории. Затем пошел работать на республиканское Казахское радио. Домбра генно-модифицированная: Казахская традиционная культура заполняется фейками

– Ваши коллеги утверждают, что вы даже работу бросили на Казрадио, чтобы снова заняться музыкой?

– Я десять лет проработал музыкальным редактором, работа отнимала столько времени, что я стал забывать, как играть на домбре. Решил, что так не пойдет. Уволился по собственному желанию и снова стал заниматься музыкой. Обратился с просьбой к директору музыкальной школы им. К. Байсеитовой дать мне возможность поработать с маленькими детьми. Работал затем в КазПИ им. Абая, организовал фольклорный ансамбль из домбристов. При издательстве “Кайнар” среди журналистов мы организовали еще один оркестр народных инструментов под названием “Саржайляу”. Давали концерты в Москве, в Украине. Потом на протяжении 17 лет преподавал музыку в средней школе № 137. Далее работал директором детской музыкальной школы № 2 им. Р. Глиэра в Алматы.

– Среди ваших учеников немало одаренных музыкантов, выигрывавших международные конкурсы. Причем есть среди них люди разных национальностей…

– Среди домбристов хотел бы выделить Шалкара Абдолданова и Даурена Токтарбаева. Популярный певец Бейбит Корган тоже мой воспитанник. Жанар Оспанова – талантливая ученица. Я ими очень горжусь. Для меня национальность не имеет значения. Мои ученики были разных национальностей. Например, Даниэль Данлади-Бвай. Он уже окончил академию Жургенева. Талантливый домбрист, научился играть около 30–40 кюев. Или Дияра Иламова, лауреат многих международных конкурсов по домбре. Пришла ко мне заниматься в 4-летнем возрасте, сейчас учится в 9-м классе.

Маргулан Наурызбаев и Даурен Жунусбеков, которые сейчас учатся в музыкальном колледже им. П. И. Чайковского.

Сможет любой

– Вместо нот вы используете обыкновенные цифры. Можете подробнее рассказать о вашей методике?

– Все началось, когда пришел брать у меня уроки молодой мужчина – Павел. Учился он по нотам где-то месяца полтора. Когда мы вместе занимались, он играл хорошо, как только выходил из студии – тут же забывал ноты. Приходил обратно и жаловался: “Агашка, я все забыл”. Я возмущался: “Ты что? Там же написано черным по белому!”. Мучились мы с ним долго (смеется). В конце концов решил специально для Паши перевести ноты самого легкого кюя в цифры. И что вы думаете? Получилось! Он заиграл, как самый настоящий домбрист.

Вот, например, у домбры 19 ладов. Нижняя струна издает звук “соль”, верхняя – “ре” малой октавы. “Ре-соль” – это строй домбры. Но я сделал не 19 ладов, а 18.

Первый лад убрал, чтобы легче было. Нота “ля” – это у меня первый лад. А потом открытая струна “00”. И так далее. Постепенно таким методом я оцифровал уже 60 кюев! Сейчас готовлю выпустить в свет книгу – самоучитель игры на домбре по цифровой методике, она подходит всем желающим. Также этот метод хорошо подойдет для сельской молодежи, у которой нет возможности учиться в городе.

– То есть получается, любое произведение, будь то народные кюи или популярные песни, можно оцифровать?

– Любую музыку можно перевести в “цифры”. Года два назад ко мне пришла брать уроки 77-летняя бабушка. Когда я ее впервые увидел, очень удивился: “Вы по адресу пришли? Вам не поздно?”. Сара-апай, так ее зовут, слезно попросила меня: “Я недавно потеряла мужа, в память о нем осталась его домбра. Я хотела бы играть на ней”. По цифрам она буквально за полтора месяца научилась играть 3–4 кюя.

– А что вы скажете о наших современных домбристах? Некоторые, как ни странно, играют под фонограмму…

– Живая музыка есть живая музыка. Я сразу улавливаю фальшь на концертах. Делают вид, будто играют, а на самом деле все под фонограмму.

Домбра – это волшебный инструмент. Она просветляет душу, оберегает от плохого, обладает магической силой.

Домбра всегда занимала почетное место в юрте (доме). В этом уникальном щипковом музыкальном инструменте всего две струны, а сколько можно передать через его звуки – переживания, отчаяние и радость, гнев и милость, глубину страданий человека. Чик: Ненавижу “Битлз” и старперство

Помните легенду о том, как у одного хана во время охоты погиб сын? Нукеры, боясь гнева хана, привели в ставку простого домбриста. Ни слова не сказал кюйши, а только заиграл на домбре. Застонали, заплакали струны, словно жалобный шум леса пронесся под шелковым шатром ханской палатки. Резкий свист ветра смешался с воем дикого зверя.

Громко вскрикнули струны, словно человеческий голос, прося о помощи… Так домбра рассказала хану о смерти его сына. Вне себя от гнева хан приказал залить горячий свинец в инструмент.

Домбре и сегодня доверяют люди свои сокровенные думы и невысказанные слова. Тайну ее разгадать очень сложно. Но тот, кто постиг эту тайну, становится властелином сердец.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть