Опубликовано: 2800

Лев Лещенко: Детство пахло войной

Лев Лещенко: Детство пахло войной

За кулисами концерта в Астане Лев ЛЕЩЕНКО, артист, любимый поклонниками всех возрастов, поведал “Каравану” о своих преданных фанатках, спортивных пристрастиях и о некоторых секретах своего лучшего друга Владимира ВИНОКУРА.КПД не для оперетты

– Лев Валерьянович, любовь к музыке вам передалась через гены?

– В нашей семье музыка была чем-то вроде культа. Мой дед Андрей Лещенко страсть как любил музыку! Он работал главным бухгалтером на заводе, а там была художественная самодеятельность – скрипичный квартет. И часто меня, малого, брал с собой на работу, играл на старинной скрипке и учил петь. У него был шикарный баритон. А папа играл почти на всех музыкальных инструментах, был самоучкой. Поэтому да, любовь к музыке у меня в крови.

– К вершинам славы шли сами или кто-то содействовал вашему успеху?

– Когда я поступал в ГИТИС, то передо мной встал выбор места работы: Театр оперетты или Гостелерадио. Определиться с выбором помогла педагог нашего института, замечательная певица, народная артистка Анна МАТЮШИНА. Она была художественным руководителем вокальной студии при Гостелерадио. Заметив во мне способности петь в разных жанрах: и камерную музыку, и классику, и эстраду, пригласила меня в студию. Я пел с русским оркестром, потом – с симфоническим, затем – с эстрадно-симфоническим. Для оперетты мой коэффициент полезного действия был все-таки не так высок: голос у меня низкий, а там нужны тенора. Так что я выбрал эстраду.

Песни эпохи

– А помните свои первые гастроли?

– Конечно. Мы приехали в Казахстан, в Кокшетау, с артистами Театра имени Станиславского. Время не изменило казахов: вы очень гостеприимный народ! Приятно, что здесь по-прежнему бережно относятся к советской культуре. К примеру, инициатива проведения вечера памяти Муслима МАГОМАЕВА принадлежит именно казахстанской стороне. Это еще раз говорит о том, как много общего между нами, народами бывшего Союза.

– Какая песня особенно вам дорога?

– Удачных песен было много. Недавно мы сняли программу “ДОстояние РЕспублики”, в которой я исполнил “Соловьиную рощу”, “За того парня”, “Прощай”, “Ни минуты покоя” и многие другие. Это песни целой эпохи. Но самая дорогая – “День Победы”. И не столько потому, что принесла мне популярность, сколько потому, что война опалила судьбы и моего поколения. Я родился в сорок втором году, когда мой отец – кадровый офицер – защищал Москву. Он прошел всю войну и умер в 99 лет. Мамы не стало, когда мне было чуть больше года. Наше детство еще пахло военным лихолетьем.

Люблю конину!

– В чем секрет вашей неувядающей молодости, жизненного тонуса?     

– Никогда не ставил целью быть вечно молодым, по салонам и хирургам не хожу. Правильно питаюсь, люблю мясо, особенно конину. Ну и, конечно, всю жизнь не расстаюсь со спортом. Ежедневно хожу в тренажерный зал, играю в теннис, плаваю. В молодости в определенный момент передо мной даже стоял выбор: спорт или эстрада.

– Есть ли сожаление от того, что не подались в большой спорт?

– В жизни приходится чем-то жертвовать. Любовь к искусству пересилила мои преференции к баскетболу. Но я остался верен спорту в душе. Сейчас являюсь вице-президентом баскетбольной команды “Триумф”. Скоро мы будем играть в одной лиге с “Астаной”. Я лично знаю тренера казахстанской команды и многих игроков.

“Лев, верните кольцо!”

– Владимир Винокур рассказал немало нелепых ситуаций, которые у вас с ним возникали. Можете ли вспомнить какой-нибудь случай?

– Я как-то хотел разыграть его: позвонить женским голосом от имени поклонницы: “Алло! Владимир – вы такой замечательный артист. Люблю я вас. И всю жизнь мечтала познакомиться”. Только набрал номер, как услышал кокетливый женский голос: “Алле, а кто вам нужен?”. Открою секрет: если Винокур не желает общаться, он отвечает женским голосом от имени своего директора. Ну, в общем, я по инерции начинаю говорить: “Володя, это ваша поклонница…”. И мы с ним так расхохотались!

– А вам встречались настойчивые поклонницы?

– Много их было в свое время. Звонили, просили о встрече. Бывало, ночевали в подъезде. Но, правда, одну из них я запомнил. Она все время писала письма, а после стала преследовать меня с подарком: хотела вручить золотое кольцо. Настолько была настойчивой, что даже положила его в почтовый ящик. В конце концов на ее письма я отвечать перестал. Тогда она заявила мне: “Лев, раз не отвечаете на мои письма, верните кольцо”. А оно так и лежало нетронутым в почтовом ящике…

– А сами совершали безумства ради любимого человека?

– Признаться честно, я не настолько отчаянный, чтобы совершать безумства. Но делать приятное люблю. Однажды решил подарить жене небольшую яхту, назвав ее “Ирчи”. Так мою Ирину называли ее друзья в Будапеште, где она училась. Мы прибыли в яхт-клуб якобы покататься. Тут она воскликнула: “Смотри, яхта названа моим именем!”. А я ей ответил: “Она твоя”.

Астана

[X]