Опубликовано: 1800

Лариса Зейц: Просила Андрея завязать с велоспортом

Лариса Зейц: Просила Андрея  завязать с велоспортом

Как выйти замуж за велосипедиста, не испытывая любви к велосипеду?

Как познакомиться и влюбиться в человека из соцсетей? Как жить в стране и не иметь возможности объясниться с кассиром в супермаркете? Пока Андрей Зейц гоняет на “Тур де Франс”, его жена Лариса дала откровенное интервью “КАРАВАНУ”.

Думала, поседею

– Я внимательно слежу за гонками, в которых участвует Андрей, и за нынешним “Тур де Франс” в том числе, – рассказывает Лариса ЗЕЙЦ. – Пока досмотрела вчерашний этап (разговор состоялся 10 июля. – Прим. ред.), думала, что поседею, – столько было падений. Очень переживала, чтобы все наши доехали без травм. Для Андрея это только второй “Тур де Франс”. Его гонки – “Джиро д`Италия” и “Вуэльта”. Лично мне больше нравится “Джиро”, с удовольствием ее смотрю.

– Даже если внимательно смотреть телетрансляции, то Андрея увидишь нечасто. Да и финиширует он далеко не в первых рядах…

– Да, это так. Но у мужа другие задачи: он работает на команду и ее капитана. Оттого и мелькает на экране не так часто, как хотелось бы. Не понимаю тех, кто говорит про Андрея и других ребят из команды, занимающих невысокие места, что их не видно и результатов у них нет. Такие “специалисты” просто не знают всей специфики велоспорта.

– У Андрея амбиции наверняка не ограничиваются ролью грегари?

– Он уже не первый год в “Астане” и привык выполнять работу, которая помогает команде и капитану побеждать. Конечно, где-то он хочет проявить себя. Такой шанс выпадает в классических однодневках или недельных гонках.

– В семье много говорите о велоспорте?

– Эту тему затрагиваем часто. Можно сказать, что велоспорт – это член нашей семьи. Круглые сутки говорим про определенные гонки, обсуждаем тренировки. При этом я, конечно, смотрю на настроение Андрея. Если оно не очень хорошее, то стараюсь молчать. В эти моменты его лучше не трогать.

Велосипед – сущая каторга

– На каком этапе вашего знакомства вы, не будучи профессионалом в области велоспорта, стали в нем разбираться?

– Мой папа всегда смотрел велогонки, а я их не любила, не видела в них ничего интересного. Ну едет толпа мужиков. И что? Поэтому как-то с детства появилась неприязнь к велосипеду. Кататься-то я умею, но для меня это сущая каторга. Андрей, конечно, часто предлагает мне сесть на велосипед. Но это не мое. Прошло довольно много времени, прежде чем я начала что-то советовать ему. Даже не советовать, а поддерживать: муж легко обойдется и без моих советов.

– На какие-то гонки приезжаете?
– Только, если они проходят в Казахстане. Сейчас и на них не бываю, поскольку мы переехали во Францию.

Замужем или нет?

– Андрей давно тренируется в Европе. Как часто ему удавалось прилетать в Павлодар?

– Мне казалось, что он вообще не бывал дома. Я ему говорила, что никак не пойму: замужем я или нет? Как можно отсутствовать вне семьи по два-три месяца, а то и по полгода? Андрей приезжал домой буквально на две недельки в июне, когда проходил чемпионат Казахстана, а потом уже осенью, после завершения сезона, на месяц-полтора. Тогда я не понимала его работу. Конечно, были споры, скандалы, слезы. В какой-то момент я даже просила его завязать с велоспортом. Сейчас, конечно, отношусь к этому проще. Да и когда дом стал в Европе, Андрей появляется не так редко. Это уже хорошо. Дети по нему очень скучают, ждут, и для меня важно, чтобы он чаще был рядом с ними.

– Вы общаетесь с женами других гонщиков “Астаны”?

– Нет. Кроме Елены Луценко. Она – единственная, с кем я поддерживаю давние близкие отношения. С другими веложенами просто здороваемся при встрече. Не больше.

Знакомство в соцсетях

– Вы наверняка тоже занимались спортом? Иначе как еще можно познакомиться со спортсменом?

– Мы с Андреем учились в одном классе спортинтерната в Павлодаре. Я тогда занималась волейболом. Он пришел в девятом классе, но я видела его только при поступлении. Потом Андрей надолго уехал на сборы и соревнования в Европу и появлялся только эпизодами, сдавая зачеты и экзамены. После того как я ушла учиться в колледж, мы больше не виделись. Отношения же завязались через соцсети. Андрей увидел знакомую фамилию (девичья фамилия Ларисы – Брацунова. – Прим. ред.) и решил мне написать. Так мы потихоньку начали общаться. Потом он на неделю прилетел из Италии. Мы встретились и до сих пор не расстаемся.

– В отличие от того времени сегодня Андрей редко появляется в соцсетях…

– Да, он не любитель в них сидеть. Так что писать ему туда бесполезно.

– Кто он по натуре?

– Наполовину реалист, наполовину прагматик, но точно не романтик, как бы мне этого ни хотелось. Он слишком серьезный, но я к этому привыкла.

Неизвестная фамилия

– Павлодар – город небольшой. Фамилия Зейц, наверное, многим хорошо знакома?

– Я бы так не сказала. Ни разу не было такого, чтобы где-нибудь мне сказали, что слышали нашу фамилию. Думаю, она знакома только тем, кто следит за велоспортом или имеет к нему какое-то отношение. Был эпизод, когда Андрея в аэропорту узнал мужчина. Да и то он сам вращался в сфере спорта и имел понятие о велосипеде. Остальным же фамилия ни о чем не говорит.

– Чем занимаются ваши дети: шестилетняя Дарья и четырехлетний Ян?

– Пока жили в Казахстане, дочка ходила на художественную гимнастику. В Европе же ее привлекло цирковое искусство, связанное с акробатикой. Яна пока не во все секции могут взять. Сам он хочет заниматься футболом. Считает его спортом для мальчиков.

– Дарье скоро в школу?

– Она уже окончила первый класс французской школы. С языком поначалу, конечно, были большие сложности: она не говорила и ничего не понимала по-французски. Но к концу учебного года ее, что называется, прорвало. Сейчас, пока мы в Павлодаре, Дарья занимается с репетитором, чтобы не забыть язык. У меня процесс идет не так быстро.

Дочь – переводчица

– Дочь, наверное, выступает у вас переводчицей?

– Я смеюсь, что скоро она будет везде ходить со мной: и документы подавать, и в школу к директору. Сейчас Дарья переводит мне надписи в супермаркетах и то, что говорят на кассе. От природы она девочка стеснительная. При нас она молчит. Но один на один со своим педагогом общается исключительно по-французски, рот не закрывается.

– В кого она такая стеснительная?

– В Андрея. Он сам это признает. Когда мы только познакомились, Андрей был скованным и напряженным до жути, лишнего слова не скажет. Но с возрастом стал меняться.

Шок от павлодарских цен

– Вы постепенно привыкаете к жизни во Франции. Можете сравнить ее с нашей по любому параметру? Например, по стоимости товаров в магазинах…

– Когда я только приехала в Европу, то все цены переводила в тенге и ужасалась дороговизне. Андрей меня убеждал не делать этого: во Франции и уровень жизни другой, и зарплаты. Сейчас приехала к родным в Павлодар и от местных цен просто в шоке! Хожу по магазинам и поражаюсь. Слов нет, насколько все здесь дорого.

Фото из архива семьи Зейц

КОММЕНТАРИИ

[X]