Опубликовано: 3047

Легкомысленная выставка

Легкомысленная выставка

Несколько десятков ювелиров привезли на этой неделе в Караганду самые лучшие свои изделия: топоры и ножи, перстни и кулоны, каменные чайники с чашками и станковую миниатюрную скульптура. Впервые лучшего ювелира страны выбирали на открытом конкурсе "Зергер Караганда-2012".

В конкурсе с 3 по 5 декабря участвовало более пятидесяти ювелиров из десятка казахстанских городов. Кто-то представил здесь целые коллекции изделий самого разного назначения, другие выставили одну-единственную работу, но самую-самую. Жюри, в состав которого входили казахстанские и российские эксперты, оценивало каждую вещь, и награды давали за искусное исполнение, а не за титулы и количество.

– Я кулон специально для выставки делал, – рассказывает ювелир с трехлетним стажем Георгий МАРИНИЧЕНКО. – Каркас – серебро, задняя стенка – витраж из агатов, нарезанных так тонко, что они стали прозрачными, а сверху этот цветок из цельного камня, синего окрашенного агата. Зеленые листочки – тоже окрашенный агат. Еще сверху между камнем и металлом я добавил арку из зеркала, это добавило игру цвета. Я ни разу не видел, чтобы использовали кусочки зеркал. Сел, стал рисовать, захотелось что-то сделать в стиле Фаберже – классическое, симметричное, необычное, что давно уже никто не делал.

Заслуженный деятель РК Берик АЛИБАЙ, сотрудник Президентского центра культуры привез на конкурс оригинальные кулоны из камней и серебра, местами покрытого разноцветной эмалью, а также оружие, перстни, картины.

– Я в 1991 году делал пояс Президенту, у нас же традиция, когда становятся ханом, мы делаем кошму, чапан и пояс обязательно. Я автор этого пояса. Вот таких работ, – ювелир показывает на картины из серебра, латуни, меди в деревянных рамах, – очень много дарится нашими работниками за границу, например, канцлеру Германии. Министерство иностранных дел у меня очень много закупает таких вещей по тендеру на подарки.

Привез на выставку-конкурс свои изделия и один из членов жюри – чайники и чашки из казахстанского пейзажного халцедона, его работы выставлялись вне конкурса.

– Этот камень есть только в Казахстане, в мире подобных точек с таким богатством расцветок не существует, и я один из его научных открывателей и дал ему первое научное описание, – рассказывает бывший геолог из Казахстана, а ныне один из известных людей Санкт-Петербурга Феликс ИБРАГИМОВ. Кстати, прославили его именно чайные наборы из казахстанского камня. – Чайница – это мое ноу-хау. Всех мужиков называют чайниками, а я подумал, почему бы не назвать еще и женщин чайницами. У нее крышка – шляпка с бантиком. У чайника один носик, а у меня спрашивают: почему два носика. Я отвечаю: это два соска, поэтому она чайница. Некоторые возмущаются, фарисеи. А я считаю, изделие сделано с юмором.

Кстати, чашечка к чайнице не обычная, а двойная. Как говорит мастер, на каждый "сосочек" по одному "ребеночку". Толщина стенок набора 2–2,5 миллиметра, чтобы добиться такой тонкости, приходится работать алмазным инструментом.

Лидеру Союза ремесленников Казахстана и члену жюри Айжан БЕККУЛОВОЙ понравились многие работы, по ее мнению, некоторые ювелиры на конкурсе были достойны более высокого места, но нельзя сделать так, чтобы все остались довольны.

– Здесь я увидела то, чего нам не хватает, – интерьерные вещи с национальным казахским колоритом. На самом деле, это большой пробел на нашем рынке. Мы его наполняем турецкой, китайской продукцией, киргизской, узбекской, хотя конкурс показывает, что очень много талантливых людей здесь присутствует. Конкурс молодой, еще не успел набрать обороты, здесь нет нескольких людей, которых бы я хотела видеть, но мастера собрались очень хорошие.

Вот только лидера ремесленного движения Казахстана удивило то, что некоторые ювелиры довольно легкомысленно отнеслись к подбору конкурсных работ.

– Я провожу конкурс "Шебер", на котором победитель оставляет в фонде свои работы. Здесь они ничего не теряют. Но зачастую работы, которые они здесь продают, сильнее, чем те, что подали на конкурс. Думаю, иногда это происходит из-за легкого пренебрежения к конкурсу – ощущения, что он настолько мэтр, что любая его вещь уже достойна всяческих похвал.

По словам организаторов, обсуждение ювелирных изделий шло два дня и закончилось перед самым началом церемонии награждения. Гран-при и двести тысяч обещанных тенге не дали никому. Сказали, что так даже лучше – будет стимул стремиться к совершенству, намекнув таким образом, что не нашли идеальную работу. Некоторые известные ювелиры, номинанты различных отечественных и зарубежных конкурсов, получили лишь вторые – третьи места. Такую принципиальную позицию к отбору призеров организаторы конкурса избрали преднамеренно, чтобы повысить престиж мероприятия и подстегнуть всех казахстанских ювелиров бороться в нем за звание лучшего. Впрочем, все деньги призового фонда, пятьсот тысяч тенге, все равно раздали призерам, но частями. Первые места и сорок тысяч тенге были присуждены только в двух номинациях из шести. "Авторское художественное оружие" – Сергей ТАСКИН за комплект охотничьих ножей из дамасской стали "Дедушкин сундук", изделие было намеренно состарено, чтобы добиться эффекта повседневного использования в быту. А карагандинский ювелир Илья КАЗАКОВ, известный своими оригинальными работами в национальном казахском стиле с космическими сюжетами, был признан абсолютным лидером. Специально для конкурса он изготовил комплект о ремеслах – громоздкую подвеску, серьги и кольцо из дерева и серебра. На них маленькие скрученные из металла в пружинку человечки добывали руду, качались на качелях, изображали женское и мужское начало в ремеслах.

Были в организации конкурса и неприятный момент: некоторым мастерам пришлось отказаться от участия в нем не по своей воле.

– Мы приглашали абсолютно всех, затратили на это очень много усилий, сделали рассылки, но сталкивались с тем, что хозяева каких-то мастерских запрещали своим работникам участвовать, выставлять свои авторские работы, – недоумевает организатор конкурса и директор центра поддержки мастеров декоративно-прикладного творчества Наталья ВШИВЦЕВА.

Алена ПАНКОВА, Караганда

[X]