Опубликовано: 5840

Лепсинск-мистический: Казачьи тайники, целительные балбалы и духи-защитники

Лепсинск-мистический: Казачьи тайники, целительные балбалы и духи-защитники

Это сегодня Лепсинск – одно из многих сел страны. А ведь когда-то здесь бывал на балах Чокан ВАЛИХАНОВ, свою штаб-квартиру обустроил казачий атаман Борис АННЕНКОВ, а легендарный купец из Верного Никита ПУГАСОВ вел свой бизнес. Но есть и другая, мистическая сторона Лепсинска...

Край, манивший путешественников

Сегодня в Лепсинске (Алматинская область, около города Сарканда) проживают 1 200 человек. Старожилы говорят, что в лучшие годы здесь было до 20 тысяч, по другим данным – до 27 тысяч человек. История Лепсинска связана с продвижением России в Среднюю Азию и строительством различных укреплений. Именно здесь в 1846 году был подписан договор, по которому часть Старшего жуза присоединилась к России. Как говорят местные историки, “у представителей этого жуза здесь было большое джайляу. С того времени, когда они выбрали себе в покровители Россию, населенный пункт начал расти”.

В 1855 году образовалась станица, из Тобольска прибыли казаки 9-го и 10-го полков Сибирского линейного казачьего войска. До 1880 года Лепсинск носил статус уездного города, в 1936 году, после образования Казахской ССР, стал селом. Польский этнограф Адольф Янушкевич описывал, что тут водились маралы, кабаны, росли пихты, яблони, тополя, сравнивал местные горы Чубар-Агач со Швейцарскими Альпами.

До революции, когда Лепсинск был уездным городом, тут всюду можно было встретить пасеки. Лепсинский мед даже поставлялся к царскому столу Романовых. Он и сегодня считается едва ли не лучшим в Казахстане. Легендарный путешественник Петр Семенов-Тян-Шанский впервые попал сюда в 1857 году, он говорил, что это “край зерна и меда”.

– На базарную площадь приезжали из Семипалатинска, и даже из Китая, она занимала 10 гектаров земли, – рассказывает специалист по туризму Темиргали Хайбуллин. – Тогда эмблемой Лепсинска была голова марала на фоне трех золотых ульев.

Кстати, маралы здесь по-прежнему водятся. И поскольку сейчас действует полный запрет на отстрел маралов, их поголовье растет.

Целительный балбал

Другой наш собеседник – Мухарам Хайбуллин, учитель истории и краевед – показал местный музей в школе имени Ушинского, который работает с 1988 года. Все экспонаты, а их более тысячи, собраны на территории края им лично и учащимися школы. Самые возрастные экспонаты музея – каменная зернотерка периода неолита и точильный камень сакского воина. Есть тут камень, который прозвали “яйцом динозавра”, отпечаток папоротника, которому миллионы лет, массивный крест, который висел на воротах церкви, и даже человеческий череп:

– С черепом связана мистическая история. В 1977 году моя одноклассница Катя потерялась. В то время, чтобы человек потерялся, – это было нереально, ее искали пограничники, милиция, но так и не нашли. Лет семь назад один рыбак обнаружил череп, в тот же год приезжали археологи и установили, что он принадлежит 20-летней девушке, все совпадает…

В 1989 году краевед обнаружил балбал – каменную статую. Ученые датируют ее VI–VIII веками нашей эры. Считается, что тюркские каменные изваяния ставили на могилах известных батыров, полководцев. Чем дальше на восток страны, тем чаще встречаются такие балбалы. Мухарам Хайбуллин рассказывает, что известный археолог Карл Байпаков установил, что эта фигура – воплощение чьей-то персоны, которая присутствует на годовых поминках, держа чашу с кумысом. По другой версии – это древний воин, в одной руке он держит меч, в другой – чашу, это Грааль с кровью Христа. Среди тюрков тогда были христиане несторианского толка.

– Если кто не может родить, может подержаться за этот камень, помолиться, и обязательно родится сын, воин, – рассказывает краевед. – Однажды к нам женщина из Сарканда приезжала, попросила о ребенке, и, знаете что, в 42 года родила!

В 1991 году Мухарам Хайбуллин обнаружил пограничный столб в виде круга с тремя кольцами. Во времена Золотой Орды ими отмечались границы кочевий родов.

Край олигарха

Культовая фигура былого Лепсинска – верненский олигарх Никита Пугасов, который в конце XIX века развернул здесь целые производства. Он построил трехэтажный спиртовой завод, который производил 600 декалит­ров спирта. На самом заводе хозяин запрещал пить: того, кого ловили за этим делом, немедленно выгоняли с работы. А вот на выходе для сотрудников стояли прикованная кружка и тара с водкой. То бишь пей, сколько выпьешь. Об этих правилах для работников “КАРАВАНУ” поведал один из местных жителей, чей предок трудился у Пугасова.

Ему же принадлежали кирпичный и два пивоваренных завода. Каждого появления купца – обычно он наведывался в Лепсинск на праздники – ждали с нетерпением. Женщин он одаривал отрезами тканей на платья, детишек баловал конфетами и раздавал монетки, для самого города на его средства были построены местная Никольская церковь, мост через речку.

Держитесь, алматинцы, оказывается, бывшая улица Лепсинская в южной столице – ныне это “правительственная” трасса – улица Фурманова! Она была выложена из кирпичей с завода самого Пугасова. Эти кирпичи делали по технологии, которую сам Пугасов и придумал. Использовались гранитный камень и песок, оставшийся после селей, полученную массу смешивали с глиной. Говорят, такой кирпич, даже если пролежит несколько месяцев в воде, останется твердым, как камень. Купец не боялся отвечать за качество своей продукции, а потому ставил на кирпичи торговый знак – буквы “Н” или “П”. Кстати, он же придумал пробку многоразового использования для уже вскрытых бутылок с горячительными напитками. После волны национализации все эти предприятия закрыли.

Полюс холода

В Лепсинске жили потомки Абылай-хана. Когда казахский этнограф Чокан Валиханов в 50-х годах XIX века отправился в Кашгарию, он тоже останавливался здесь. Сохранился даже дом, где ученый бывал на балах.

Еще Лепсинск называют полюсом холода в Казахстане. Местные жители говорят, что семь месяцев в году тут лежит снег, а вот летом и ранней осенью – благодать. В 1944 году была зарегистрирована минимальная температура – 54 градуса! А летом температура доходит до 40–42 градусов.

Здесь можно попробовать такие экологически чистые продукты, как молоко, мед, масло, яблоки. Яблок раньше было так много, что из них делали натуральный сок, который отправляли в Сарканд. Есть питомник площадью 25 гектаров, где растет 16 видов деревьев, включая различные сорта хвойных. Сегодня с образованием Жонгар-Алатауского национального природного парка есть надежда, что этот край оживет. Туристы могут заниматься рафтингом, скалолазанием, дельтапланеризмом…

Казачьи клады

Еще Лепсинск считают раем для кладоискателей. Здесь очень много схронов, оставшихся после ликвидации казачества. Советская власть велела казакам сдать все оружие. В назначенный день люди принесли кое-какие старые берданки, дробовики, но ни одной шашки, винтовки или нагана не было. Ничего не дал и обход домов казаков. Местный житель рассказал нам, что периодически казачье оружие всплывает у браконьеров. По одной из версий казаки унесли оружие и спрятали в пещере в районе реки Лепсы.

Наиболее же известная легенда связана с кладом атамана Бориса Анненкова. Например, по сей день не найдена чудотворная Табынская икона Божией Матери. Говорят, она была в церкви в Лепсинске в 1918–1919 годах. Утверждается, когда большевики начали наступать, Анненков разобрал золотой оклад иконы и перевез 16 килограммов чистого золота в Кульджу (Синьцзян-Уйгурский автономный район). Там икона находилась в местной церкви, потом ее след затерялся. Кстати, дом, где размещался в Лепсинске штаб атамана, сохранился до сих пор. Покидал же он спешно эти места через Джунгарские ворота, там есть коридор, который в народе называют “проход Анненкова”.

На защиту встали духи

Неподалеку от Лепсинска есть село Черкасск, в Саркандском районе, а там – мемориальный музей “Черкасская оборона”. 50 тысяч человек принимали участие в этой “мясорубке” в 1918–1919 годах. Земля была обагрена кровью на том месте, где сейчас стоит музей.

Всё тому же генералу Анненкову нужно было захватить Верный, но на его пути встало 13 поселков Лепсинского уезда Семиреченской области. Очевидцы рассказывали, что войско белых составляло 20 тысяч отборных гвардейцев с английским и японским во­оружением. Защитники Черкасска и других поселков продержались больше года в огненном кольце. Оборона пала осенью 1919-го.

Напротив музея на холме возвышается мемориал в честь защитников Черкасской обороны. Именно в этом месте находился основной наблюдательный пункт. Там и сегодня хорошо просматривается вся местность. Мемориал представляет собой три пирамиды высотой 9, 12 и 15 метров, в центре – огонь, символ вечности и славы погибшим.

Горько, что современная молодежь позволяет себе вандализм, оставляя на памятнике надписи. Когда нам довелось побывать там, свои “мемуары” оставил некто из 11-го “б”. Музей же видывал и не такое – он выстоял в самые тяжелые для страны времена, в начале 90-х. Все, кто здесь бывал, отмечают особую ауру этого места, словно находишься под чьей-то защитой…

Лепсинск – Алматы

[X]