Опубликовано: 2449

Легендарный игрок

Легендарный игрок

Он не был в Алматы почти два десятилетия. И вот в этом году легендарный Валерий Бочков выбрался в город, где стал звездой советского и мирового хоккея с мячом.

В историю казахстанского хоккея с мячом Валерий Бочков навсегда вошел как один из самых его ярких и звездных солистов. В алма­атинском “Динамо” он выиграл звание чемпиона Союза и Кубок европейских чемпионов. Из “Динамо” попал в сборную СССР, с которой пять раз становился чемпионом мира. На протяжении более десятка лет – он в числе сильнейших мастеров хоккея с мячом (чемпионаты мира проводились тогда раз в два года).

– В Алма­Ату я впервые приехал в 17­летнем возрасте с еще шестью такими же молодыми ребятами из Краснотурьинска, – рассказывает Валерий Бочков. – Точно помню даже дату нашего приезда – 26 июня 1964 года. В Алма­Ату нас позвал только принявший “Динамо” Эдуард Фердинандович Айрих, которого я знал с десяти лет и которого считаю своим вторым отцом. В свое время он основал в Краснотурьинске при алюминиевом заводе футбольную школу, в которой сам вел четыре возрастные группы. Но в городе, учитывая климатические условия, большей популярностью пользовался хоккей с мячом. Им­то мы зимой и занимались. В Алма­Ате также параллельно с хоккеем играли в футбол. К примеру, другого краснотурьинца Бориса Чехлыстова привлекали к матчам за “Кайрат”. Я сам один год отыграл за АДК.

– Вы, можно сказать, стояли у истоков развития хоккея с мячом в Алма­Ате...

– Нет, хоккей с мячом появился в Казахстане раньше. Сначала в Алма­Ате базировалась команда “Буревестник”, которую впоследствии взяло под свою опеку МВД республики. Так и возникло “Динамо”. Другое дело, что с приходом Эдуарда Айриха команда совершила прорыв на всесоюзную арену. Шутка ли, с 1966 года в течение почти пятнадцати лет “Динамо” не опускалось в чемпионате СССР ниже четвертого места!

– !

– Как проходило становление знаменитого “Динамо”?– Вслед за молодежью Эдуард Айрих в 1965 году пригласил в команду ряд опытных хоккеистов. К примеру, Юрий Варзин к тому времени был двукратным чемпионом мира, Валентин Семенов – неоднократным призером чемпионатов СССР. Для приглашенных мастеров нужно было создать соответствующие условия, и все это было сделано. Эдуард Фердинандович проводил очень грамотную селекционную политику. Стоило кому­либо из ветеранов завершить выступления, как на его месте появлялся новый хоккеист, по классу ему не уступавший. Команда формировалась на основе тех традиций, что были заложены нашими предшественниками. Мы же эти традиции бережно сохраняли, вписывали в современные условия и передавали следующему поколению игроков.

– Можно сказать, что та команда 60–70­х годов была идеальной?

– Ничего в мире идеальным не бывает, но та команда была к этому близка. Как по мастерству хоккеистов, так и по человеческим и игровым взаимоотношениям внутри коллектива. В создании такого коллектива заслуга прежде всего Эдуарда Фердинандовича Айриха – прекрасного организатора, психолога и тренера.

– Наверное, горько было узнать, что такой команды, как “Динамо” (Алма­Ата), больше не существует?

– Не то слово. Я в 1993 году, когда “Динамо” снялось с чемпионата России, работал в Федерации хоккея с мячом. Сначала как­то не осознал произошедшее, а потом сердце защемило. Я с московским “Динамо” оказывался в схожей ситуации, когда нас поставили перед фактом, что средств на финансирование команды нет. И мы крутились как могли, но клуб от расформирования спасли. И я думаю, неужели в Казахстане не нашлось группы людей, чтобы сохранить в Алма­Ате команду с такими богатейшими традициями?

– Алма­атинское “Динамо” осталось ли вашей родной командой?

– Конечно, хотя я поиграл и в московском “Динамо”, и в красногорском “Зорком”. С алма­атинской командой я впервые выиграл чемпионат СССР, Кубок европейских чемпионов, в ней дорос до сборной и впервые стал чемпионом мира.

– Сезон 1976/77, когда “Динамо” мощно выстрелило и на всесоюзной, и на европейской арене, стал самым памятным в вашей игровой карьере?

– Несомненно. В полуфинале Кубка чемпионов мы встретились со шведами. С ними мы сыграли вничью на выезде (2:2), а на “Медеу” разгромили со счетом 9:3. В финале нам противостояли финны. Их мы победили дважды, но если дома успех дался относительно легко, то на своем льду финны упирались. До тех пор, пока Женька Агуреев не долбанул со штрафного и не переломил ход матча. После той игры прямо на стадионе нам вручили Кубок чемпионов. Все произошло очень быстро и без помпы – холодно было.

– Зато дома, в Казахстане, наверное, встречали как героев?

– Не сказал бы. Празднование того же чемпионства прошло скромно, в точном соответствии с тем временем, в котором мы жили. Золотые медали чемпионов СССР нам вручили на Центральном стадионе Алма­Аты, мы совершили круг почета, после чего был небольшой банкетик – и все. Получили премию в 250 рублей от всесоюзного спортивного общества “Динамо”, еще немного местные власти добавили.

– Но болельщики­то вас на руках носили!

– Это правда. Любили они алма­атинское “Динамо”! На игры собирались полные трибуны. Знаю, что многие с предприятий убегали. Мы ведь не вечером играли, а днем, иногда даже по утрам, часов в 10–11. Например, завод имени Кирова присутствовал чуть ли не всем коллективом. Мы приезжали на “Динамо” где­то за час до игры, а половина трибун уже была заполнена. Люди знали, что, если немного припозднишься, лучшие места будут заняты. И как, скажи, при такой поддержке мы могли играть плохо?! Лучшие клубы Советского Союза – московское “Динамо”, свердловский СКА, чуть позже красноярский “Енисей” – побаивались приезжать в Алма­Ату.

– Поражения на своем льду все равно были…

– Но болельщики к этим неудачам относились с пониманием и прощали их нам. Одним из самых неудобных соперников был для нас “Литейщик” из Караганды. В его составе играли несколько бывших динамовцев, тот же Варзин. Приедут они к нам, то обыграют, то ничейку сгоняют. И дело тут не в нашей недооценке соперника. Просто так складывалось…

– Эдуард Айрих вел динамовскую команду не только в хоккее с мячом, но и в хоккее на траве…

– А мы и на траве играли. Причем тем же составом, что и на льду. Это продолжалось семь лет. Все это время Эдуард Фердинандович постепенно привлекал в команду игроков с прицелом именно на хоккей на траве. В результате возникло “травяное” “Динамо”, громившее всех и вся в Союзе и в Европе.

– Звание заслуженного мастера спорта Советского Союза вы получили за какой по счету титул чемпиона мира?

– За первый, который завоевал в 1973 году в Москве. Золотых медалей могло быть и больше, но в 1981 году мы очень обидно уступили первое место шведам. То поражение осталось в моей душе незаживающей раной. Некоторые, скажем так, “научные дятлы” посоветовали изменить традиционное расписание и поставить первой для нас игру со шведами. Они посчитали, что скандинавы из­за смены часовых поясов (а разница во времени между Хабаровском и Швецией составляет девять часов) расклеятся. А шведы, как оказалось, неделю готовились к турниру по хабаровскому времени. К тому же вокруг сборной СССР была создана слишком праздничная атмосфера: мы посещали разные предприятия, где нас представляли уже чуть ли не будущими чемпионами мира…

Первый матч шведам мы проиграли – 1:6. Мы допускали нелепые ошибки, в наши ворота влетали курьезные мячи. Но впереди была еще одна игра со шведами (чемпионат мира проводился в два круга). В ней нам надо было ликвидировать дефицит в пять мячей. Уже к 13­й минуте мы вели – 2:0 плюс еще не использовали три верных момента. Забей мы тогда, шведы бы сломались, они по природе своей “трясунчики”. Но не получилось. Мы выиграли только 3:1.

– К тому времени вы уже ушли из алма­атинского “Динамо”, где, по вашим же словам, все шло замечательно…

– В какой­то момент почувствовал, что нужно уходить. Поставил в известность руководство команды. Меня стали таскать в МВД, КГБ, но я своего решения не поменял. Первые три года в Красногорске мучила ностальгия. Помню первую свою игру против алма­атинского “Динамо”. Стою на льду, а напротив меня ребята в родной форме: стало сразу как­то неуютно. Весь матч отыграл на автомате. Запомнился и мой последний визит в Алма­Ату уже в составе московского “Динамо”. Выхожу из подтрибунного помещения, болельщики шумят. И вдруг – тишина. Оглянулся, Эдуард Фердинандович следом идет. Болельщики затаились, ждут, что будет. Мы подошли друг другу, пожали руки, обнялись, трибуны сразу одобрительно зашумели.

– Чем сейчас занимаетесь?

– После завершения игровой карьеры перешел на тренерскую работу. В настоящий момент работаю завучем в детской спортивной школе красногорского “Зоркого”, играю за ветеранов. Очень счастлив снова оказаться в Алма­Ате, увидеть друзей. Ведь самые светлые моменты моей жизни связаны с этим городом.

Сергей РАЙЛЯН

[X]